ЛитМир - Электронная Библиотека

– Она сказала, что волосы были липкие, – уточнила миссис Дрейк.

Ее муж пожал плечами:

– Думаю, именно это она и имела в виду.

– А цыган в округе нет? – спросил Джаред.

– Насколько мне известно, нет, – ответил лорд Эштон. – Можем завтра поспрашивать в деревне.

– А как она убежала от него? – поинтересовалась леди Эштон, глядя на Джареда.

Ответила ей Каланта:

– Ханна сказала, что негодяй остановился, чтобы облегчиться, а она убежала и спряталась.

Миссис Дрейк завозилась на коленях у своего мужа, поворачиваясь лицом к Каланте.

– Я кое-чего во всей этой истории не понимаю.

– Я много чего не понимаю, Тея. О чем именно ты думаешь? – спросила леди Эштон.

– Какое отношение ко всему этому имеет герцогиня, – сказала миссис Дрейк. – Может, я чересчур любопытная сестра, но почему ты послал за ней, когда выяснилось, что Ханна пропала, Джаред?

– Она любит Ханну.

Миссис Дрейк криво усмехнулась:

– Это понятно, но почему? Какая между ними связь? Я не понимаю.

Каланте показалось, что вокруг нее разыгрывается целая пьеса, и хотя она тоже стоит на сцене, слов у нее нет. Она не хотела рассказывать всем о вероломстве и жестокости своего мужа, но, кажется, это неизбежно.

– Они собираются пожениться, так что, разумеется, она интересуется дочерью Джареда. – Леди Эштон говорила очень уверенно, и в ее голосе звучало удовлетворение собственной догадливостью.

– Мы не помолвлены, – почти выкрикнула Каланта, спеша исправить ошибку.

Джаред промолчал.

– Тогда почему? – настаивала миссис Дрейк.

Выхода нет, поняла Каланта. Если она не расскажет постыдную правду, сестры Джареда решат, что у них своего рода любовная связь.

– Мой покойный муж – отец Ханны.

Все, слова сказаны, но допрос не закончился.

– У Мэри был роман с герцогом Клэрборном? – потрясение спросила леди Эштон.

– Нет, – ответила Каланта.

– Но тогда как же…

Леди Эштон не закончила фразу – ее лицо исказилось от ужаса.

Каланта задрожала от холода, сковавшего ее сердце.

– А как она стала твоей экономкой, Джаред?

– Она хотела зарабатывать себе на жизнь. Только так я мог присматривать за ней.

– Не понимаю, – произнесла миссис Дрейк.

– Когда мы были детьми, то дружили с Мэри, и Джаред продолжал заботиться о ее благополучии. Она была дочерью нашего местного викария, – пояснила Айрис.

– Вы спасли ее, – сказала Каланта, глядя только на Джареда.

Он нахмурился, и шрам на лице побелел.

– Я просто предложил ей работу.

– А я-то все не могла понять, почему у тебя такая юная экономка! – воскликнула миссис Дрейк.

– Узнав о беременности Мэри, моя предыдущая экономка не захотела, чтобы та работала горничной под ее началом.

И Джаред предпочел обеспечить Мэри крышу над головой и дать ей хорошо оплачиваемую работу, не позволив старой склочнице устанавливать свои порядки, подумала Каланта. Его никогда не волновало, что будут говорить другие. Он поступал так, как считал правильным. В отличие от нее самой.

– Умирая, Мэри заставила Джареда пообещать, что он расскажет мне про Ханну. Он сдержал слово, но сначала убедился, что я достойна познакомиться с ней.

Джаред выглядел удивленным, и Каланта едва не улыбнулась.

Неужели он думал, что она не догадается, зачем он ее разыскивал? Учитывая его чувство ответственности и благородство, других вариантов не было.

– А, так вот почему ты приехал ко мне в гости! – воскликнула леди Эштон. И вздохнула. – А я так надеялась, что из твоего интереса к Каланте что-нибудь получится. Тебе пора жениться, Джаред.

Слова леди Эштон напомнили Каланте, какой неподходящей женой считает ее Джаред, и щеки ее вспыхнули.

– Согласен, – в первый раз за последние несколько минут подал голос Джаред.

Все взгляды устремились в его сторону.

– Ты согласен? Ты хочешь сказать, что будешь подыскивать себе жену? – требовательно спросила леди Эштон, а сердце Каланты сжалось.

Мысль о том, что Джаред женится на другой женщине, оказалась больнее, чем она себе представляла.

– Да. И мать для Ханны.

Теперь все взгляды устремились к Каланте, а она героически пыталась преодолеть боль. Не только жену для Джареда, но и мать для маленькой девочки, которую она полюбила. Нет, этого она не перенесет.

Но почему все смотрят на нее?

Разумеется, потому что на нее смотрит Джаред.

Каланта взглянула ему в глаза. Сердце ее колотилось так быстро, словно собиралось выскочить из груди.

– Мы с Калантой собираемся пожениться.

– Пожениться? – От одного слова по спине Каланты потек холод. Она не может больше выйти замуж. Слишком велик риск. А вдруг он узнает о самой большой ее слабости и начнет ненавидеть ее? И он думает, что она мраморная статуя. Нет, это невозможно.

Каланта вскочила с канапе.

– Я не могу выйти замуж. Просто не могу.

И выбежала из комнаты, словно за ней гнались все демоны ада. Так оно и было… ее личные, собственные демоны. Страх и трусость.

Глава 7

После бегства Каланты в библиотеке воцарилась тишина. Джаред чувствовал, как в душе закипают гнев и отчаяние, и больше всего ему хотелось как следует ударить кулаком по стене. Она не хочет за него замуж. Она выскочила из комнаты, словно за ней гналось чудовище.

– Я бы ее застрелила, – пробормотала Тея. В ее глазах отражались гнев и беспокойство, а это стало ударом по его мужскому самолюбию. Джаред не хотел, чтобы сестра его жалела.

Дьявольщина, да почему он вообще решил, что Каланта не такая, как все?

– Думаю, это положило бы конец ее терзаниям, но вряд ли помогло бы Джареду, – отозвалась Айрис.

– Ее терзаниям? А как насчет Джареда? Как она вообще могла так вот поступить? – возмутилась Тея.

Айрис встретилась взглядом с Джаредом. Ее обычно теплые карие глаза сейчас смотрели проницательно и выжидающе.

– Надеюсь, что у нашего брата хватит здравого смысла, чтобы не бросить сватовство из-за понятного страха Каланты.

Тея соскочила с колен мужа. Узел темных волос на макушке угрожающе закачался.

– Он не чудовище! Она не имеет никакого права его бояться!

– Конечно, он не чудовище, – согласилась Айрис. Ее лицо было слишком безмятежным на фоне возмущения Теи. – Каланта его и не боится. Она боится замужества.

Джаред напрягся.

– Что за чертовщину ты несешь?

– Ты же ее слышал. Она не сказала, что не хочет выхолить за тебя, она сказала, что не может выйти замуж. Точка. – Вгляд Айрис смягчился. – Ведь совершенно очевидно, что онa увлечена тобой и обожает Ханну.

– Да она избегает меня всю неделю! Увлекшаяся женщина так себя не ведет.

И какого дьявола он заявил, что они собираются пожениться? В тот момент это казалось правильным. Он не хотел отказываться от Ханны, просто не мог – и мечтал заботиться и Каланте. Нужно признать, что он попытался манипулировать ею, заявив в присутствии остальных о грядущем браке в тердой уверенности, что таким образом она не сможет сказать «нет».

И ошибся.

Тея одной рукой подперла подбородок.

– Если Айрис права и герцогиня боится замужества, она, разумеется, будет тебя избегать. Ты представляешь собой угрозу ее независимости именно потому, что нравишься ей.

Дрейк встал и обнял жену сзади за шею.

– Уж кому это и знать, как не тебе, любовь моя.

Щеки Теи нежно порозовели. Джаред никогда раньше не видел, чтобы она краснела, – ее самообладанию могли бы позавидовать и мужчины.

– Пирсон прав. Я ужасно боялась замужества, и особенно его самого.

– Ты боялась Дрейка? – спросила Айрис, и в голосе ее прозвучало изумление, охватившее и Джареда.

Тея кивнула.

– Я обещала маме, что никогда не выйду замуж за человека, подобного Лэнгли.

– Но Дрейк абсолютно не похож на папу! – воскликнула Айрис.

– Теперь-то я это знаю, но тогда я боялась его силы. У мужчин в браке столько прав, а у женщин их почти нет. Из-за жестокой ревности Лэнгли маме пришлось бежать со мной в Вест-Индию, и она умерла, так и не увидев снова Джареда. Я панически боялась попасть в зависимость от мужчины.

22
{"b":"488","o":1}