ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С помощью метода радиоактивных изотопов был определен возраст блоков, образующих каменные «стены» и «мостовые» на дне возле Багамских островов Бимини и Андрос. Возраст этот оказался равным возрасту береговых геологических формаций архипелага, образование которых началось еще в меловом периоде, более 60 миллионов лет назад. Исследование слоистости базальтовых монолитов показало, что она совершенно одинакова у соседних блоков – слои одного блока как бы переходят через расселину между ними в соседний блок. Все это заставляет сделать вывод о том, что «монументальные постройки» – это естественное образование, прибрежные скалы, растрескавшиеся под действием сил природы и погрузившиеся под воду из-за постепенного опускания островов (подобные случаи известны и в других районах планеты, например, на берегу острова Герои возле побережья Австралии находится каменная «мостовая», правда, никто не приписывал ее атлантам).

И все-таки археологам-подводникам удалось найти множество ценнейших памятников культуры доколумбовой Америки. Только подняты они были не со дна морского, а со дна священных колодцев – сенотов на территории полуострова Юкатан, где до конкисты процветала древняя цивилизация, созданная индейцами майя. Раньше европейцев майя стали применять в своих вычислениях символ нуля, их календарь был точнее, чем календарь средневековой Европы, они построили десятки городов, возвели сотни храмов и тысячи монументальных стел, покрытых надписями. Ювелиры майя создали великолепнейшие изделия из золота, превосходившие произведения европейских ювелиров. Но почти все они были превращены в «золотой лом» испанскими завоевателями, и в музеях мира хранится считанное число этих шедевров – до тех пор, пока не начал раскопки под водой предприимчивый американец Эдвард Г. Томпсон. Внимание Томпсона привлекла необычная церемония, проводившаяся в столице юкатанских майя, городе Чичен-Ица. «Главный храм был обращен своим фасадом к священному сеноту, расположенному поблизости, и соединялся с ним прекрасной широкой дорогой. У индейцев был обычай во время засухи приносить в жертву богам живых людей, бросая их в этот колодец; они верили, что эти люди не умирают, хотя больше никогда их не видели. Вслед за жертвами они бросали в колодец изделия из дорогих камней и предметы, которые считали ценными. Следовательно, если в этой стране водилось золото, то большая часть его лежит на дне этого колодца. Так велико было благоговение индейцев перед священным сенотом!» – сообщал епископ Диего де Ланда, приложивший немало усилий, чтобы искоренить «язычество» в стране майя.

Томпсон отправляется к руинам города Чичен-Ица на Юкатане и без труда находит священный колодец – заполненную мутной водой овальную воронку диаметром свыше 60 метров, глубиной до поверхности воды 22 метра и до дна еще 14 метров. Известняковые стены сенота круто уходили вниз… Томпсон проводит эксперимент: изготавливает деревянные чурбаки, подобие человеческих манекенов, а затем бросает их с площадки, откуда, по его мнению, жрецы сталкивали жертвы и бросали ценности в воду.

Определив вероятное место скопления жертвоприношений, Томпсон начинает поиски на дне с помощью землечерпалки. «Я сомневаюсь, чтобы кто-нибудь мог себе представить то напряжение, которое я испытал, когда стальной ковш землечерпалки ринулся вперед, на какую-то долю секунды повис над серединой сенота, затем скользнул вниз и исчез в спокойной воде, – рассказывал Томпсон. – Прошло две-три минуты – надо же было дать стальным зубьям вгрызться в грунт, а затем рабочие склонились над лебедкой, и под их темной коричневой кожей, словно ртуть, заиграли мускулы; стальной кабель натянулся, как струна, под тяжестью поднимаемой кверху ноши.»

Первые ковши, поднятые со дна колодца, принесли небогатый улов: прелую листву, стволы деревьев, кости диких животных, утонувших в воде. Но вот вместе с илом было поднято два кусочка благовонной смолы, которую индейцы майя воскуряли, вознося молитвы своим богам. Затем на дне обнаружили вазы, наконечники копий, ножи из вулканического стекла, колокольчики из меди, чаши из зеленого нефрита, каменные топоры, подвески из золота и наконец скелеты юношей и девушек. Сообщение Диего де Ланды подтверждалось находками под водой.

Томпсон облачается в водолазный костюм, вооружается подводным прожектором и подводным телефоном и с помощью двух водолазов спускается на дно сенота, в те его участки, куда ковш землечерпалки проникнуть не мог. Тут он находит множество золотых украшений и золотые диски, на которых с необычайным мастерством выгравированы сцены из жизни майя, их битвы с врагами (только гробница фараона Тутанхамона превосходит своим богатством сокровища, поднятые Томпсоном со дна сенота). Все эти находки Томпсон, бывший консулом США в Мексике, увозит к себе на родину. После долгих споров и разбирательств Национальный музей антропологии Мексики получил четыре золотых диска с выгравированными сценами из жизни индейцев майя. Остальные находятся в частном музее в США: распродав большую часть своих находок, Томпсон стал миллионером.

От Чичен-Ицы

до Дцибильчальтуна

Обряды жертвоприношений у священного сенота начались, по мнению ученых, изучающих цивилизацию майя, примерно в середине V века н. э. и продолжались почти до самого испанского завоевания Юкатана, то есть на протяжении тысячи лет. Томпсон, проводивший свои исследования в 1904 году (впрочем, мало чем отличавшиеся по методике от обычного кладоискательства), полагал, что он нашел почти все ценности, брошенные в колодец. По мнению археологов, американец достал лишь одну десятую часть жертвоприношений, брошенных в священный водоем, – и имело смысл провести дальнейшее его исследование. И спустя полвека после Томпсона в воды сенота спустились мексиканские археологи-подводники. Возглавлял экспедицию бывший президент страны, большой энтузиаст изучения истории доколумбовой Америки, Эмилио Портес Хил.

Томпсона не интересовали ни стратиграфия слоев, ни керамика, а лишь золото и произведения искусства. Мексиканские ученые провели перед раскопками тщательную разведку и самого водоема, и окружающей местности. И пришли к выводу, что предположения археологов справедливы: на дне лежит более 90 процентов ценностей, брошенных когда-то в водоем. Но для проведения научных раскопок, а не кладоискательства, нужна была совершенная техника. В 60-х годах начались подводно-археологические раскопки колодца в Чичен-Ице.

С помощью землесоса (подобно тому, что использовался при раскопках Порт-Ройала), помещенного на плоту, началась откачка ила со дна колодца. Ил падал на огромное сито, каждая вещь получала научное описание прямо на месте находки. Около четырех тысяч предметов извлекли за несколько недель работы мексиканские археологи: золотые нагрудные украшения, гребни, серьги, бусы, кольца, оружие, статуэтки, древнейшие в мире изделия из каучука – куклы. Каждая находка получила свой шифр, соответствующий ее положению на дне сенота.

Ученым удалось определить время, когда попали на дно водоема брошенные туда жрецами предметы. Самый богатый урожай относился к X–XIII столетиям, древнейшие предметы датировались VII веком н. э. Самыми же ценными оказались предметы, изготовленные не майя, а жившими в сотнях километров от Чичен-Ицы индейцами Центральной Мексики, Гватемалы, даже Панамы: они говорили о том, что майя, жители Юкатана, вели торговлю со своими соседями, близкими и далекими.

Раскопки, начатые в 1961 году, были прекращены, когда выяснилось, что землесос повреждает хрупкие изделия из глины – а ведь именно по керамике можно надежно и точно датировать археологические находки, лежащие в том или ином слое. Понадобилось шесть лет работы, прежде чем удалось сконструировать более совершенное устройство для раскопок под водой. И в начале 1968 года к берегам священного водоема майя через джунгли Юкатана на автомашинах, тракторах и лошадях доставили 25-тонный подъемный кран со стрелой, способной достать любую точку сенота, 15-метровый плот-понтон, мощные дизельные насосы, шланги и трубы, оборудование для водолазов и аквалангистов, ящики с продовольствием, веществами для консервирования находок и специальным очищающим составом, созданным химиками (вода в сеноте была грязнее, чем стоки канализации Нью-Йорка, и видимость была нулевой; после обработки этим составом видимость под водой достигла пяти метров, и эту воду можно было пить!)

11
{"b":"484","o":1}