ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем временем, Алекс Кросс подходил все ближе. Он задал вопрос Гэри, и слова пронеслись над платформой громко и отчетливо. Впрочем, у Кросса всегда были к Гэри какие-то надоедливые, бесконечные вопросы.

– Что ты хочешь, Гэри? Какого дьявола тебе от нас нужно?

– Заткнись! Как ты сам думаешь, что мне от тебя надо? – отозвался Сонеджи. – Мне нужен только ты! Наконец-то я поймал тебя!

Глава 62

Я слышал, что ответил мне Сонеджи, хотя теперь это не имело большого значения. Все, что происходило между нами, должно было сейчас закончиться. Я шел навстречу ему. Так или иначе, это было наше последнее свидание.

Я спустился еще на три или четыре ступени, не сводя глаз с Сонеджи. Я просто не мог отвести взгляда. Все мое существо отказывалось сдаваться.

Мои легкие еще мучил дым, которого я успел наглотаться в больнице. Спертый, тяжелый воздух железнодорожного тоннеля мало способствовал свободному дыханию. Я закашлялся.

Станет ли сегодняшний день последним для Сонеджи? Я почти не верил в это. И что он хотел сказать своей непонятной фразой о том, что это он поймал меня?

– Не двигаться! Стоять! Ни шагу вперед! – истошно заорал Гэри. В руках у него был пистолет и все тот же проклятый сверток с младенцем. – Я буду приказывать, кому шевелиться, а кому замереть. Это относится и к тебе, Кросс. Поэтому замри на месте!

Я остановился. Все вокруг замерли. На платформах, в этом кишечнике Гранд-централа, стало удивительно тихо. Рядом с Сонеджи находилось по крайней мере человек двадцать, которые могли пострадать.

Сонеджи поднял ребенка высоко вверх, чем снова привлек всеобщее внимание. Детективы и полицейские стояли по всему тоннелю, словно парализованные. Сейчас мы оказались беспомощными перед Гэри. Невозможно было остановить его. Приходилось подчиняться его приказам.

В это мгновение он начал раскручиваться вокруг своей оси, как злой волшебник из старой сказки. Ребенок кружился вместе с ним. Я подумал о матери этого несчастного младенца и о том, в каком состоянии она сейчас должна находиться.

Казалось, Сонеджи впал в какой-то непонятный транс. Выглядел он абсолютно ненормальным, а может быть, в этот момент разум действительно покинул его.

– Здесь присутствует доктор Кросс, – снова пронесся над платформой его визгливый голос. – Итак, что тебе уже стало известно? Вернее, сколько, как тебе кажется, стало уже известно? Давай-ка теперь вместо тебя я сам начну задавать вопросы.

– Не слишком много, Гэри, – ответил я, стараясь, чтобы мои слова звучали спокойно и ровно. Нельзя было подыгрывать ему. Толпа сейчас принадлежала именно Сонеджи. – Мне думается, ты по-прежнему любишь собирать большую аудиторию.

– Пожалуй, ты снова угадал, доктор Кросс. Мне нравится благодарная публика. Я просто млею от ваших взглядов, от вашего страха и ненависти, – он продолжал поворачиваться, словно хотел, чтобы смысл его речи дошел до каждого из присутствующих. – Ведь любой из вас с удовольствием разделался бы со мной. Поэтому вы все и есть самые настоящие убийцы! – взвыл Сонеджи.

Он завершил еще один круг, выставив пистолет и держа ребенка в левой руке. Младенец не издавал ни звука, и это тоже начинало меня беспокоить. Бомба могла находиться в кармане брюк Гэри, где угодно, и я только надеялся, что он не догадался впихнуть ее в сверток с малышом.

– Ну что ж, ты вроде опять вернулся в подвал? Не так ли, Гэри? – выкрикнул я. Когда-то я был уверен в том, что Сонеджи – самый настоящий шизофреник. Потом я изменил свое мнение. А вот теперь я даже и не знал, что подумать.

Свободной рукой Сонеджи указал в сторону подземных пещер и медленно двинулся в дальний конец платформы. Мы не могли остановить его.

– Еще будучи ребенком я всегда мечтал, что буду скрываться именно этим путем. Просто сяду в большой быстрый поезд на Гранд-централ в Нью-Йорке и исчезну. Свободный и невредимый. Скроюсь от всех и каждого.

– Значит, у тебя все получилось. Выходит, ты выиграл. И для этого ты привел нас сюда? Чтобы мы тебя схватили именно здесь? – продолжал я.

– Со мной еще не покончено. Я пока не успел разобраться с тобой. Кросс, – с ненавистью прошипел Сонеджи.

И снова угроза. Я почувствовал, что он начинает приходить в ярость.

– А что со мной разбираться? – тут же парировал я. – Ты только угрожаешь, но я не вижу никаких реальных действий с твоей стороны.

Сонеджи замер на месте. Он остановился, как вкопанный, и теперь каждый, кто присутствовал при этой нелепой сцене, наверное, считал, что все происходящее ему только снится. Я и сам с трудом верил в реальность сегодняшних событий.

– Здесь ничто не кончается. Кросс. Я все равно приду за тобой. Даже из могилы, если понадобится. И ты не в силах остановить меня. Помни об этом! Никогда не забывай. Впрочем, ты и так не забудешь!

Затем Сонеджи сделал то, что я никак не мог и представить. Он выбросил вперед левую руку и швырнул ребенка высоко в воздух. Стоявшие рядом люди одновременно издали испуганный возглас, наблюдая за цветастым свертком, переворачивающимся на лету.

А через пару секунд по платформе пронесся вздох облегчения: мужчина, стоявший пятнадцатью футами ниже, с ловкостью циркача прыгнул к падающему младенцу и успел подхватить его на руки.

И только тогда малыш расплакался.

– Гэри, стой! – крикнул я вслед Сонеджи, который припустился наутек.

– Так ты готов умереть, доктор Кросс? – на бегу, задыхаясь, визжал Гэри. – Ты действительно уже готов?

Глава 63

Сонеджи скрылся за серебристой металлической дверью в самом конце платформы. Он действовал достаточно быстро и всегда использовал момент неожиданности, который неизменно срабатывал в его пользу. Тут же раздалось несколько выстрелов. Гроуз послал пару пуль вслед Гэри, но мне показалось, что было уже поздно, и они не причинили ему никакого вреда.

– Там полным-полно железнодорожных путей и тоннелей, – пояснил мне Кармин. – Мы сейчас вступим в самый настоящий лабиринт, причем темный и грязный.

– Ну что ж, выбирать нам не приходится, – грустно усмехнулся я. – Гэри обожает такую обстановку. Надо считаться с его чувствами и последовать за ним.

По дороге я заметил рабочего, трудившегося здесь же, на вокзале, и позаимствовал у него фонарь. После этого, не сбавляя шага, я проверил свой «Глок». У меня оставалось семнадцать патронов. «Магнум» Гроуза имел в запасе только шесть. Интересно, а сколько выстрелов нужно сделать, чтобы убить Сонеджи? И умрет ли он вообще когда-нибудь?

– На нем этот проклятый бронежилет, – напомнил Гроуз.

– Да, видел, – кивнул я и щелкнул предохранителем, намереваясь теперь действовать в первый же подходящий момент. – Он у нас просто примерный бойскаут – всегда готов!

Я открыл дверь, через которую так успешно просочился неуловимый Сонеджи, и вокруг в ту же секунду стало темно, как в могиле. Я выставил «Глок» вперед и продолжал двигаться дальше. Да, это место сильно смахивало на подвал. Просто какой-то персональный ад среднего масштаба.

– Ты готов умереть, доктор Кросс? Ты не в силах остановить меня.

Я наклонялся и перепрыгивал через какие-то камни и железки. Мне приходилось огибать их, а свет фонаря постоянно плясал на холодных стенах. Где-то впереди начало светлеть. Видимо, там висели пыльные старые лампы, и я решил погасить фонарь, чтобы не привлекать к себе чрезмерного внимания. Легкие болели, дышать становилось все труднее. Наверное, к этому состоянию добавлялось еще и неимоверное напряжение, смешанное с клаустрофобией.

Мне вовсе не понравилось находиться в его подвале. Вот, наверное, как чувствовал себя Гэри, когда был еще совсем ребенком. Может быть, именно это он и хотел заставить меня ощутить? Может быть, ему требовалось, чтобы я побыл в его собственной шкуре хотя бы некоторое, время?

– О Господи! – бормотал Гроуз за моей спиной. Мне подумалось, что он сейчас испытывает то же самое, что и я: страх и почти полную потерю ориентации в пространстве. Где-то в тоннеле завывал ветер. Впереди почти ничего не было видно.

36
{"b":"4858","o":1}