ЛитМир - Электронная Библиотека

Казалось, что он раздулся от гнева, а глаза его наполнились яростным презрением. Его гнев пробудил в ней все прежние страхи, и она совершенно бессознательно метнулась в сторону.

– Моя? – рявкнул Джаред, наклонившись вперед и тем самым сократив расстояние между ними.

– Я не понимаю. – Каланта отодвигалась назад до тех пор, пока не уперлась спиной в ствол дерева.

Джаред двигался за ней следом, и взгляд его ужасал.

– Она, черт бы вас побрал, не может быть моей, и не нужно прикидываться, что вы этого не знаете! – Он схватил Каланту за руку. – Я не потерплю вранья!

Каланта уставилась на него, как на дикого зверя, загнавшего ее в ловушку и готового разорвать на куски. Его массивность подавляла. Каланта была высокой для женщины, но она понимала, как ничтожна ее сила против этого мужчины.

– Я н-н-не вру… – пробормотала, заикаясь, Каланта. Панический страх, который, как ей казалось, она победила, вернулся, чтобы терзать ее.

Он собирается ее ударить? Каланта попыталась собраться с силами, понимая, что убежать не удастся. Джаред слишком крепко, хотя и не больно, держал ее за руку. Впервые он действительно казался чудовищем, которым окрестило его общество.

Чтобы сдержать ужас, пронизывавший ее насквозь, Каланта попыталась вспомнить, каким нежным он может быть, но это не помогло. Каланта часто дышала, пальцы, сжатые в кулачки, покрылись потом. Во рту пересохло. Как можно быть такой дурой? Зачем она поехала с ним кататься верхом? Разве она не знает, как рискованно доверяться мужскому милосердию?

К горлу подступила желчь, ее резкий привкус обжигал.

– Пожалуйста, не бейте меня, – прохрипела Каланта, почти теряя сознание.

Во второй месяц брака она поклялась себе, что никогда больше не будет умолять, – в тот день, когда муж стоял над ней, подняв кулак и смеясь от удовольствия при виде ее перепуганного, молящего лица. И все же не смогла удержаться; наверное, потому, что даже в страхе верила – Джаред более милосерден, чем Клэрборн.

Внезапно Джаред шевельнулся. Каланта пронзительно вскрикнула и попыталась вскочить на ноги, но опоздала. Он схватил ее за плечи и прижал к себе, но не жестоко. Каланта невольно отметила, что ей не больно, и почувствовала, что его рука ободряюще гладит ее по спине. Рука, которая, как ей казалось, должна нанести удар, успокаивала и подбадривала.

– Я не собираюсь вас бить. Все хорошо.

Он повторял эти слова снова и снова, и наконец Каланта перестала дрожать и притихла, прильнув к его груди. Она слышала, как ровно бьется его сердце, и вдруг поняла, что Джаред не сделает ей больно. Страх отступил. Его место заняла ужасная, холодная ярость.

Она ему доверяла. Она позволила ему целовать себя куда интимнее, чем ее когда-либо целовали, она увлеклась им, а он воспользовался своим ростом и гневом, чтобы запугивать ее! Может, он и не ожидал, что она так сильно перепугается, но все же дал волю своему гневу, а она даже не знает почему! Нет, Каланта больше не будет полагаться на снисходительность и прихоти неуравновешенного мужчины.

– Отпустите меня. – Она произнесла это негромко, но уверенно. Джаред послушался, но Каланта ощутила, что сделал он это неохотно. Ей было все равно. В первый раз после их знакомства она не жаждала его прикосновений.

Каланта оперлась на дерево и встала.

– Вероятно, вам стоит объясниться.

– Прежде всего скажите, почему вы так ужасно испугались. Я никогда не причиню вам боль, Каланта. Вы наверняка это понимаете.

Она не хотела обсуждать с Джаредом свои якобы беспричинные страхи, но его беззащитный взгляд уязвил ее совесть. Он привык, что к нему относились как к чудовищу.

Каланта не хотела усугублять его бремя.

– Я научилась бояться мужского гнева и мужской силы. Вы рассердились на меня, и я отреагировала на это, а не на наш характер.

Больше она ничего говорить не собиралась.

– Кто научил вас бояться? Ваш муж?

Каланта не желала отвечать.

– Расскажите мне о Мэри.

– Расскажите мне о вашем браке, Каланта.

– Я не намерена его обсуждать. Вы привезли меня сюда, чтобы поговорить о моей бывшей подруге, а не о моем браке. – Тут до нее дошло, что Мэри умерла.

Ее охватила скорбь, но Каланта подавила в себе это чувство. Она больше не покажет этому мужчине свою слабость.

– Пожалуйста, расскажите то, что собирались.

Разумеется, он и не намеревался обсуждать их общее будущее. Судьба в очередной раз посмеялась над ее наивностью.

– Она заставила меня пообещать, что я расскажу вам про Ханну. На своем смертном ложе.

Каланту пронзила боль, словно утрата Мэри была свежа, как в тот день, когда Каланта отправилась на ее поиски и узнала, что та исчезла из Клэрборн-Парка.

– Почему? – Она все еще не понимала. Конечно же, она сделает все, что угодно, для своей единственной подруги.

– Потому что ее отцом был Клэрборн.

Залитый солнцем луг потемнел, перед глазами возникли черные тени, и Каланта покачнулась, таким сильным оказался нанесенный Джаредом удар. Потом Каланта снова увидела его – он придерживал ее за руки, чтобы она не упала.

Каланта выдернула руки и вскинула голову, глядя прямо в темные глаза.

– У Мэри с Клэрборном была любовная связь?

Она не могла в это поверить. Мэри была ее подругой!

– Нет.

Каланта покачала головой, пытаясь понять.

– Тогда как?..

– Он ее изнасиловал.

Эти слова оказались последней каплей, и Каланта обрадовалась оцепенению, охватившему ее перед тем; как мир окончательно рухнул.

Первое, что она увидела, придя в себя, было солнце, пробивавшееся сквозь зеленую листву над головой. Каланта понимала, что солнце греет, однако ей казалось, что она промерзла до глубины души. То тепло, которое Джаред принес и ее жизнь, исчезло, и ей стало холоднее, чем когда-либо раньше.

Второе, что она увидела, было лицо Джареда. Он склонился над ней с озабоченным выражением. Каланта решила, что это игра света. Джаред не может за нее тревожиться. С какой стати? Это она виновата во всем. Теперь ей стал понятен его гнев.

Каланта попыталась сесть, но Джаред ее удержал. Она не хотела оставаться в таком уязвимом положении.

– Со мной все в порядке. Пожалуйста, дайте мне подняться.

Непохоже, что он ей поверил, но все же осторожно помог сесть.

– Простите меня.

Почему он извиняется? Это не он насиловал Мэри.

– Она была такой юной! – На год младше Каланты.

– Да.

– Она была такой милой… – Каланта вспомнила смех Мэри, ее жизнерадостность, и слезы обожгли ей глаза.

– Почему вы потеряли сознание? Вы сказали, что знали о неверности мужа.

Сначала Каланта смутилась, а потом пришла в смятение, поняв, о чем он думает.

– Да, но я не знала, что он настолько жесток. Я думала, Мэри ушла, потому что он ее ударил… Мне и в голову не приходило, что могло случиться что-то подобное. Она была моей подругой. Мы могли бы поговорить. Когда я только вышла за Клэрборна, то понятия не имела, что такое – быть герцогиней, и всего боялась, – лепетала Каланта, потрясение все еще заволакивало ее сознание. – У меня было больше общего с Мэри, чем с любой титулованной дамой.

– А потом вы подружились с другими и изгнали Мэри из вашей жизни?

Каланта вздрогнула, услышав это обвинение, но гнев ее уже испарился вместе с остальными чувствами.

– Я ее не прогоняла.

– Не лгите мне! – Его ярость была так же холодна, как сердце Каланты, и на этот раз она не испугалась.

– Я не лгу.

– Мне известна правда. Мэри рассказывала, что вы оттолкнули ее, перестали относиться к ней как к подруге.

Верно, но сейчас Каланта не могла думать о своей вине и о последствиях поведения, рассчитанного на то, чтобы защитить Мэри.

– Я хочу домой.

– Мы должны поговорить о Ханне.

Что тут можно сказать? У Клэрборна была дочь, но его жена так и не забеременела. Он изнасиловал милую невинную девушку, которая доверяла ему и рассчитывала на его покровительство, но сохранил целомудрие герцогини.

14
{"b":"488","o":1}