ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А что будет с Рози?

– Для начала – рентген. Но надеюсь, что твой Рыжик не таскает внутри себя бомбу, заложенную Сонеджи. Если никакой взрывчатки в ней нет, наступит очередь токсикологической экспертизы. Проверка на наличие ядов и наркотических веществ в тканях. Ты пока отправляйся к дядюшке Кайлу. Рыжику со мной будет неплохо. Я буду предельно аккуратен: в моей семье все – закоренелые любители кошек. Да я и сам «кошатник», неужели не видно? Я умею обращаться с животными.

Сказав это, Эллиотт тряхнул головой, и защитные очки упали ему на грудь. Рози тут же принялась тереться о его руки, и я понял, что кошке ничего не грозит. По крайней мере, в настоящий момент.

Волноваться, возможно, придется позже, и от этой мысли на глаза заранее наворачивались слезы.

Глава 31

Я направился выяснять, что от меня понадобилось Кайлу, хотя уже догадывался, о чем пойдет речь. Опасаться приходилось лишь конфронтации. Мы с Кайлом иногда устраивали настоящий поединок характеров и упрямства. Разумеется, Крейг хотел побеседовать со мной о деле мистера Смита. Это был жестокий убийца, расправившийся уже более чем с десятком человек и в Америке, и в Европе. Кайл говорил, что более леденящих душу сцен смерти ему видеть не доводилось, а Крейг никогда не был склонен к преувеличениям.

Кабинет Кайла находился на последнем этаже академического корпуса, но сейчас он трудился в кризисном отделе в подвале административного. Из того, что я уже знал от Кайла, он дневал и ночевал в тактическом зале, где располагались информационная доска, масса компьютеров, телефонов и суетилась масса сотрудников. Никто из персонала в утро моего визита не выглядел счастливым.

На информационной доске, как на спортивном табло красовалась яркая надпись: Мистер Смит – 19, Хорошие Парни – 0.

– По-моему, ты опять купаешься в лучах славы, – приветствовал я Крейга. – Падать тебе некуда, значит, остается лишь подниматься.

Кайл сидел за большим ореховым столом и, как мне показалось, изучал перечень вещественных доказательств, приколотый к доске.

Я уже имел представление об этом деле, даже большее, чем мне хотелось бы. «Смит» открыл свой «счет» убийством в Кембридже, штат Массачусетс. Затем он переместился в Европу, где до настоящего времени продолжал свое кровавое занятие. Последней жертвой пал лондонский полицейский – отличный инспектор, только что назначенный для расследования дела мистера Смита.

Убийца действовал настолько непредсказуемо, безумно и нестандартно, что средства массовой информации наградили его кличкой «Чужой», будто он и в самом деле явился из космоса. Как бы то ни было, «Смит» действительно был нелюдем. Ни одному человеку не под силу были столь чудовищные преступления. Этим рабочая теория его поимки и ограничивалась.

– Я уже думал, что ты никогда сюда не доберешься, – заявил Кайл, увидев меня.

Защищаясь, я поднял обе руки:

– Ничем не могу помочь. Ничего не выйдет. Кайл. Во-первых, я уже по уши в деле Сонеджи. А во-вторых, я вообще могу остаться без семьи из-за своей проклятой работы.

Кайл кивнул:

– Хорошо, хорошо. Я понимаю. Мне видится более обширная картина. В какой-то мере я разделяю твои чувства и даже симпатизирую тебе. Но раз уж ты здесь и располагаешь временем, мне бы хотелось с тобой побеседовать. Поверь мне, Алекс, подобного ты не видел. Познакомься же с делом хотя бы из чувства любопытства.

– Вот уж любопытства-то я и не испытываю. К тому же у меня очень мало времени. Привет.

– На нас свалилась омерзительная проблема, Алекс. Можешь ничего не отвечать, но хотя бы выслушай. Говорить буду только я, – почти умоляющим тоном попросил Кайл.

Я немного смягчился:

– Ну, хорошо. Я послушаю. Но не более того. И не думай впутывать меня в это дело. Кайл почтительно поклонился:

– Просто слушай. Внимай, но побереги мозги, они тебе еще пригодятся. Мои уже чуток отъехали.

После этого предисловия Кайл поведал мне об агенте Томасе Пирсе, который занимался расследованием дела «Чужого». Первое, что меня заинтриговало, так это тот факт, что несколько лет назад мистер Смит жестоко расправился с невестой Пирса.

– Томас – самый скрупулезный следователь и умнейший человек из всех, встреченных мною ранее, – продолжал Крейг. – По вполне очевидным причинам поначалу мы и близко не подпускали его к расследованию. Он начал работать самостоятельно и сразу же добился прогресса там, где мы бились без всякого успеха. В конце концов Пирс пригрозил, что если его официально не допустят к расследованию, он вообще уйдет из ФБР. Он даже предупредил, что в случае отказа будет заниматься этим делом в одиночку.

– И ты его назначил?

– Он очень настойчив. Пирс дошел до самого директора Бюро. У Томаса творческий и логичный подход к делу. Он может анализировать факты, как никто другой. И понятно, с каким фанатизмом он относится к самому мистеру Смиту. Пирс работает по восемнадцать, а то и по двадцать часов в сутки.

– Однако и сам Пирс пока оказался бессилен, – мой указующий перст остановился на информационной доске.

Кайл снова кивнул:

– Мы наконец-то начали приближаться к разгадке, Алекс. И я отчаянно нуждаюсь в твоей помощи. Я хочу, чтобы ты встретился с Томасом Пирсом. Ты просто обязан с ним познакомиться.

– Я предупреждал, что мое дело – лишь выслушать тебя, – напомнил я. – Но я не обязан ни с кем встречаться.

Через четыре часа Кайл, наконец, выпустил меня из своих когтей. Да, он был прав: тут было от чего свихнуться. И от мистера Смита, и от Пирса тоже. Однако я не собирался впутываться в это дело. Я просто не мог.

Вскоре я уже был в лаборатории, где находилась Рози. Чет Эллиотт готов был принять меня сразу. Он еще не расстался со своей устрашающей униформой. По его медленной, вялой походке я понял, что дела обстоят не блестяще. Мне не хотелось даже выслушивать его.

Однако он тут же удивил меня, улыбнувшись во всю ширь:

– Ничего плохого, Алекс. Мы ничего у нее не обнаружили. Сонеджи просто пудрил тебе мозги. Все анализы показали абсолютную норму. Никаких инородных веществ в ней нет. Серологическая лаборатория взяла кровь на анализ, который будет готов через пару дней, но и тут, я уверен, они ничего не найдут. Если хочешь, можешь на это время оставить Рыжика у нас. Это замечательная кошка.

– Знаю, – улыбнулся я и облегченно вздохнул. – А можно мне на нее посмотреть?

– Разумеется. Тем более, она все утро приглашала тебя зайти. Уж не знаю, почему, но она от тебя без ума.

– Она признала во мне замечательного кота. Мы отправились навестить Рози, которую поместили в небольшую клетку. Она выглядела насмерть перепуганной. Уж раз я сам привез ее сюда, так мог бы самостоятельно ей и заниматься.

– Я не виноват, так уж получилось, – попытался оправдаться я перед животным. – Это все тот псих Гэри Сонеджи. И не смотри на меня так.

Как только я взял Рози на руки, она тут же прижалась мордочкой к моей щеке.

– Храбрая милая девочка, – ласково прошептал я. – Теперь я тебе должен, но за мной не заржавеет.

Она замурлыкала и лизнула меня в щеку своим розовым шершавым язычком. Милая киска Рози!

Глава 32

Лондон, Англия

Мистер Смит был одет более чем неброско: типичный уличный бродяга в засаленной поношенной черной куртке с капюшоном. Убийца торопливо шел по Риджент-стрит в направлении Пикадилли.

«Иду повеселиться, иду поразвлекаться», – цинично напевал он про себя. Его сарказм своей тяжестью напоминал густой грязный воздух Лондона.

День клонился к вечеру, и никто в толпе не обращал на Смита никакого внимания. Да и кому какое дело в одной из самых цивилизованных столиц Европы до обыкновенного оборванца. Сам же мистер Смит давно подметил это и обратил себе на пользу.

Так он и шел себе с джутовым мешком за спиной, пока не достиг Пикадилли, где толпа была еще гуще.

Его внимательный взгляд фиксировал рычащий транспортный поток, что было совсем обычным явлением на пересечении пяти главных улиц Лондона. Уж слишком здесь много неоновых реклам: тут тебе и «Тауэр Рекорде», и «Макдональдс», и «Трокадеро»… И на мостовой, и на тротуаре толклись бесчисленные туристы с рюкзаками за плечами и фотоаппаратами в руках.

19
{"b":"4858","o":1}