ЛитМир - Электронная Библиотека

Он осторожно выбрался из машины и полез под кузов. Ничего не найдя там, заглянул под сиденье. Заметил желтый провод, который там не должен был находиться.

Тоцци осторожно отошел от машины и замер на месте, прикидывая, как ему сейчас поступить. Позвать полицейских, чтобы они осмотрели машину, – но тогда он ее лишится. Хуже того, по номеру они определят, что «ниссан» принадлежит его двоюродному брату, и Бюро моментально вычислит, кто им пользуется. Проверят жильцов дома и выйдут на Джоанну Варга. Так дело не пойдет.

Но и бросить здесь машину он тоже не мог. Через пару дней здешний управляющий вызовет дорожную полицию, какой-нибудь идиот сядет за руль – и его разнесет в клочья. Нет, оставить ее здесь тоже нельзя.

Дерьмо какое. Оставалось только одно решение, которое едва ли можно было считать удачным.

Тоцци отошел еще на несколько шагов – к забору, которым была обнесена стоянка, и подобрал с земли какую-то железяку. Он подержал ее в руке, прикидывая на вес, и тут вспомнил о старике, который по-прежнему на него пялился.

– Что ты глазеешь, старый пердун? Пошел на фиг отсюда! – заорал на него Тоцци.

Старик оцепенел от неожиданности.

– Я говорю, убирайся в комнату! Занимайся своим собачьим делом!

Старик пробормотал что-то невнятное.

– Ладно, ублюдок, – сказал Тоцци и помахал старику рукой, перехватив ее на сгибе другой, что заставило соглядатая в ярости отпрянуть с балкона в глубь своей квартиры. Оттуда донеслись крики о том, что он звонит в полицию.

– Давай-давай, – пробурчал Тоцци, целясь железякой в собственную машину.

Несколько раз примерившись, он пустил ее, как подкову.

Железяка влетела в открытую дверцу, чуть задев ее, ударилась о руль и упала на сиденье водителя. Сила этого удара была вполне достаточна, для того чтобы сработал механизм бомбы, на полицейском жаргоне именуемой «сломанной половицей». Тоцци уже лежал на асфальте, прижавшись к нему лицом и закрыв голову обеими руками. И все равно у него едва не лопнули барабанные перепонки. Когда он поднял глаза, роскошный «ниссан» его кузена Бобби уже напоминал доменную печь: пламя вырывалось из окон и пожирало то, что еще осталось от крыши автомобиля.

Дерьмо какое. Бобби страшно расстроится.

Тоцци поднялся на ноги, привел в порядок одежду и быстрым шагом пошел прочь. Идти, идти быстрым шагом, а не бежать – вот что главное. Идти. Но быстро.

На мгновение остановившись, он бросил взгляд на догорающую машину. Что ж, Бобби, именно для таких случаев Господь Бог и изобрел страховку.

* * *

Когда зазвонил телефон, Гиббонс только что надкусил бутерброд. Он заложил пальцем книгу, которую читал, и, жуя, задумался. Книга была научным трудом о влиянии, которое варвары-тевтоны сумели оказать на своих покорителей, римлян. О том, как варварские обычаи и нравы просочились в империю и, по сути дела, извратили порядки в ней, несмотря на все усилия римлян воспрепятствовать этому. Гиббонс находил здесь немало параллелей с сегодняшним днем.

Телефон продолжал звонить. Гиббонс сел на диван и потянулся к трубке. При этом он выронил книгу и потерял место, на котором остановился.

– Алло, – произнес он, все еще дожевывая.

– Это я.

Гиббонс узнал голос Тоцци, хотя звучал тот сдавленно, словно Тоцци говорил с морского дна, да еще на фоне оживленного уличного движения.

– В чем дело?

– Сегодня утром меня пытались убить.

Гиббонс еще раз надкусил бутерброд.

– Не валяй дурака!

– Бомба под сиденьем машины.

– Тебя ранило?

– Нет, но могут быть проблемы.

Гиббонс проглотил кусок бутерброда.

– Какого рода проблемы?

– Машина может вывести на меня. Она принадлежит моему двоюродному брату. Он сейчас в Сан-Диего в деловой поездке и не вернется еще пару недель. Но если обломки укажут на меня, это чудовищно усложнит всю ситуацию. Эй, послушай, твой телефон часом не на крючке?

– Надеюсь, что нет.

– Ладно, слушай. Фамилия моего двоюродного брата не Тоцци, а Бенедетто, так что на меня она выводит не сразу. Вдобавок это произошло в Джерси, в Морристауне, поэтому, даже если за дело возьмется Бюро, это заботы конторы в Ньюарке, а не нашей.

«Нашей» – Гиббонс опять обратил на это внимание.

– Мне опять начинает казаться, будто ты параноик. Даже если в нью-йоркской конторе узнают об этой истории, каким образом они через эти обломки выйдут на тебя?

– Меня беспокоит не это. Машина была запаркована перед домом Джоанны Варга. Проверив жильцов дома, они выйдут на бывшую жену Ричи Варги. А такую зацепку я им давать не хочу.

– Не понял.

– Да и я не понял. Еще не разобрался.

– Думаешь, она тебя подставила?

– Не знаю. Нет, не думаю. Мы с ней простояли у машины минут двадцать, а то и все полчаса.

– И чем же вы занимались?

– Попробуй дать волю воображению.

Гиббонс опять поднес бутерброд ко рту.

– А ты так ничему и не научился. Ей нельзя доверять, понял?

– Если бы она решила меня подставить, она бы не торчала столько времени поблизости.

– Ей нельзя доверять, – повторил Гиббонс. – Вспомни только, кто она такая и откуда взялась.

– Да знаю, знаю... Она кажется законопослушной, но кто возьмется сказать наверняка? Мне просто необходимо какое-то время поводить ее на веревочке. Мне кажется, она может вывести меня на Варгу.

Гиббонс мрачно слушал, как Тоцци пытался строить из себя крутого парня. Он прекрасно понимал, что Тоцци успел трахнуть эту сучку и ему вдобавок понравилось. Он уже нюни распустил, тупой козел.

– Послушай-ка, – сказал Тоцци, – я пытаюсь разобраться во всем этом. Меня смущает сама по себе последовательность событий. Во-первых, Варга сдает тестя и поставляет нам информацию, достаточную для того, чтобы упечь Мистретту, Джиовинаццо и Луккарелли в окружную тюрьму. Потом история с Ландо, Блэни и Новиком. Затем Варга предстает перед Большим жюри и упекает всех троих крестных отцов уже окончательно. Организованной преступности в Нью-Йорке в силу всего этого вроде бы нанесен сокрушительный удар, но она ничуть не идет на убыль. Скорее даже наоборот. И сейчас мне хотелось бы понять, кто снабжает всех этих якобы независимых мелких дилеров наличными. Все они сейчас расширили свои операции – так откуда у них взялись на это деньги? Они все не так давно в наркобизнесе, чтобы самим скопить нужную сумму. Парни вроде Винни Кламса. Как ему удалось подняться так высоко и стремительно?

– Сдаюсь. Ну и как же ему это удалось?

– Мне кажется, появился новый крестный отец. Кто-то нам неизвестный, очень умный и хитрый, работающий на заднем плане. Может быть, весь этот бардак, что творится нынче на улицах, вовсе не бардак, а независимые толкачи на самом деле вовсе не независимые. Может быть, возникло новое семейство – и весьма могущественное, – захватившее монополию во всем Нью-Йорке. Теперь, когда Мистретта, Джиовинаццо и Луккарелли выведены из игры.

– Это интересная теория, – сказал Гиббонс. – И кому, как думаешь, ты в состоянии ее продать?

– Об этом говорить еще слишком рано. Сейчас главное для нас – найти тухлое яичко в самом Бюро. У меня такое ощущение, что стоит нам найти его, как все встанет на свои места. Включая и ответ на то, кто убил Ландо, Блэни и Новика.

– Ну а чего ты ждешь сейчас от меня?

Гиббонс взял огрызок карандаша и огляделся по сторонам в поисках какого-нибудь клочка бумаги. Он порылся в стопке книг, чтением которых он еще недавно собирался заниматься весь остаток дней. Чистого листка нигде не было. Плевать на это, запомню. Да и о чем еще сейчас можно думать?

– Проверь досье на Варгу. Выясни, с кем он имел дело в ходе судебных процессов. Мне нужны все имена. Агенты ФБР, прокуроры, следователи – буквально все. Поищи чего-нибудь необычного. Кроме того, попытайся составить список всех агентов, работавших на нелегальном положении в мафиозных семействах за последние пять-шесть лет. Не исключено, что наше тухлое яичко протухло, как раз когда его внедрили в мафию.

17
{"b":"4813","o":1}