ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Изучение Акры далеко не закончено. В четырех сотнях метров к югу от ее стен под водой была найдена бронзовая скульптура сирены на круглой подставке. Ее высота – около 30 сантиметров, весит она четыре килограмма. Фигура выполнена так, что спина и затылочная часть головы отсутствуют. Видимо, сирена служила ножкой саркофага. А это значит, что, возможно, здесь, в 250 метрах от берега, находится некрополь, кладбище Акры. Очевидно, что помимо ушедшей под воду Акры на пересыпи и на дне Янышского озера существовали какие-то поселения. Шурф, заложенный на пересыпи, рядом со стеной Акры, вскрыл неповрежденный культурный, слой, датируемый I–III веками н. э. В это время Акра уже запустела и ее начали затоплять воды Керченского пролива. Какое же поселение было на пересыпи? «Новая Акра», возникшая рядом со старой? Пригород Акры? И какое поселение скрывают загадочные квадраты на дне Янышского озера?

Ответ на эти вопросы дадут раскопки под водой и на дне озера. А в наши дни человек, желающий своими собственными глазами увидеть образчик «атлантиды на шельфе», может добраться от Керчи до села Набережное, выйти к берегу пролива и, надев маску, даже без акваланга разглядеть в ясную погоду и мощные стены, и башню под водой – всего лишь в нескольких десятках метров от берега!

Эпилог

Из глубины веков и вод

Полвека назад, 5 августа 1937 года, был подписан приказ № 100 по ЭПРОНУ – Экспедиции подводных работ особого назначения, гласивший: «Придавая исключительное значение производству научно-исследовательских работ с целью изучения находок под водой и в грунте, относящихся к древности, а также происшедших в береговой полосе изменений с целью последующего укрепления берегов, по инициативе проф. Р. Орбели приступить к обследовательским работам близ Керчи, Феодосии, Херсонеса и Ольвии…» Так было положено начало отечественной подводной археологии.

Двадцать лет спустя, летом 1957 года, начался новый этап подводно-археологических исследований в нашей стране. Уже не водолаз в громоздком скафандре, а археолог в легком акваланге мог вести исследования и раскопки под водой: небольшой отряд археологов-подводников под руководством профессора В. Д. Блаватского, видного специалиста по античной археологии и искусству, провел разведочные работы в Керченском проливе. С той поры множество экспедиций вели исследовательские работы в водах, омывающих нашу страну, в ее озерах и реках, воскрешая не только «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой», но и события сравнительно недавние (например, историю героического десанта в районе нынешнего Героевского – древнего Нимфея – помогают воскрешать аквалангисты военно-спортивного морского клуба «Эльтиген», внесшие огромный вклад в открытие Акры). В нашей стране создан при Институте археологии АН СССР специальный научно-методический Совет по подводной археологии, а в Ленинградском отделении этого института создана группа для проведения подводно-археологических работ, возглавляемая К. К. Шиликом, председателем совета.

Советские археологи-подводники надеются вести свои исследования в творческом содружестве с зарубежными коллегами Финляндии и Польши, США и Франции, Швеции и Болгарии. Ведь океан – это общее достояние всего человечества, которое принадлежит не одному народу или одной стране. Недаром научный комитет Всемирной конфедерации подводного спорта при содействии ЮНЕСКО ведет подготовку международного обзора подводного культурного наследия. Его цель – составить опись археологических памятников, находящихся под водой. В Список всемирного наследия ЮНЕСКО, включающий памятники выдающейся общечеловеческой ценности, уже внесен ряд объектов, имеющих важное значение для подводной археологии.

«Еще одной важной чертой современной подводной археологии является сотрудничество между любителями и профессионалами. Археологией интересуются десятки миллионов людей. В мире насчитывается около 2 миллионов спортсменов-аквалангистов, несколько сотен профессиональных археологов и несколько десятков профессиональных охотников за сокровищами. Многие ученые-археологи считают, что их работа была бы невозможной без помощи любителей, – пишет Николас К. Флемминг, английский археолог-подводник, председатель научного комитета Всемирной конфедерации подводного плавания. – Поскольку сейчас более чем в 65 странах имеются спортивные федерации аквалангистов и большинство из них проявляют серьезный интерес к подводной археологии, неудивительно, что число находок быстро растет… Подводный спорт – увлечение весьма дорогое, однако по мере развития техники и повышения уровня жизни он постепенно распространяется и в развивающихся странах. Можно ожидать, что в ближайшие годы сообщений о новых находках в водах Азии и Африки будет все больше.»

Подводно-археологический поиск должен идти не только на шельфе, где обнаружены следы многочисленных «атлантид», затонувших земель, городов и поселений. На дне океана, никогда не бывшем сушей, лежит великое множество кораблей всех эпох и народов. Именно в пучинах океана, по мнению специалистов, лучше, чем где бы то ни было, могут сохраняться затонувшие суда.

Удары волн и трение песка разрушают корпус корабля, лежащего на мелководье. Не щадят его корабельные черви и другие организмы, разъедающие дерево. "Разрушение обычно бывает настолько полным, что археологи-подводники видят на месте «последнего успокоения» только груды амфор, россыпи камней, служивших балластом, да разбросанные стволы корабельных пушек, – свидетельствует Уиллард Баском, один из ведущих специалистов по поискам затонувших судов. – Лишь под слоем ила или песка обнаруживаются остатки деревянных конструкций, нижние части шпангоутов, фрагменты обшивки и т. д. Предметы, некогда находившиеся на судне, за сотни лет уносятся волнами на большие расстояния, их погребают песок и другие отложения. Кораблю же, затонувшему на большой глубине, не грозят ни корабельные черви и другие «древоеды», ни шквальные волны, ни, наконец, подводные браконьеры, которые наносят огромный урон подводной археологии, растаскивая амфоры и другие предметы с затонувших на мелководье кораблей.

Поиски, находка и подъем грузов с «Титаника», затонувшего на глубине в несколько километров, говорят о том, что для современной техники доступны практически любые глубины. А это означает, что полем для подводно-археологических исследований может быть не только шельф с его «атлантидами» и затонувшими кораблями, но и весь остальной Мировой океан, воды которого люди начали покорять многие тысячи лет назад.

52
{"b":"484","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Крокодилий сторож
Меня зовут Шейлок
Цветок Трех Миров
Неудержимая. Моя жизнь
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Тетрадь кенгуру
Битва за воздух свободы
Ловушка для орла
Имперские кобры