ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ж, если это послужит вам утешением, я проинструктировал парней оставить вас на какое-то время в покое. Мы вам ничего не сделаем до тех пор, пока не найдем вашего дружка Тоцци. А к тому времени я постараюсь уже решить, кому из вас умирать первому, а кому для начала полюбоваться гибелью друга. Хотя, вполне возможно, я придумаю что-нибудь, чтобы вы умирали одновременно, наблюдая друг за другом. – Он допил свой кофе. – Еще увидимся, Берт.

Гиббонс прислушался к удаляющимся по длинному помещению гулким шагам Кинни. Он ненавидел этого ублюдка сильнее, чем ненавидел когда-нибудь кого бы то ни было за всю свою жизнь.

Глава 31

Тоцци стоял в густых кустах, его ноги утопали в мягкой почве, спиной он прислонился к каменной ограде. Отсюда ему был виден весь дом. Крисси смотрела телевизор на первом этаже. Другие дети, должно быть, уже спали, было около одиннадцати. Миссис Кинни наверху хлопотала в спальне, расхаживая по ней в купальном халате. Кинни сидел за письменным столом у себя в кабинете. Последние полчаса он разговаривал по телефону.

Пробираясь сюда вдоль ограды, Тоцци оцарапался о какую-то ветку, и щеку сейчас саднило. В тот момент он не обратил на это внимания, потому что опасался главным образом встречи с собаками. Газон в этой части двора был ровным, и к задней стене дома лепилась собачья конура. Он боялся, что поганый пес примется лаять и переполошит всю округу. Но, к счастью, пса, должно быть, забрали в дом, потому что Тоцци пересек двор без осложнений. Он решил, что сможет незамеченным пробраться к дому Кинни только задними дворами. Собственно говоря, он даже не стал предварительно осматривать улицу. Он был уверен, что в машине неподалеку от входа сидит, поджидая его, пара-тройка боевиков Варги. Пускаясь на нынешнюю авантюру, он исходил из того, что ни на заднем дворе, ни в самом доме засады не будет. Если бы Кинни позвал бойцов в дом, то ему пришлось бы многое объяснять жене. Бюро категорически не рекомендовало своим сотрудникам смешивать служебные дела с личными, и миссис Кинни наверняка знала об этом, а если все боевики Варги выглядят как два жалких мерзавца, которых Тоцци мельком увидел сегодня утром, то Кинни весьма непросто убедить жену в том, что это его коллеги из ФБР.

Наблюдая за телефонными переговорами Кинни, Тоцци подумал, что значительная часть их наверняка связана с его собственной персоной. Должно быть, скликает побольше добрых молодцев, чтобы те поскорей отыскали «второго».

Тоцци устал. Он тревожился за Гиббонса. Ему страшно хотелось прямо сейчас всадить пулю между глаз Кинни. Всю ночь и весь день он провел, обдумывая, сложившуюся ситуацию и свои возможные действия в надежде перехитрить этого сукиного сына во что бы то ни стало, а сейчас ему все надоело, и он устал от непрерывных размышлений.

Позади остались чудовищные двадцать четыре часа. После того как в квартиру Гиббонса прибыла пицца, Тоцци не мешкая убрался оттуда. Он понимал, что за ним, возможно, следят, но у него сложилось интуитивное ощущение, что брать они его сейчас не станут. Сейчас – еще не станут. Ситуация была слишком выигрышной для Кинни, чтобы он не захотел ею воспользоваться. Тоцци значился в розыске, а Гиббонс получил задание найти и обезвредить его. Если сообщникам Кинни удастся припереть Тоцци где-нибудь в темном углу и уничтожить без свидетелей, они смогут затем ликвидировать Гиббонса из собственного оружия Тоцци, чтобы все дело сложилось в классическую схему: отважный агент гибнет в схватке с уходящим от заслуженного возмездия дезертиром. Кинни, разумеется, заявит о том, что был единственным свидетелем смертельного поединка, и это превратит его в героя, потому что именно он, а не кто другой в конце концов нейтрализует маньяка Тоцци. Тем самым Кинни не только избавится от угрозы разоблачения, но и заслужит Золотую звезду и окончательно укрепится в звании отличника, сукин он сын.

Покинув квартиру Гиббонса, Тоцци уложил его кольт в багажник своего «бьюика», вместе с остальным оружием, и сорвался с места, устремившись вдоль реки на север. Он ехал узкими дорогами, чтобы иметь возможность обнаружить за собой хвост. К тому времени, как он добрался до моста Джорджа Вашингтона в Форт-Ли, он пришел к выводу, что его никто не преследует. Но тут-то Тоцци и ударился в панику. Внезапно он осознал, что у него нет никаких ниточек, способных вывести на Гиббонса, и с ужасом подумал о том, что способен сделать Кинни с его другом и напарником. Кинни был безумцем, он был мясником. Здесь-то Тоцци и начал сомневаться в том, что Кинни предпочтет прибегнуть к глубоко продуманной инсценировке. Возможно, он уже обезглавил Гиббонса, пополнив ужасный список, в котором были Ландо, Блэни и Новик. Возможно, он пренебрег разоблачениями со стороны Тоцци, потому что решил: никто не отнесется всерьез к свидетельству дезертира. Возможно, он посчитал более разумным сперва расправиться с Гиббонсом, а уж потом позаботиться о Тоцци.

Гоня машину на юг по объездной магистрали, Тоцци при мысли обо всем этом обливался холодным потом. Ему надо найти Гиббонса – и сделать это как можно скорее. Ему пришло в голову, что Кинни, возможно, уже устроил засаду в мотеле, где он снимает номер. Тоцци искренне понадеялся на то, что так оно и будет. Потому что ему было наплевать на любые планы Кинни схватить его, используя Гиббонса в качестве наживки. Если, дай Бог, тот строит такие планы, Тоцци необходимо пойти на этот риск, потому что засада может вывести его на нынешнее местонахождение Гиббонса прежде, чем Кинни вновь испытает людоедскую потребность в убийстве.

Приехав в мотель, он сперва завернул на бензозаправку и попросил наполнить ему баки. Тут-то он их и обнаружил. Они находились в каких-то тридцати ярдах от него, и он смотрел сейчас прямо на них. Двое приятного вида парней, еще недавних посетителей дискотеки, сидели около мотеля в синей машине с оранжевой плексигласовой крышей, поджидая его. Конечно, он не мог поручиться в том, что они дожидаются именно его, но интуитивно он знал, что так оно и есть. Вся их история легко прочитывалась у них на лицах, смахивавших па хищную мордочку ласки, – двое молодых гангстеров, стремящихся произвести наилучшее впечатление на босса, с тем чтобы увеличить свои шансы «быть сделанными» в семействе Варги. Они сидели, подчеркнуто отвернувшись друг от друга, как две поссорившиеся старушки в приюте для престарелых. Один вид их привел Тоцци в ярость. Он прикинул шансы на то, что этим желторотым соплякам и впрямь известно, где держат Гиббонса. Шансы были не слишком серьезными. Хорошенько порастрясти их было делом рискованным, и едва ли такая игра стоила свеч. В бессильном бешенстве Тоцци принялся молотить кулаком по рулю. Так или иначе, он должен был что-то предпринять.

Служащий заправки появился у себя в окошечке, и Тоцци расплатился с ним двадцаткой. Пока тот отсчитывал сдачу, Тоцци удалось кое-что придумать. Не какой-нибудь хитрый план или целую стратегию, а просто как он должен поступить сейчас, чтобы послать Кинни весточку. Он хотел дать понять Кинни, что находится в бегах, но вовсе не прячется.

Все это промелькнуло в его мозгу словно бы в тумане, как будто он смотрел сейчас какой-то кинофильм; он мысленно следил за происходящим на экране, толком не думая об этом. Он включил мотор «бьюика», объехал бензозаправку, проехал по выгоревшей траве на задний двор мотеля, скрылся за зданием, включил задний ход, въехал задом на узкую дорожку и с расстояния в двадцать пять футов врезался в машину с двумя молодыми гангстерами. Держа ногу на педали, он вытолкнул машину мафиози на проезжую часть. Услышал, как закричали водитель и пассажир, как затрещал бампер, как заскрежетали покрышки, затем почувствовал сильный удар и едва не выпустил из рук руль. Это грузовик врезался в машину с гангстерами на дороге и отшвырнул ее под вывеску мотеля на другом конце стоянки. Тоцци совладал со взбесившимся рулем, развернулся и выехал на шоссе, промчавшись мимо изуродованной машины, зажатой между грузовиком и стальными стояками, на которых была закреплена неоновая вывеска мотеля.

56
{"b":"4813","o":1}