1
2
3
...
45
46
47
...
59

Тоцци слушал, и все это напомнило ему некоторых учеников из его класса по айкидо. Кое-кто из них свято верил в нетрадиционные методы лечения. Он оглянулся на Хобокен. Экзамен уже закончился. Он снова упустил шанс получить черный пояс. На какое-то время он совсем забыл о нем. Черт!

Джина продолжала свой рассказ:

– Марджи совсем измучилась. Она каждый день звонила мне на работу, плакала, жаловалась. Наконец я сказала ей, что мы пойдем к врачу. К черту Беллза. Она сказала, нет, я не могу, Беллз убьет меня, но я настаивала. Я нашла врача в Хекенсаке, специалиста по оплодотворению, он проверил ее и сказал, да, все дело в ней. Что-то такое с яичниками, я точно не поняла. Когда мы вышли от него, я думала, Марджи бросится под машину. Она ревела в голос, как ребенок. Говорила, что убьет себя. Я и не знала, как сильно она самахочет ребенка. Я думала, всё дело в Беллзе, но, оказывается, не только в нем. Она тоже помешалась на этом.

– И что же дальше?

Джина пожала плечами и посмотрела ему в глаза.

– Я сделала большую глупость.

– Какую?

– Пообещала ей, что, несмотря ни на что, у нее будет ребенок. Сказала, что помогу ей.

Сердце Тоцци забилось быстрее.

– Ты хочешь сказать, ты... Искусственное осеменение? И Беллз пошел на это?

Она покачала головой:

– Не я. Я нашла Марджи замену. Симпатичную девушку с Сицилии, двадцати лет, нелегальную эмигрантку. Девушка согласилась на это за двадцать тысяч. Но Беллз был против. Он сказал, что это неестественно. Марджи было все равно. Она сама договорилась с девушкой. Не знаю, где она взяла деньги. Они совсем с ума сошли, оба. Беллз верил, что Марджи может забеременеть обычным способом, поэтому после секса, когда он засыпал, она уходила в ванную, отсасывала его сперму и прятала ее в холодильник. Пару раз та девушка ждала ее на улице, чтобы получить свежую сперму. Марджи выкидывала ее из окна в целлофановом пакете. Можешь себе представить? С ума сойти.

Тоцци слушал вполуха. Эта девушка с Сицилии. Звучит очень подозрительно. Может, Джина и есть эта девушка? Может, все дело в том, что Джина предложила лучшей подруге заменить ее? Может, Джина носит в себе ребенка Беллза? Может, он поэтому и звонил ей – узнать, как у нее дела? Почему иначе он так одержим ею? Тоцци почувствовал тошноту.

– Ну и что, это сработало?

Джина нахмурилась и пожала плечами:

– Не думаю. В любом случае так забеременеть нельзя. Я читала Марджи всякие книги на эту тему. Но она ничего не хотела слушать.

У Тоцци перед глазами стояла большая спринцовка. НеужелиДжина могла бы сделать что-нибудь подобное. Он представил, как она вводит себе сперму Беллза, пусть даже член Беллза не принимал в этом никакого участия, и его затошнило.

Тягач затрясся, тронувшись с места на самой медленной скорости. Динозавры в пляжных одеяниях задрожали, как деревья на ветру. Тоцци поднял голову и увидел позади вереницу разукрашенных платформ. Пятьдесят двигателей работали в унисон.

Джина покачала головой.

– Самое странное, что он хотел девочек. Мужчины ведь всегда хотят сыновей, правда же? А Беллз – наоборот. Хотел девочек. По меньшей мере трех. Разве это нормально?

Тоцци пожал плечами. Он слышал, что девочек легче воспитывать, что они больше тянутся к отцам, чем к матерям. Такие папины дочки. Но что он знает о детях?

Тягач замедлил ход и поехал рывками, так как они приблизились к будкам, где собирают плату за въезд в туннель. Доисторические животные задергались в буйном танце.

– Где эти штуки стоят ночью? – спросил Тоцци. – Ты знаешь?

– Где-то в Верхнем Вэст-Сайде. Там начинается парад.

– О'кей. Когда приедем туда, остановим полицейскую машину, пусть отвезут нас в ближайшее отделение, там с нас снимут наручники. Хорошо?

– Почему бы нам не поехать к тебе в управление?

– В полиции есть все необходимое, чтобы снять с нас это. – Он поднял руку, закованную в наручник. – А у нас подходящих инструментов может не оказаться.

– Тогда ладно. – Глаза ее были влажными, лицо нежным. Тоцци попытался вспомнить, как она выглядела в тот день, когда они любили друг друга у нее дома. Или же это было трам, бам, мерси...

Когда они приближались к въезду в туннель, Тоцци проговорил быстро, как будто они должны были скрыться под водой:

– Когда въедем в туннель, дыши через рукав пальто. Знаешь, угарный газ.

Она пожала плечами:

– Хорошо. Но я думала, в туннель накачивают воздух.

– На мой взгляд, недостаточно.

Они въехали под куполообразные своды туннеля. Тоцци дышал через рукав своей спортивной куртки и следил, чтобы Джина делала то же самое. Ее глаза блестели за стеклами очков. Блестящая синяя ткань вывернутого наизнанку пальто прикрывала нижнюю половину лица.

Тоцци откинулся на спину и посмотрел вверх на катающегося на доске тиранозавра. Искусственный свет внутри туннеля отбрасывал мрачные тени на морду с зубастой пастью. В этих солнечных очках он был похож на Джека Николсона. Тоцци нахмурился и перевел взгляд на что-то другое. Он пытался выбросить из головы мысль о спринцовках.

* * *

– Не волнуйтесь, мистер Беллавита.

– Ты тоже, Рик.

Полицейский отсалютовал двумя пальцами, поднял стекло и отъехал.

Беллз улыбнулся и отсалютовал в ответ. Он смотрел, как полицейская патрульная машина исчезла в конце улицы, потом повернулся и пошёл по обочине круто поднимающегося вверх виадука, ведущего из Хобокена. Офицера Рика послали найти «какого-то парня из ФБР», сообщившего по телефону, что его преследует Беллз. Прошлой весной Беллз одолжил отцу офицера Рика деньги на свадьбу его сестры, и тот все еще выплачивал свой долг. Бравый офицер нашел Беллза на складе универмага «Мэйси», но агента ФБР найти не смог, он угостил Беллза «Пасаденой» и подвез его на окраину города, посоветовав на время исчезнуть. Беллз ухмыльнулся про себя. Всегда полезно иметь друзей в полиции.

Дойдя до вершины виадука, Беллз остановился и начал всматриваться в ряды платформ, выстроившихся у въезда в туннель. Джина и малыш Майки находятся на одной из них. Он видел, как они пытались улизнуть из помещения склада, спрятавшись на платформе с динозаврами. Он мог поймать их еще там, но к этому времени собралось слишком много народа: рабочие, водители тягачей, зеваки на улице. И он не стал ничего предпринимать. Но это не страшно, подумал он. Так даже лучше.

Последняя платформа стояла у подножия холма. Около нее находился охранник. Беллз пристально посмотрел на него. Не большой и не маленький. Беллз скрестил руки на груди, засунув ладони под мышки. В холодном ночном воздухе его дыхание превращалось в облака пара, как у лошади всадника без головы. На нем не было пальто, и он пожалел об этом. Огромный автоматический пистолет Большого Дома не умещался в кармане пиджака, и ему не хотелось засовывать этот здоровый кусок металла за пояс на спине. Он посмотрел вниз на охранника и подумал, не выбросить ли вообще эту штуку. От нее слишком много шума. Но тут, вспомнив о Будде и его громилах, решил пока оставить пистолет у себя.

Далеко впереди, ближе к въезду в туннель, ряды платформ медленно поползли вперед, как празднично разукрашенная гусеница, очень большая и ленивая, а последние несколько платформ даже еще не тронулись с места. Когда гусеница попадет к месту назначения, в Нью-Йорк, голова уснет раньше, чем хвост начнет двигаться. Так говорил его старик, когда брал его, еще мальчишку, смотреть на платформы перед праздником. Для его отца это было своеобразным ритуалом. В те времена Беллз нечасто видел своего отца, в основном потому, что тот был ночным человеком. Но пойти в ночь перед Днем благодарения вместе с сыном смотреть на разукрашенные платформы было семейной традицией, и он никогда не упускал такого случая. Беллз всегда с нетерпением ждал этого события.

Каждый год его отец произносил одну и ту же фразу о платформах, похожих на большую гусеницу. Скоро это стало своего рода игрой, и Беллз с нетерпением ждал этих слов. Он думал о том, что, когда у него будут свои дети, он так же станет водить их в ночь перед Днем благодарения смотреть на платформы и будет произносить эти же слова. О большой гусенице со спящей головой и бодрствующим хвостом. Да-да, именно это он им и скажет. Своим трем девочкам. Вот чего он хочет. Он еще не оставил надежды. И никогда не перестанет надеяться.

46
{"b":"4814","o":1}