ЛитМир - Электронная Библиотека

Каланта смотрела, как она пересекает комнату. Айрис останавливалась, чтобы поболтать то с одним, то с другим, напоминая Каланте очень дружелюбную бабочку.

– Ваша сестра – исключительная женщина.

– Она то же самое говорит про вас.

– Ей кажется, что вы приехали к ней в гости только для того, чтобы получить возможность познакомиться со мной, – сказала Каланта с усмешкой.

– Так и есть.

Его заявление так потрясло Каланту, что она едва не задохнулась.

– Но почему? – с трудом вымолвила она.

– Давайте поедем завтра верхом, и я вам все объясню.

Да как она может с ним поехать – и как может не поехать?

Каланта не могла ему отказать, как не смогла отказаться от возможности увидеть его сегодня вечером.

– Хорошо.

Подошел лакей и сообщил, что музыкальное представление вот-вот начнется. Джаред сопроводил Каланту к креслу в конце комнаты.

– Я думал, вы сегодня не придете.

Она крепко сжала обеими руками веер.

– Я передумала.

– Понятно.

Может, ему и понятно… если он приехал погостить только для того, чтобы увидеть ее. Хотя поверить в это и трудно, но вдруг странная тяга, изводившая Каланту, овладела и Джаредом?

– А Ханну завтра возьмете с собой? – Каланта не знала, что подтолкнуло ее задать этот вопрос.

Разумеется, он не возьмет ребенка на верховую прогулку. Он собирается обсудить какие-то личные вопросы, но Каланте очень хотелось заставить Джареда заговорить о дочери.

Джаред замер, и на лице его появилась холодная отстраненность.

– Что вам известно о Ханне?

– Ваша сестра сказала, что вы ее воспитываете.

Выражение его лица не изменилось.

– Это так, но я не возьму ее завтра с собой.

Каланта отшатнулась от холода в его глазах.

– Может быть, я смогу познакомиться с ней в другой раз?

Джаред посмотрел на нее так, словно решал, достойна ли она этого.

– Возможно.

На следующее утро Джаред появился рано, помог Каланте сесть верхом на славную гнедую кобылу, а потом сам вскочил на своего великолепного коня, жеребца стального серого цвета и такого же крупного, как и его хозяин. Несмотря на свое обещание объяснить загадочное заявление, Джаред препятствовал любым разговорам самым простым способом – он пустил своего жеребца быстрым галопом через поля.

Каланта воспользовалась этим молчанием, чтобы поразмышлять, хотя, конечно же, она и так бесконечно пережевывала слова Джареда, пытаясь понять, что они означают.

Другой джентльмен уже заявлял ей то же самое. Во время ухаживания Клэрборн сказал, что посетил очень скучный бал, устроенный людьми ниже его по положению в обществе, потому что знал – Каланта будет там. Он увидел ее в парке и захотел познакомиться с женщиной, которую общество назвало Ангелом. И ей хватило глупости почувствовать себя польщенной.

Неужели и Джаред видит только ее ангельскую внешность? Или, что еще хуже, из-за этой внешности ждет от нее совершенства, как в свое время Клэрборн?

Ведь ему уже известно, что она не безупречна, напомнила себе Каланта. В конце концов, она позволила целовать себя, даже поощряла его поцелуи. И разговаривала с ним у себя дома в отсутствие горничной. Как оценит такой сильный мужчина ее трусливые поступки в прошлом? И все же она не могла погасить крохотную искру надежды, вспыхнувшую у нее в сердце.

Через полчаса они добрались до небольшой речушки, извивавшейся по усыпанному цветами лугу.

Джаред осадил коня и спешился. Он бросил поводья, и жеребец тотчас же направился к речке. Каланта тоже остановилась, но не знала, как ей спуститься на землю. Рядом не было удобного пенька, а перспектива спрыгивать с седла пугала из-за пышной амазонки. Джаред решил эту проблему, взяв ее обеими руками за талию и сняв с кобылы прежде, чем Каланта успела ахнуть, тем более – возразить против такого самоуправства.

Вообще-то она бы и не стала возражать, призналась себе Каланта, встав на ноги и оказавшись буквально в нескольких дюймах от широкой груди Джареда. Когда он прикасался к ней, Каланта теряла самообладание. С самого начала все это совершенно не походило на ее прежний опыт с мужем.

Каланта посмотрела на Джареда, упиваясь его присутствием с такой же жадностью, с какой хотела его прикосновений.

Он надел сюртук для верховой езды, но без жилета, и из-под тонкого батиста рубашки виднелись темные волосы на груди. Галстуком он тоже пренебрег, так что Каланта видела открытую сильную шею. Ее завораживала откровенная мужественность, разительно отличавшая его от других джентльменов.

– А теперь поговорим, – сказал Джаред, отступив в сторону.

Каланта кивнула, рассеянно отметив, что ее кобыла присоединилась к жеребцу и тоже пила из ручья.

Джаред снял сюртук и расстелил его на мягкой траве под деревом.

– Садитесь.

Каланта повиновалась, не в силах произнести ни слова – так на нее подействовал вид этого тела, прикрытого всего лишь тонкой батистовой рубашкой и плотными бриджами. Она тщательно подоткнула себе под ноги юбку своей переливающейся синей амазонки, стараясь, чтобы не обнажилась ни единая полоска кожи над короткими сапожками для верховой езды. Плотный шелк шуршал, но она не задыхалась в нем на летней жаре.

Джаред сел рядом, и ей пришлось повернуться, чтобы увидеть его лицо. То, что Каланта заметила, заставило ее тут же снова отвернуться, чтобы скрыть свое собственное выражение тревожного ожидания. Казалось, Джаред готов к бою, а не к разговору об интимных отношениях между мужчиной и женщиной. Каланта не могла справиться с нервным покалыванием, пробегавшим по позвоночнику.

– Немногим больше четырех лет назад в Клэрборн-Парке работала женщина по имени Мэри.

Эти слова так потрясли Каланту, что она никак не могла сообразить, какое отношение это может иметь к ее встрече с Джаредом. Потом вспомнила, что леди Эштон рассказывала об экономке по имени Мэри. Такое распространенное имя – уж конечно, это не может быть одна и та же женщина! Кроме того, ее Мэри была слишком юной, чтобы стать экономкой, и она работала компаньонкой у леди, а не домашней прислугой.

– Полагаю, вы ее не помните? – В голосе Джареда слышалось отвращение.

– Отчего же? Я ее помню, но она была компаньонкой у вдовствующей герцогини. Мэри неожиданно уволилась за несколько месяцев до гибели моего мужа во время верховой прогулки.

Он катался с чужой женой и погиб от руки ревнивого супруга, но Каланта не видела смысла упоминать об этом. Его брат все замял, а ревнивый муж уехал в колонии.

– Она бежала, потому что с ней кое-что произошло.

Каланта безошибочно читала во взгляде Джареда осуждение, и ее охватило чувство вины. Именно это она всегда и подозревала. Если бы только она лучше знала, что происходит вокруг. Если бы только не закопалась в своих книгах, может быть, сумела бы спасти Мэри, и та не пострадала бы от жестокости ее мужа.

Должно быть, Джаред заметил ее виноватое лицо, потому что нахмурился.

– Вы знали о неверности своего мужа?

Каланта не могла этого отрицать. Она слишком многое пережила, чтобы оставаться в неведении.

– Да.

Неужели он избивал Мэри так же, как избивал ее саму? И поэтому она сбежала? От одной мысли об этом у Каланты все в душе перевернулось.

– Дьявольщина!

– Мне очень жаль. – Она не знала, что еще сказать, но тут ее осенило. – Вы и есть тот виконт, который оплатил Мэри обучение! Она бежала к вам, когда Деверил начал с ней плохо обращаться!

– Она рассказывала вам обо мне?

– Имени не называла… к сожалению. Я хотела отыскать ее. После того, как она ушла. Мы дружили.

– И все равно вы позволили своему мужу жестоко обращаться с ней? Это не дружба.

Каланта не смогла посмотреть ему в глаза и отвела взгляд.

– Да, это не дружба. Мэри заслуживала лучшего.

– У нее родился ребенок.

Каланта не поняла, как это связано между собой, но с радостью сменила тему:

– Ханна?

– Да.

– Она ваша дочь? – Каланту потрясла собственная прямолинейность, но еще больше – его реакция.

13
{"b":"488","o":1}