1
2
3
...
17
18
19
...
59

У Тоцци было такое ощущение, что Беллз уже произносил эту речь раньше. Слова текли слишком легко. Он заметил, что, пока Беллз говорил, Стенли надел на руки черные кожаные водительские перчатки. Очень тесные. Чтобы защитить суставы пальцев при ударе.

Огибая прилавок, Стенли двинулся к мистеру Блейку. Старик все еще не произнес ни слова, но в глазах его мелькнул страх.

Тоцци облизал губы. Нужно что-то делать.

На помощь Живчика рассчитывать было нечего, если только у того не было оружия. А Беллз вполне мог пустить в ход пушку, если Тоцци попытается вмешаться в «бизнес». Он коснулся передатчика, прикрепленного к ремню. Гиббонс не видел, как он садился в машину в Байонне. Если бы он видел, они с Догерти поехали бы за ними в фургоне наружного наблюдения и слышали бы все, что здесь происходит. У них полно агентов, которые вмешались бы и выручили мистера Блейка. Но Гиббонс не видел, как он садился в машину, поэтому никто его сейчас не слушал. Дерьмо.

Стенли был уже за прилавком и приближался к своей жертве. Беллз двигался на носках, как боксер, на лице его было написано ликование. Будто исполняет какой-то ритуальный танец, подумал Тоцци. А может, он всегда так себя ведет, когда очень доволен чем-то.

Тасманский Дьявол разглаживал перчатки, готовясь нанести удар.

Беллз продолжал свой шаманский танец. Может, все дело в лампах дневного света, но Тоцци готов был поклясться, что глаза этого ублюдка горели.

Нужно быстро что-то предпринять, но что? Придется ему раскрыться, сказать, что он – агент ФБР, авось они отвяжутся. Придется пожертвовать своим прикрытием.

Мистер Блейк отступал за прилавок, но от Стенли не спрячешься, и он это знал.

Сердце Тоцци колотилось. Может быть, есть еще какой-нибудь выход? Он посмотрел на пол, вокруг себя, сам не зная, что он надеется там найти. Вдруг он кое-что заметил. Какой-то фиолетовый блеск в стеклянной витрине за спиной Беллза.

Он подошел и быстро показал на эту вещь – серебряный браслет, украшенный мелкими подвешенными фиолетовыми камешками в форме слезы. Потемневшее серебро похоже на старинное, оправа камешков в виде цветков петунии и цепочка сверкающих маленьких баклажанчиков, вставленных в раструбы цветков петунии. Цвет камней напомнил ему цвет оправы очков Джины.

– Извини, Стенли, – сказал Тоцци. – Прежде чем ты начнешь, я бы хотел кое-что спросить у мистера Блейка. – Тоцци на ходу придумывал слова. – Мистер Блейк, сколько стоит браслет с фиолетовыми камешками? Вот этот, здесь. – Тоцци указал на браслет через стекло.

Беллз уставился на браслет в витрине. Он выглядел немного озадаченным, но еще больше довольным.

– Сколько бы он ни стоил, этого не хватит, чтобы даже начать расплачиваться со мной. – Он перевел взгляд на мистера Блейка. – Ну же, покажите Майки то, что он просит. – Он перегнулся через прилавок и прошептал старику: – Может, вам удастся сорвать большой куш с этого парня и все окончится благополучно. Я ведь человек справедливый. Никогда не вмешиваюсь в чужой бизнес. Особенно если речь идет о человеке, который мне должен.

Не отрывая глаз от Стенли, мистер Блейк подошел к витрине с браслетом. Открыв ее, он вынул браслет и протянул его Тоцци. Рука его дрожала.

– Это аметисты, – сказал он. Казалось, он не хочет называть цену. Очевидно, он был должен Беллзу значительно больше, чем стоил браслет. Назвать смехотворную цену, чтобы спасти свою шкуру, означало бы подыграть Беллзу, а мистер Блейк слишком уважал себя для этого. Но так как за его спиной нависал Тасманский Дьявол, он знал, что выбора у него нет.

– Так сколько же, мистер Блейк? Назовите цену. – Беллз наслаждался ситуацией.

Тоцци поднес браслет к свету:

– Как ты думаешь, Живчик, ей понравится?

Беллз резко повернулся:

– Это ты о ком?

Живчик выглядел так, будто он сейчас описается.

– Я, гм, я...

Тоцци не отрывал глаз от сверкающих камней:

– Она любит фиолетовый цвет. Я думаю, ей понравится. А ты что скажешь, Живчик? – Тоцци не взглянул на Беллза и не упомянул имени Джины. Это была игра, и у Беллза хватит мозгов, чтобы самому сообразить что к чему. Пусть он сам заполнит пропуски.

– Так сколько? – спросил Тоцци мистера Блейка.

Внезапно браслет выхватили у него из рук. Беллз поднял его и стал рассматривать, откинув голову. Затем, нахмурившись, посмотрел на Тоцци.

– Забудь о нем. Он уже продан, – произнес он.

– Что?

– Я покупаю его, – сказал Беллз и опустил браслет в карман брюк.

– Но ты сказал...

– Заткнись. Он мой.

Тоцци пожал плечами и повернулся к мистеру Блейку:

– У вас есть еще такой же? Это то, что нужно моей девушке.

Старик покачал головой:

– Это ручная работа. Единственный экземпляр.

– Тебе не повезло, малыш Майки. – Оскаленное лицо Беллза напоминало череп.

Тоцци пожал плечами и повернулся к Живчику:

– Очень жаль. Ей бы он понравился. Если решишь, что он тебе не нужен, Беллз, скажи, я у тебя его куплю.

Ухмылка исчезла с лица Беллза. Он не ответил и опять погрузился в транс, уставившись на одну из витрин и глубоко задумавшись. Потом взглянул на часы и махнул Стенли, чтобы тот вышел из-за прилавка. На лице Тасманского Дьявола было написано явное разочарование.

К Беллзу вернулось самообладание.

– Я вам кое-что скажу, мистер Блейк. Что я собираюсь сделать. – Он поднял указательный палец. – Неделю. Я даю вам неделю, потому что я славный парень и сейчас мне надо кое-куда успеть. Одну неделю. В следующую среду я вернусь, и я хочу получить свои деньги, все, что вы мне задолжали на сегодняшний день. Если нет, мы начнем с того, на чем остановились сегодня.

Стенли стягивал перчатки. Услышав эти слова, он ухмыльнулся.

Беллз отступил к двери.

– Поехали. – Он вдруг заторопился.

– А как же браслет? – спросил мистер Блейк.

– Вы мне его дарите. За беспокойство.

– Но...

– Вы возражаете?

Мистер Блейк замолчал.

Беллз был уже у двери и открыл ее.

– Я же сказал: поехали. – Он снова взглянул на часы.

Живчик был бледнее обычного.

– Ты отвезешь нас теперь домой?

– Нет. Нужно кое-куда заскочить в городе. Поехали. Живее.

Выходя из магазина, Тоцци поймал на себе взгляд Беллза. В его глазах была злоба. Или ненависть. Тоцци не мог сказать наверняка.

Глава 9

12.02 дня

– Так где же она? – Беллз навис над письменным столом, вежливый, но настойчивый.

Секретарша Джины пожала плечами. Зажав телефонную трубку между подбородком и плечом, она обзванивала универмаг в поисках своей начальницы. Это была негритянка лет двадцати с прической мелким бесом. Сначала она напустила на себя важность, но присутствие четырех здоровых мужиков с неправильной речью, которые могли позволить себе находиться здесь в середине рабочего дня, немного выбило ее из колеи. Она с трудом заставляла себя смотреть Беллзу в глаза.

Верхний этаж огромного главного универмага «Мэйси» на Тридцать четвертой улице в Манхэттене отличался от остальных. Здесь были расположены офисы, к тому же довольно однообразные, как в обычном служебном здании. Джина занимала один офис на двоих с другим агентом по закупке, но ни одной из них в этот момент на месте не было. Стол секретарши стоял в холле.

Пока Беллз разговаривал с секретаршей, Тоцци, Живчик и Стенли оставались в стороне. Беллз стоял, сцепив руки за спиной, покачиваясь, не отводя взгляда от секретарши, все время находясь в движении.

Секретарша набрала еще один номер и спросила, нет ли там Джины. Она не поднимала глаз, уставившись на журнал регистрации, теребя волосы. Беллз наблюдал за ней с видом сурового директора школы. Он знал, что заставляет ее нервничать, и по выражению его лица Тоцци видел, что это доставляет ему удовольствие.

– Нет ли у вас мисс Дефреско? – в очередной раз спросила секретарша. Она взглянула на Беллза, покачала головой и снова опустила взгляд. – Вы ее не видели?.. Нет?.. Хорошо, спасибо.

18
{"b":"4814","o":1}