ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Киплинг Редьярд

Стихотворения (перевод С Я Маршака)

Редьярд Киплинг

Стихотворения (перевод С.Я.Маршака)

x x x

На далекой Амазонке

Не бывал я никогда.

Только "Дон" и "Магдалина"

Быстроходные суда

Только "Дон" и "Магдалина"

Ходят по морю туда.

Из Ливерпульской гавани

Всегда по четвергам

Суда уходят в плаванье

К далеким берегам.

Плывут они в Бразилию,

Бразилию,

Бразилию.

И я хочу в Бразилию

К далеким берегам!

Никогда вы не найдете

В наших северных лесах

Длиннохвостых ягуаров,

Броненосных черепах.

Но в солнечной Бразилии,

Бразилии моей,

Такое изобилие

Невиданных зверей!

Увижу ли Бразилию,

Бразилию,

Бразилию,

Увижу ли Бразилию

До старости моей?

x x x

Если в стеклах каюты

Зеленая тьма,

И брызги взлетают

До труб,

И встают поминутно

То нос, то корма,

А слуга, разливающий

Суп,

Неожиданно валится

В куб,

Если мальчик с утра

Не одет, не умыт,

И мешком на полу

Его нянька лежит,

А у мамы от боли

Трещит голова,

И никто не смеется,

Не пьет и не ест,

Вот тогда вам понятно,

Что значат слова:

Сорок норд,

Пятьдесят вест!

x x x

Есть у меня шестерка слуг,

Проворных, удалых.

И все, что вижу я вокруг,

Все знаю я от них.

Они по знаку моему

Являются в нужде.

Зовут их: Как и Почему,

Кто, Что, Когда и Где.

Я по морям и по лесам

Гоняю верных слуг.

Потом работаю я сам,

А им даю досуг.

Даю им отдых от забот

Пускай не устают.

Они прожорливый народ

Пускай едят и пьют.

Но у меня есть милый друг,

Особа юных лет.

Ей служат сотни тысяч слуг,

И всем покоя нет!

Она гоняет, как собак,

В ненастье, дождь и тьму

Пять тысяч Где, семь тысяч Как,

Сто тысяч Почему!

x x x

Горб

Верблюжий,

Такой неуклюжий,

Видал я в зверинце не раз.

Но горб

Еще хуже,

Еще неуклюжей

Растет у меня и у вас.

У всех,

Кто слоняется праздный,

Немытый, нечесаный, грязный,

Появится

Горб,

Невиданный горб,

Косматый, кривой, безобразный.

Мы спим до полудня

И в праздник и в будни,

Проснемся и смотрим уныло,

Мяукаем, лаем,

Вставать не желаем

И злимся на губку и мыло.

Скажите, куда

Бежать от стыда,

Где спрячете горб свой позорный,

Невиданный

Горб,

Неслыханный

Горб,

Косматый, мохнатый и черный?

Совет мой такой:

Забыть про покой

И бодро заняться работой.

Не киснуть, не спать,

А землю копать,

Копать до десятого пота.

И ветер, и зной,

И дождь проливной,

И голод, и труд благотворный

Разгладят ваш горб,

Невиданный горб,

Косматый, мохнатый и черный!

x x x

Кошка чудесно поет у огня,

Лазит на дерево ловко,

Ловит и рвет, догоняя меня,

Пробку с продетой веревкой.

Все же с тобою мы делим досуг,

Бинки послушный и верный,

Бинки, мой старый, испытанный друг,

Правнук собаки пещерной.

Если, набрав из-под крана воды,

Лапы намочите кошке

(Чтобы потом обнаружить следы

Диких зверей на дорожке),

Кошка, царапаясь, рвется из рук,

Фыркает, воет, мяучит.

Бинки - мой верный, испытанный друг,

Дружба ему не наскучит.

Вечером кошка, как ласковый зверь,

Трется о ваши колени.

Только вы ляжете, кошка за дверь

Мчится, считая ступени.

Кошка уходит на целую ночь,

Бинки мне верен и спящий:

Он под кроватью храпит во всю мочь

Значит, он друг настоящий!

x x x

Я - маленькая обезьянка,

Разумное существо.

Давай убежим на волю,

Не возьмем с собой никого!

В коляске приехали гости.

Пусть мама подаст им чай.

Уйти мне позволила няня,

Сказала: - Иди, не мешай!

Давай убежим к поросятам,

Взберемся с тобой на забор

И с маленьким кроликом будем

Оттуда вести разговор.

Давай все, что хочешь, папа,

Лишь бы только мне быть с тобой.

Исследуем все дороги,

А к ночи вернемся домой.

Вот твои сапоги, вот шляпа,

Вот трубка, табак и трость.

Бежим поскорее, папа,

Пока не заметил гость!

ПЕСНЬ ДАРЗИ, ПТИЧКИ-ПОРТНЯЖКИ, В ЧЕСТЬ ХРАБРОЙ МАНГУСТЫ РИККИ-ТИККИ-ТАВИ

Жизнью живу я двойной:

В небе я песни пою,

Здесь, на земле, я - портной.

Домик из листьев я шью.

Здесь, на земле,

В небесах, над землею,

Шью я, и вью, и пою!

Радуйся, нежная мать,

В битве убийца убит.

Пой свою песню опять,

Недруг в могилу зарыт.

Злой кровопийца,

Таившийся в розах,

Пойман, убит и зарыт!

Кто он, избавивший нас?

Имя его мне открой.

Рикки - сверкающий глаз,

Тикки - бесстрашный герой,

Рик-Тикки-Тикки,

Герой наш великий,

Наш огнеглазый герой!

Хвост пред героем развей,

Трель вознеси к небесам.

Пой ему, пой, соловей!

Нет, я спою ему сам.

Славу пою я великому Рикки,

Когтям его смелым,

Клыкам его белым

И огненно-красным глазам!

О ВСАДНИКЕ И КОНЕ

Ни шпорой, ни плетью коня не тронь,

Не надо вступать с ним в спор.

Но может в пути минута прийти

И почувствует взнузданный конь

Хлыста остроту, и железо во рту,

И стальные колесики шпор.

ЕСЛИ...

О, если ты покоен, не растерян,

Когда теряют головы вокруг,

И если ты себе остался верен,

Когда в тебя не верит лучший друг,

И если ждать умеешь без волненья,

Не станешь ложью отвечать на ложь,

Не будешь злобен, став для всех мишенью,

Но и святым себя не назовешь,

И если ты своей владеешь страстью,

А не тобою властвует она,

И будешь тверд в удаче и в несчастье,

Которым, в сущности, цена одна,

И если ты готов к тому, что слово

Твое в ловушку превращает плут,

И, потерпев крушенье, можешь снова

Без прежних сил - возобновить свой труд,

И если ты способен все, что стало

Тебе привычным, выложить на стол,

Все проиграть и вновь начать сначала,

Не пожалев того, что приобрел,

И если можешь сердце, нервы, жилы

Так завести, чтобы вперед нестись,

Когда с годами изменяют силы

И только воля говорит: "Держись!"

И если можешь быть в толпе собою,

При короле с народом связь хранить

И, уважая мнение любое,

Главы перед молвою не клонить,

1
{"b":"48426","o":1}