ЛитМир - Электронная Библиотека

– А тебе наплевать на то, что он может сделать со мной? Наплевать на то, что он хочет меня убить?

Она повернулась в кресле и сделала глубокую затяжку. Лицо ее выделялось на фоне высокой спинки кожаного кресла. Непонятно почему Тоцци вдруг пришла на ум физиономия Альфреда Хичкока в заставке старинного телешоу.

На столе у нее зазвонил телефон – скорее защебетал, чем зазвонил. Раздалось пять звонков, прежде чем она решила взять трубку.

– Да?

Ее голос звучал устало. Слушая своего собеседника, она по-прежнему сидела в профиль к Тоцци. С кем же она говорила?

– Хорошо. Соедините нас. Привет, Дэйл! Как дела?

Внезапно с ней произошла разительная перемена. Она превратилась в миссис Варга, вице-президента компании. Ее тон не был дружественным или недружественным. Он был выдержан в духе деловой сердечности. Или сердечной деловитости. Подчеркнутое внимание, интерес, но отсутствие истинной теплоты.

– Да. Хорошо. Мы можем закодировать вашу информацию любым удобным для вас способом и, разумеется, как мы и договаривались, перегруппировать ее, как вам нужно.

Тоцци полуразлегся на диване, перекинув ноги через его спинку. Лежать ему было удобно, некуда было только приткнуть голову. Он подложил под нее руку и слипающимися глазами принялся следить за разговаривающей по телефону Джоанной.

– Мы предлагаем базовую больничную программу, которая превосходно зарекомендовала себя на практике. Истории болезни разбиты на тематические блоки, так что специалисты разного профиля могут получать доступ к соответствующим их профилю узлам. Ответственные сотрудники обладают паролем, открывающим по надобности доступ ко всей информации. Счета за лечение и прочие финансовые данные могут по вашему желанию быть включены в программу или проходить отдельно от медицинских показателей. Однако, мне кажется, я говорила вам, что общая стоимость программы существенно снижается, если вы сводите медицинскую и финансовую информацию воедино.

Тоцци понял, что она предлагает дополнительную программу больнице, уже прибегнувшей к услугам компании «Дэйтарич». На него произвел впечатление ее подход к делу. Она не навязывала свой товар, но рекомендовала его наилучшим образом. Ему было известно, как это делается. Она изложила все так логично и так беспристрастно, что человек на другом конце провода почувствует себя полным идиотом, если не приобретет у нее дополнительную программу. Именно к этому методу прибегали умные сыщики, чтобы заставить пойманного с поличным преступника дать показания на своих сообщников. Излагали ему холодно и спокойно всю ситуацию. Объясняли преступнику, что его ждет, если он пойдет на сотрудничество с полицией, и что – если он откажется. Изложите ему всю информацию, которая работает на вас. Сделайте это легко и мягко, как офтальмолог, подбирающий слабовидящему нужные очки. Заставьте его самого решать, что для него будет лучше. И если вам удастся провернуть все это ночью после захвата или с утра, пока в дело не вмешался адвокат, девять шансов из десяти за то, что преступник сделает нужный вам выбор и вы преспокойно успеете выжать его досуха.

– Вам также известно, – продолжила Джоанна, – что каждые шесть месяцев мы присылаем специалиста, проверяющего работу системы: это входит в первоначальную плату. Специалист проверяет систему на предмет возможных погрешностей, сбоев, случайных ошибок и утечки информации. Если обнаруженные специалистом недостатки окажутся достаточно серьезными, мы или исправим ситуацию, или внесем изменения в базовую программу, дополнительно приспосабливая ее к вашим конкретным условиям.

Тоцци закрыл глаза. Поспать бы минут десять. Это было бы просто здорово.

– Великолепно, – сказала Джоанна по телефону. – Убеждена в том, что, пойдя на покупку всего пакета, вы не пожалеете. Нашего системного аналитика, занимающегося медицинскими проблемами, зовут Алан Лури. Сегодня же я попрошу его связаться с вами, чтобы вы подробно объяснили ему, что вам нужно, договорились, какое стандартное программное обеспечение включить в пакет, и подобрали технику применительно к вашим нуждам. Договорились?.. Вот и чудесно. Если у вас возникнут вопросы, звоните. Я непременно поговорю с вами, Дэйл. Ладно. Всего доброго.

Джоанна развернулась в кресле, чтобы оказаться лицом к телефонному аппарату. Она положила трубку, затем набрала четырехзначный номер.

– Алан? Это Джоанна. Медицинский центр «Царство покоя» наконец-то дозрел. Покупают весь пакет программ.

В ее голосе слышалось торжество. Но совсем немного. Не больше, чем имеет право себе позволить деловая женщина, подумал Тоцци.

– Вице-президента, который всем этим занимается, зовут Дэйл Макинти. Я сказала ему, что ты позвонишь сегодня и начнешь заниматься его делом вплотную. Веди его за руку и все время внушай ему уверенность в правильно сделанном выборе. Мне кажется, цена его все еще несколько беспокоит. Ну да ты сам знаешь, как себя вести.

Минуту она прислушивалась к тому, что говорил собеседник а затем, откинув голову, рассмеялась. Она походила сейчас на девицу из телерекламы компании «Белл телефон», прозвонившуюся наконец на деревню дедушке. Ее «служебный» смех был столь же искренним, как рекламный.

– Что верно, то верно, – сказала она, внезапно погасив приступ веселья. – Зайди ко мне после встречи с ним.

Она повесила трубку и откинулась в кресле. На лице у нее была довольная улыбка. Казалось, она и не замечает того, что Тоцци разлегся на диване у нее в кабинете и вот-вот заснет.

– Крупная сделка? – поинтересовался он.

– Очень крупная.

Сейчас она уже не выглядела такой сердитой. Должно быть, на кон в этой сделке и впрямь было поставлено многое. Да и комиссионные ей наверняка причитались недурные.

– Думаю, мне лучше уйти, – сказал Тоцци.

Но он не сдвинулся с места. Здесь ему было слишком уютно. Она встала и, обойдя стол, подошла к дивану. Садясь на краешек, куда он протянул ноги, она задела 9-миллиметровую «беретту», укрепленную у него пониже колена.

– У тебя действительно неприятности с Ричи?

– Не с ним одним.

– Если ты растолкуешь мне, в чем дело, я сделаю все, что в моих силах.

Сейчас в ее голосе слышалась подлинная тревога. Ничего общего с голосом женщины, только что разговаривавшей по телефону в его присутствии.

– Я специальный агент ФБР, – сказал Тоцци. – Вернее, был таковым. Мою независимую активность Бюро не санкционировало.

Джоанна кивнула.

– Что-то в таком роде я и предчувствовала, – пробормотала она. – Но почему? Почему ты преследуешь Ричи? И почему решил заняться этим в одиночку?

– Это длинная история. Если говорить начистоту, то Ричи – ублюдок. Бюро не всегда распознает ублюдков сразу же. А иногда нарочно старается их не замечать. Моя беда в том, что я-то все вижу. И ничего не могу с собой поделать.

– Что я могу сделать, чтобы помочь тебе?

Он покачал головой.

– Собственно говоря, ничего. Мне просто необходимо быть уверенным в том, что ты ждешь меня здесь, это вроде как сетка для воздушного гимнаста, знаешь ли. Я балансирую над пропастью. Мне необходимо знать, что мне будет куда упасть, если я сорвусь.

Она нежно провела ему по щеке тыльной стороной ладони. Ему показалось, что она сделала это непроизвольно.

– Тебе нужна квартира? Ты мог бы поехать ко мне. Он на секунду задумался: и вдруг переменил решение.

– Нет. Это будет слишком рискованно для нас обоих. Не сомневаюсь, что Ричи известно, где ты живешь.

– А ты думаешь, он знает о нас?

– Ничто не исключено.

Она сочувственно улыбнулась.

– Ну он же не Господь Бог. Он не может знать обо всем на свете.

Тоцци поглядел ей прямо в глаза. Он высвободил руку из-под головы и притянул Джоанну к себе, принялся покрывать ее нежными поцелуями. Ее волосы рассыпались у него по лицу, закрывая его, как шатер. Его язык проник ей в рот, и она забыла о том, где находится, дав волю собственным чувствам. Ему не хотелось ее отпускать. Под ее разметавшимися волосами ему было так тепло, так спокойно и хорошо, он чувствовал себя в такой безопасности. Ему начало казаться, будто им с Гиббон-сом, возможно, удастся все-таки взять верх в этом деле. Ему сейчас было хорошо, он чувствовал, что все сделал правильно, и испытывал теплое чувство к Джоанне. Ему было сейчас куда лучше, чем прошлой ночью, когда он захлопнул за собой дверь тетушкиной квартиры, пропахшей нафталином и мятным печеньем, квартиры, стены которой были увешаны фотографиями людей, которых он знал куда лучше, чем эту молодую особу. Прошлой ночью ему было совсем паршиво. Но сейчас ему начало казаться, будто все вновь сможет пойти на лад.

41
{"b":"4813","o":1}