ЛитМир - Электронная Библиотека

Эту всадницу звали Изабелла. Она была королевой Кастилии.

Вместе со своим мужем Фернандо Арагонским она проводили в Испании политику массовой христианизации. Супруги решили захватить мусульманскую Гранаду и насильственно крестить евреев и мусульман. А так как Изабелла Кастильская и Фернандо Арагонский были католиками, то естественно мечтали превратить Испанию в исключительно католическое королевство. Инквизиция судила каждого подозреваемого в ереси с особым пристрастием, а имущество еретиков конфисковалось и шло на войну с Гранадой. Для поощрения доносчиков им отдавали часть имущества оклеветанных или взаправду разоблаченных людей, поэтому число «благожелателей» с каждым днем росло. Кому не хотелось поживиться за чужой счет?

В этом году 31 марта в гранадском городе Альгамбра она совместно со своим мужем подписала указ об изгнании из Испании, Сардинии и Сицилии евреев. В историю он вошел под названиями: «Альгамбрский декрет», «Гранадский эдикт» или «Эдикт об изгнании». Этот указ предписывал всем евреям королевства в трёхмесячный срок либо креститься, либо покинуть пределы страны. Если оставшиеся после этого срока еретики не принимали католическую веру или не уезжали из страны, то их объявляли вне закона. Их ждали ужасные пытки и верная смерть. Чаще – смерть на костре. Многие евреи, не желая отступаться от своей веры, бежали в Португалию, остальные – кто в Италию, кто в Османскую империю, а кто и в страны Северной Африки. Декрет касался всех последователей иудаизма, независимо от этнической принадлежности. Закон делал их беззащитными от преступных посягательств и лишал права на законный суд. Понятно, что в таких условиях испанские евреи не могли полноценно заниматься торговлей, ремеслом, ростовщичеством. Чтобы полноценно жить и работать в королевстве, им надо было лишь принять католическое крещение, но не все это делали и за это попадали под суд Инквизиции. А Изабелла Кастильская фанатично преданная католической вере ревностно следила за исполнением этого суда. Она любила сама отправлять еретиков на казнь. Вот и сегодня она в окружении многочисленных вельмож, судей, приближенных присутствовала на выездном заседании Инквизиции.

Изабелла Кастильская тронула поводья…

Великолепный иберийский жеребец, махая хвостом и гривой, радостно «затанцевал» под ней. Королева строже натянула удила – и конь вмиг присмирел. Она проехалась вдоль толпы мавров, арабов и евреев, окруженных полусотнею ощетинившими копьями и алебардами стражников в кирасах и шлемах с перьями. Истовая католичка отобрала среди толпы парочку еретиков для беседы о жизни и подлинной вере. Королевскими собеседниками поневоле оказались юноша-араб и старик-еврей. Их живо подвели к венценосной всаднице. Клятвопреступники, не смея взглянуть на королеву, низко опустили голову. Изабелла решила начать с юноши. Королева грозно посмотрела на араба. Ее зеленовато-голубые глаза-хамелеоны, характерные для династии Трастамара, сверкнули презрением и ненавистью.

«Ты веришь во Христа, презренный отступник?» – спросила араба Изабелла.

«Я верю в Аллаха», – с достоинством ответил темнокожий юноша.

«А что за такое Аллах? Мне неведомо сие слово».

«Аллах- это наш Создатель и управитель всего сущего. У Аллаха нет равных в этом мире. И нет бога в этом мире кроме него и пророка Мухаммеда. Он сильнее вашего Христа, он непобедим».

«Если ты не отречешься от веры, то пойдешь на костер. Согласен ли ты, еретик, страдать за Аллаха? Заслуживает ли он такой жертвы? Но в случае если ты отречешься от своего идола и поверишь в нашего сына божьего Иисуса, то я велю сохранить тебе жизнь. Выбирай… Так каков твой окончательный ответ?…»

Араб дерзко усмехнулся.

«Ваше величество, я веры не продаю. Аллах – для меня это все. И мое существование зависит только от него».

На бледном лице королевы вспыхнули пунцовые пятна сильного гнева.

«Ты лжешь, еретик! Твое существование зависит от меня, твоей королевы! И от моего бога, что распоряжается мною! Хочу казню, хочу милую! И на то будет воля Всевышнего. Он меня спасает и направляет на благие дела. А благое дело – это уничтожение с корнем всех неверующих во Христа! И вот мое королевское решение. Тебя еретика, исчадие ада, на костер! Сгори сорная трава, очисти сей мир от скверны! На костер богохульника, на костер!» – в ярости закричала королева.

Араба потащили к столбу, привязали и закидали хворостом…

К венценосной особе подвели еврея. Это был так называемый марран – еврей, крещеный после Гранадского эдикта.

Альгамбрский декретделал евреев беззащитными от посягательств на их жизнь и имущество, и те иудеи, кто не захотел уехать из страны, вынуждены были креститься. Но большинство из них тайно продолжали исповедовать иудаизм, а значит, считались еретиками и подлежали суду Инквизиции. Этот старик пытался обмануть Инквизицию, притворяясь рядовым христианином, но агенты суда легко его вычислили. По словам доброжелателей-соседей религиозный клятвопреступник хранил в доме Торы и отказывался работать или вообще что-либо делать в субботу. Благодаря этому доносу старика арестовали, судили и определили суровое и ужасное наказание – сожжение на костре.

Но у старика был еще шанс спастись от смерти: кроме суда Инквизиции был и неформальный королевский суд. Королева – помазанница Божья – могла либо отменить приговор, либо утвердить. Ее слово – точно закон! Как скажет, так и будет.

Королева строго посмотрела на еврея.

«Старик, ты веришь во Христа?» – спросила она.

«Верю», – смирено сказал еретик. – «О, ваше величество, каждый человек является сыном Божьим, и каждому открыта дорога к совершенствованию в направлении соединения с Богом, всем людям даются средства к достижению этого предназначения – свободная воля и божественная помощь».

«Но ты дважды обманул свою королеву, старик. В первый раз, когда исповедовал свою веру – иудаизм. А это неправильная ложная вера. Во второй раз, когда крестился, притворяясь настоящим католиком, но продолжал оставаться рьяным клятвопреступником. Но тебя разоблачили мои преданные слуги. И что ты скажешь в свое оправдание, старик?»

«О, ваше величество, я иудей и католик одновременно. Бог един для всех. Евреев, арабов, кастильцев, гранадцев. А то, что кто-то прикрывается именем Бога и делает вид, что исполняют Его волю, а на самом деле убивает, насилует и грабит – это все его неправда. И нет никакого оправдания тем, кто, говорит, что верует в бога, продолжает преследовать другого брата лишь только потому, что тот верит в Бога иначе. Кому я помешал своим, узренным и понятым по-моему богом?»

«Ты умен, старик, оттого ты и опасен для моей веры. Ты никогда не откажешься от своего Талмуда, Торы, шестисот тринадцати извлеченных из Пятикнижия предписаний и прочей другой ереси. И ты будешь склонять на свою сторону заблудших душ, приучая к своей ложной вере. Так что оправляйся на костер дважды еретик!»

«Пощадите, о ваше величество, у меня жена, дети, внуки, на кого я их покину!» – стал умолять старик, но королева была тверда и непреклонна и лишь отрицательно покачала своей кудряво-золотистой головой.

Еврея тоже привязали к столбу и обложили сухими сучьями и ветками.

Палачи поднесли огонь к хворосту… Королева, не сходя с коня, с мрачным и нескрываемым удовольствием наблюдала за экзекуцией. Ее глаза-хамелеоны стали зелеными и радостно злыми. Кастильская дьяволица наслаждалась гибелью клятвопреступников.

Первым «сжарился» араб. Он стоически переносил все мучения и боль и все время пока не умер, восклицал: «Аллаху Акбар! Аллах величайший!»

Что касается еврея-старика, то огонь вокруг него горел с недостаточной силой. То ли по злому умыслу то ли по не знанию дела хворост и дрова положили поверх сухих веточек, которые использовались для розжига, и огонь поглотил их, но не смог охватить положенные сверху дрова. Палач, чувствуя свою вину, решил ее исправить: он обложил клятвопреступника большим количеством хвороста. Но огонь продолжал гореть только снизу и выжег нижнюю часть тела осужденного. Ноги старика обуглились до черноты, скупые мужские слезы буквально вырвались из его расширенных глаз, но не оттого, что он пожелал плакать, а оттого что он терпел нестерпимую боль – так сильны были его мучения! Он не мог сгореть по-человечески. Старик выл как зверь, умоляя его добить. Это было похоже на самый настоящий ад.

3
{"b":"484815","o":1}