ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 220–230 метрах от берега была обнаружена каменная гряда шириной 6—14 и длиной 60 метров, обращенная более плотной частью к морю. В восточной части городища находились остатки такой же каменной гряды, тянущейся с юго-востока на северо-запад. А в северо-западной части городища, примерно в четверти километра от берега, шла мощная каменная гряда длиной 50–60 метров, идущая почти параллельно берегу, а затем поворачивающая под тупым углом к нему. «Исследование этих каменных гряд, мест их расположения, рельефа дна и характера грунта позволили предположить, что гряды определяют границы Фанагории и являются остатками забутовки городских оборонительных стен, – пишут Блаватский и Кошеленко. – Действительно, в сторону моря от этих гряд не было найдено ни камней, ни керамики, в то время как с внутренней стороны гряд камней и керамики довольно много. Видимо, территория, на которой ничего не было найдено, находилась за пределами города.» Сохранившаяся территория Фанагории на суше занимает площадь в 35 гектаров. И не менее 17 гектаров «столицы Азиатского Боспора» находится под водой.

Таманский архипелаг

Очертания Таманского полуострова, его лиманов и кос, русел рек и берегов, меняются на наших глазах. В 20-х годах нашего века стала островом коса Тузла. Еще в прошлом веке река Кубань впадала не в Азовское, а в Черное море. А несколько тысяч лет назад сам Таманский полуостров представлял собой архипелаг островов. Островами были части Таманского полуострова и в ту пору, когда на берегах Боспора Киммерийского появились первые переселены – эллины.

На одном из островов находилась Фанагория (ныне это часть Таманского полуострова, ограниченная с запада Таманским заливом, с юга высохшими руслами реки Кубань, а с востока – Ахтанизовским лиманом). Помимо «столицы Азиатского Боспора» на этом острове был еще один город, носивший название Кепы. И, подобно Фанагории, часть его ныне находится под водой. До нас дошли лишь руины в «верхней» части города, расположенной на холме. При раскопках этой части города была найдена мраморная статуэтка эпохи эллинизма – знаменитая Афродита Таманская.

На полтора десятка километров, почти по прямой линии, тянется коса Чушка. «Этот низменный песчаный полуостров, не превышающий местами в ширину нескольких десятков метров, ровно обрывающийся на северо-западе в Азовское море и рассыпается бесчисленными островами и полуостровами в Таманский залив. Возможно, что именно здесь, в самом узком месте пролива, и находился древний „путь быка“ – боспор, – пишут А. А. Воронов и М. Б. Михайлова в книге „Боспор Киммерийский“. – На открытой низменной косе, конечно, не могли сохраниться сколько-нибудь значительные остатки памятников материальной культуры. Тем не менее они здесь были. В начале прошлого века ближе к южной оконечности косы под водой со стороны Таманского залива видели шесть стоящих мраморных колонн. Судя по описаниям очевидцев, колонны могли принадлежать какому-то зданию, погрузившемуся в море вместе с участком суши. Тогда же предпринимались попытки поднять одну из колонн, но безуспешно. Позднее точное место, где они находились, было утеряно.» Скорее всего, колонны принадлежали храму, воздвигнутому в честь Ахилла. Ведь Страбон в своей «Географии» говорит об Ахиллии, «где находится святилище Ахиллеса». Расположен Ахиллий в том месте Боспора, где «пролив у входа в Меотиду уже всего – около 20 стадий или больше», что в пересчете на наши меры равно примерно 4 километрами. А на противоположном берегу Боспора лежат Мирмекий и другие города-спутники Пантикапея. До сих пор археологам-подводникам не удалось обнаружить, несмотря на неоднократные попытки, затонувшие мраморные колонны. Но будем надеяться, что рано или поздно они будут подняты со дна пролива.

Северную часть Таманского полуострова образует Фонталовский полуостров (название его происходит от слова «фонтан» – так называли казаки естественные артезианские источники, выходящие здесь на поверхность). Ф. Дюбуа де Монпере, один из первых исследователей античного Причерноморья, еще в первой половине прошлого века назвал Фонталовский полуостров Киммерийским островом. Действительно, как подтверждают исследования современных геологов, в эпоху античности северная часть Таманского полуострова была островом. Здесь находилось несколько городов и поселений эллинов. Одно из них – оно называлось Тирамба – почти целиком поглощено водой: лишь на протяжении сотни метров сохранились его остатки в береговом обрыве на суше (впрочем, многие авторы – и не без основания – считают, что остатки Тирамбы находятся восточнее, в районе станицы Голубицкой).

Еще один остров в Таманском архипелаге находился к югу от острова, на котором стояли Фанагория и Кепы. Здесь был второй по величине город Азиатского Боспора – Гермонасса. Судьба этого города – а вместе с тем и история его наименований – весьма интересна. Основан он в VI веке до н. э. колонистами-греками на высоком обрывистом берегу. Вскоре Гермонасса превратилась в прекрасно построенный город с храмами и мощными оборонительными стенами, монументальными зданиями, бассейнами, аллеями, алтарями, фонтанами. В последние годы при раскопках античной Гермонассы сделаны находки великолепных памятников древнегреческого искусства, в том числе уникальный известковый рельеф с изображением «амазономахии» – битвы с амазонками – и большой мраморный рельеф, запечатлевший двух воинов в коринфских шлемах.

Нашествие гуннов принесло гибель античной Гермонассе. Город возрождается под властью Византии и получает наименование Таматарха. Вскоре он становится одним из главных городов нового средневекового государства – Великой Болгарии, которая присоединяется к могущественному Хазарскому каганату и становится в VII–X веках главной перевалочной базой на пути товаров с Кавказа в Крым. Называется он, как гласит послание хазарского кагана халифу Кордовы, Самкерц. Называли хазары его и Самбарей: хазарский документ, хранящийся в Оксфорде, говорит о том, что город этот взял князь Хальгу. Очевидно, что это тот самый князь Олег, который «обрек мечам и пожарам» хазарские города, села и нивы. А вскоре Гермонасса – Таматарха – Самиерц – Самбарей становится русским городом Тмутараканью, столицей одноименного княжества.

В первых веках нашего тысячелетия Тмутараканское княжество гибнет под ударами кочевых племен: торков, половцев, татаро-монголов, ногайцев. А древний город, разрушенный кочевниками, возрождают генуэзцы, назвав его Матрега. В конце XV века его захватывают турки и превращают в мощную крепость Хункала. Она функционировала вплоть до присоединения Крыма и Таманского полуострова к России в конце XVIII столетия после Кючук-Кайнарджийского мира, а затем превратилась в заштатный городок Тамань. «Город Тамань лежит на проливе Кафы, в расстоянии ружейного выстрела от берега моря, ныне столь мелкого в этом месте, что приставать к нему могут только малые суда. Город невелик, скверно строен, окружен старой, разоренной стеной и защищен каменным замком не в лучшем состоянии, – писал очевидец около двухсот лет назад. – Во время генуэзцев и венециан город был очень цветущ, но пришел в упадок с тех пор, как он в руках турок и татар.» Полвека спустя «с подорожной по казенной надобности» в Тамани оказался проездом корнет Михаил Лермонтов – и его посещение «самого скверного городишки» привело к созданию повести «Тамань», одного из маленьких шедевров русской литературы.

Современная Тамань – богатая кубанская станица, гордящаяся своим славным прошлым, о чем говорят и памятник павшим в Великой Отечественной войне, Дом-музей М. Ю. Лермонтова, и памятник первым запорожцам, высадившимся в Тамани в 1792 году и заселившим Таманский полуостров, опустевший после ухода турок. Находки произведений искусства, сделанные в земле Тамани, украшают такие прославленные музеи, как Эрмитаж в Ленинграде и Британский музей в Лондоне, они хранятся в музеях Москвы, Кембриджа, Одессы, Краснодара, Ялты, Феодосии. Но таманская земля еще не открыла всех своих сокровищ, о чем говорят недавние находки рельефов. И находки эти могут быть сделаны не только в земле, но и под водой.

48
{"b":"484","o":1}