ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На доске была выведена огромная буква «Б», а вокруг нее разместились нарисованные рукой Лауры: Белая Бабочка, Бэтмен и Большая Бежевая Баржа.

– Занимайтесь, – ласково произнесла она. – Я не хочу прерывать ваш курс повторения. Кстати, с буквы «Б» еще начинаются мои Бравые и Бойкие Баловники и Баламуты.

Весь класс дружно засмеялся, и Кристина почувствовала свою связь с этими детьми. Именно в такие моменты она вспоминала, как ей хочется иметь своих детишек. Она обожала первоклассников и вообще была без ума от всех детишек. А в возрасте тридцати двух лет ей было пора задуматься и о своих собственных.

Затем, как будто из темноты, перед ее глазами возник образ Алекса, каким он ей запомнился в последний раз. Его везли на машине скорой помощи в госпиталь. Кристине позвонили соседи, ее приятели, и она тут же рванулась к дому Кросса. Алекс тогда находился в сознании. Он сказал ей:

– Кристина, ты выглядишь замечательно. Впрочем, как всегда.

После этого дверцы машины закрылись, и его увезли. Этот образ и произнесенные Алексом слова при каждом воспоминании вызывали у Кристины нервную дрожь. Кроме того, ей пришло на ум старое китайское изречение: «Общество подготавливает преступление, а злоумышленник лишь приводит его в исполнение».

– С тобой все в порядке? – заволновалась Лаура, заметив, как подруга пошатнулась и ухватилась за дверной косяк. – Простите нас, леди и джентльмены, – обратилась она к классу. – Мы должны поговорить с миссис Джонсон вот тут, прямо возле двери. Вы тоже можете немного поболтать. Только негромко. Как настоящие леди и джентльмены, которыми вы, я уверена, все же являетесь.

Сказав это, Лаура подхватила Кристину под руку и увлекла ее в пустой коридор.

– Неужели я так ужасно выгляжу? – удивилась Кристина. – И по моему лицу все видно? Да, Лаура?

Подруга обняла ее, и тепло полного тела тут же согрело Кристину. Ей стало намного лучше.

– Перестань хорохориться! – пожурила Лаура побледневшую Кристину. – Сколько же можно казаться такой храброй и сильной? Ну, есть что-нибудь новенькое, а? Расскажи Лауре немедленно. Поговори со мной.

Кристина зарылась лицом в волосы подруги. Как было приятно сейчас держаться за нее и чувствовать, что тебя понимают.

– Все еще в крайне тяжелом состоянии. Никаких посетителей. Ну, если, конечно, ты не работаешь в полиции или ФБР… – забормотала Кристина.

– Милая ты моя, – тихо прошептала Лаура. – Что же мне с тобой делать?

– Ничего. Со мной уже все в порядке. Все прошло.

– Ты действительно очень сильная, девочка моя. Пожалуй, ты самая лучшая из всех, кого мне приходилось встречать. Я так тебя люблю! Вот, пожалуй, и все, что я хочу тебе сказать.

– И этого вполне достаточно. Спасибо. – Кристина почувствовала, что пустота и одиночество начинают отступать. При этом она прекрасно понимала, что это ощущение продлится лишь несколько минут.

Она направилась к своему кабинету.

Завернув за угол, она издали заметила Кайла Крейга, поджидавшего ее у двери. «Что-то случилось, – встревожилась Кристина. – Господи, только не это! Зачем Кайл пришел сюда? Что он хочет мне сказать?» И она почти бегом устремилась к нему.

– Кайл, что стряслось? – голос Кристины дрожал.

– Мне нужно с вами поговорить, – спокойно произнес Крейг, беря директора под руку. – Пройдемте в ваш кабинет, Кристина.

Глава 89

В тот вечер, вернувшись в гостиницу «Мариотт» в Принстоне, я сразу понял, что мне опять не заснуть. Меня мучили оба дела, постоянно вертящиеся в голове. Я одолел несколько глав из скучной книги о поездах. И снова лишь для того, чтобы набрать информацию.

Понемногу я освоился с терминами. Меня уже не пугали такие словосочетания, как: «вагонный тамбур с крытым переходом», «купе спального вагона» или «световой нумератор». Я понимал, что поезда являются ключевой частью тайны, которую мне предстояло разгадать. Вернее, которую меня попросили разгадать.

Какова роль Гэри Сонеджи в нападении на Алекса Кросса и его семью?

Кто его напарник?

Я решил немного поработать на своем портативном компьютере, который уже разместил на столе в гостиничном номере. Как я докладывал потом Крейгу, не успел я устроиться за столом, как динамик моего компьютера начал отчаянно сигналить. Меня ожидало факсовое сообщение.

Я сразу догадался, кто хочет связаться со мной. Разумеется, мистер Смит. Вот уже целый год он не оставлял меня в покое. Интересно, кто кого из нас двоих преследует? Этот вопрос нет-нет, да и встает передо мной.

Послание звучало в классическом стиле Смита. Я внимательно прочитал его, строчка за строчкой.

Париж. Среда

В своем труде «Дисциплина и наказание» философ Фуко высказывает следующее предположение. В современном обществе мы переходим от индивидуального наказания к парадигме наказания обобщенного. Я, например, считаю, что это неприятная случайность. Вы, я надеюсь, понимаете, куда я клоню и какова моя истинная миссия?

Мне не хватает Вас здесь, на Континенте. Очень скучаю без Вашего общества. Поверьте, Алекс Кросс не стоит Вашего драгоценного времени и затрат энергии.

В Вашу честь я захватил еще одну жертву здесь, в Париже. Настоящего доктора! Между прочим, хирурга, которым Вы сами хотели когда-то стать.

Всегда Ваш, мистер Смит.

Глава 90

Именно таким образом убийца поддерживал со мной связь вот уже более года. Сообщения по электронной почте приходили на мой компьютер и днем, и ночью. Затем я пересылал их в ФБР. Мистер Смит не отставал от нашего времени и пользовался самыми современными техническими новинками.

Я отправил его письмо в отдел исследования поведенческих отклонений в Куантико. Несколько моих коллег еще находились на рабочих местах. Я мог легко представить себе, какой ужас, оцепенение и раздражение вызвало сообщение Смита. Мою поездку во Францию, конечно, сразу же одобрили.

После того, как в Куантико ознакомились с содержанием письма, мне в номер перезвонил Крейг. Итак, мистер Смит предоставлял мне очередной шанс схватить его. Обычно такая возможность длилась в течение одного-двух дней, но бывали случаи, что и всего несколько часов. А пока Смит бросал мне вызов и предлагал спасти похищенного в Париже доктора.

Да, я искренне верил в то, что Смит намного превзошел Гэри Сонеджи. И умом, и поступками он оставил далеко позади примитивные действия и мышление Гэри.

На парковочной площадке перед гостиницей я столкнулся с Сэмпсоном. Было уже за полночь. Я удивился, что он так поздно путешествует по Принстону. Увидев у меня в руках компьютер и дорожную сумку, Джон нахмурился:

– Что все это значит, Пирс? Куда это ты направляешься? – голос его прозвучал достаточно сердито. Он навис надо мной и его тень от огней здания протянулась футов на тридцать или даже сорок.

– Полчаса назад мне пришло послание от Смита. Он обычно связывается со мной перед тем, как совершить очередное убийство. Он называет мне место и оставляет небольшой шанс на спасение жертвы.

Я видел, как нервно раздуваются ноздри Сэмпсона. Он покачивал головой, не зная, как отреагировать. У него в мыслях было только одно дело, одно расследование, которому он посвятил себя полностью.

– Значит, ты бросаешь все то, чего мы с тобой уже достигли здесь? И ведь ты даже не собирался предупреждать меня о своем бегстве. Если бы мы случайно тут не встретились, ты бы так и скрылся под покровом ночи, – в глазах Джона светились холод и враждебность. Я потерял его доверие.

– Джон, я оставил тебе записку, где все подробно объяснил. Она у администратора. Я уже говорил с Кайлом. Через несколько дней я вернусь. Смит никогда еще не давал мне много времени. Он понимает, что это для него опасно. И, к тому же, мне все равно потребуется пара суток, чтобы все хорошенько обдумать и проанализировать данные, которые у нас уже есть.

51
{"b":"4858","o":1}