ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты боялась выходить замуж из-за низости отца? – уточнил Джаред, пытаясь мысленно упорядочить все сказанное.

– Да.

Так насколько же сильнее должна бояться брака Каланта, побывав замужем за таким монстром, как герцог?

– Так ты действительно думаешь, что Каланта больше боится замужества, чем меня?

Тея покачала головой:

– Нет. Я думаю, она боится тебя, потому что ты притягиваешь ее. Она выглядела потрясенной, когда Айрис заговорила о том, что тебе пора найти жену. Я больше не злюсь и мыслю более ясно, и мне совершенно очевидно, что она не просто увлечена. Думаю, она тебя любит.

Джаред отмахнулся от романтической фантазии своей сестры и начал обдумывать все остальное. Если Каланта на самом деле страшится замужества, значит, его самого она все-таки не боится. Как это она сказала тогда на лугу? Что научилась бояться мужской силы и гнева. Она судила его по эмоциям, а не по характеру.

Черт побери! Даже ему понятно, что она считает его характер нормальным, а не таким, которого следует бояться. Должно быть, ее супруг научил ее другому страху. Разве удивительно, что он научил ее также бояться брака как такового? Тея права. У женщин в браке очень мало прав и еще меньше шансов на защиту.

– Разве это не одно и то же? – спросил Джаред. – Если она не верит, что я не причиню ей боли, значит, боится меня, а не замужества.

Тея протянула руку и прикоснулась к нему.

– Возможно, так оно и есть, малыш. Может быть, она боится поверить тебе.

Джаред посмотрел на сестер и вспомнил, через что пришлось пройти обоим зятьям, чтобы убедить тех выйти за них. Похоже, Дрейку пришлось так же нелегко, каки Эштону. Однако ни один из них не сдался, и он, Джаред, тоже не сложит руки. Ему есть что терять. Он хочет Каланту, а Ханну любит, как собственную дочь, но честь не позволит ему оставить девочку у себя, если Каланта сама захочет ее воспитывать. Он должен сдержать слово, данное Мэри.

– Ваша светлость, лорд Рейвенсвуд милостиво просит принять его в гостиной.

Каланта даже не подняла глаз от базилика, который пересаживала в другой горшок. Обычно вечерами она занималась своими исследованиями, но сейчас не могла видеть ни пустую гостиную, ни книги.

Ей не пришлось думать дважды, чтобы сказать:

– Пожалуйста, сообщите виконту, что меня нет дома.

Каланта не могла его видеть. Ей придется извиниться за неприличное поведение, но не сейчас. Пока сил посмотреть ему в лицо не было.

Глаза обожгло слезами, но Каланта сморгнула их. Весь последний час, а то и дольше, она казалась себе лейкой и не могла больше выносить это. Необходимо укрепить оборону, снова окружить себя стеной изо льда, которая защитит ее от боли, рвущей сердце на части.

Томас не ответил, но Каланта чувствовала, что он не ушел.

– Ваша светлость?

– Да, Томас?

– Вы уверены, что хотите, чтобы я отослал виконта прочь?

«Нет!» – кричало ее сердце. «Да», – требовал разум.

– Совершенно уверена.

– Но, ваша светлость…

Каланта все-таки подняла глаза и увидела, что ее идеальный дворецкий в замешательстве. Он смотрел озабоченно и определенно не хотел сообщать Джареду, что ее нет дома. Он был тут, когда она выскочила из дома, требуя немедленно оседлать лошадь, узнав об исчезновении Ханны. Он был тут, и когда она вернулась с заплаканными глазами. Томас никогда раньше не видел, чтобы герцогиня теряла самообладание.

– Пожалуйста, Томас. Я не склонна к общению сегодня вечером.

– Но, ваша светлость, может быть, виконт… – Томас не договорил, не зная, как продолжить и при этом соблюсти достоинство дворецкого. Хорошие слуги не вмешиваются в дела своих господ.

– Спасибо за заботу, но я настаиваю, чтобы ты отослал виконта.

Томас кивнул и повернулся к двери.

Каланта едва не позвала его назад, но все же безжалостно подавила этот порыв.

Она снова вернулась к базилику, стараясь сосредоточиться на его аромате и прохладной земле между пальцами. Каланта не хотела думать о Джареде или о возможности выйти за него замуж. Она понимала, что подтолкнуло его сегодня днем. Жалость. Джаред знал, что она полюбила Ханну, и в типичной для себя героической манере предложил ей возможность растить девочку. На это нельзя соглашаться. Она слишком опасается замужества.

Кроме того, Джаред заслуживает жены, достойной себя, жены без темного прошлого и без ужасных пороков. И он такую найдет. Ханне нужна мать, а у самого Джареда есть долг перед родом – произвести на свет наследника. Наследников. Другая женщина выносит его ребенка. Его детей. Каланта стиснула руки и, не понимая, что делает, раздавила несколько здоровых листочков на базилике.

– Еще немного такого отношения, и ваши растения начнут вас избегать.

Она резко обернулась и оказалась с ним лицом к лицу.

– Джаред!

– А вы ожидали кого-то другого?

– Нет, но я велела Томасу сказать вам, что меня нет дома.

Совершенно непонятно, почему она решила, что Джаред послушно согласится с этим вежливым отказом. Он поступал так, как считал нужным, он, несомненно, хотел ее видеть.

– Да, я знаю. Но бессмысленная работа в оранжерее вряд ли означает, что вас нет.

Каланта нахмурилась. Он прекрасно понял, что она имела в виду.

– Я не склонна к общению сегодня вечером, Джаред.

В особенности с ним.

– Даже с человеком, за которого вы собираетесь замуж?

– Я не собираюсь за вас замуж, – категорично заявила Каланта.

– Совсем наоборот, Кали. Вы будете моей женой и матерью моих детей.

Он понятия не имеет, насколько привлекательны для нее обе эти роли – но все же не настолько, чтобы побороть ее страхи.

– Не называйте меня Кали, – сказала Каланта, потому что ей проще было спорить с этим, чем с его настойчивым желанием пожениться.

– Ханна же вас так называет.

– Ханна – ребенок.

– А я мужчина.

– Да. – Потрясающий мужчина. Даже сейчас, несмотря на расстройство, Каланте хотелось снова кинуться к нему и ощутить его волшебные губы на своих.

Джаред подошел ближе, и она смогла заглянуть в коричневую глубину его глаз. Ее опалило их теплом.

– Вы хотите быть матерью Ханны?

– Да. – Какой смысл отрицать это? Кроме того, она обещала никогда ему не лгать.

– Значит, остается только одна сложность – стать моей женой.

– Да.

– Неужели я настолько ужасен, что вы не можете вынести даже мысль о браке со мной, Кали?

Все это время он придвигался к Каланте и теперь стоял не дальше чем в футе от нее. Жар от его тела словно обволакивал Каланту, касаясь одновременно ее сердца и сокровенного женского естества.

– Нет. – Слово прозвучало шепотом, но он услышал.

– Так почему же вы не хотите выйти за меня замуж?

Каланта пыталась обороняться, но его близость захлестывала ее. В отчаянии она прошептала:

– Вы считаете меня мраморной статуей.

Джаред покачал головой и взял обе ее руки в свои. Он был без перчаток, и Каланта ощутила теплую силу его пальцев на обнаженной коже предплечий. От наслаждения она почти перестала дышать. Такое простое прикосновение, но для Каланты, к которой Джаред за несколько дней прикасался чаще, чем все мужчины, вместе взятые, за последние шесть лет, ощущение было почти непереносимым.

– Вы ошибаетесь.

Его слова проникали сквозь чувственную дымку, окружившую Каланту.

– Прошу вас, не лгите мне. Я знаю. Я слышала, как ваша сестра разговаривала обо мне со своим мужем. Вы сказали ей, что не хотите жениться на мраморной статуе.

– Не хочу. Я хочу жениться на вас.

Она стояла неподвижно и понимала, что должна рассказать ему все. Если она промолчит, Джаред не откажется от невероятной идеи жениться.

– Клэрборн называл меня мраморной статуей. Он сказал, что я пуста и бесполезна, что моя красота – это все, что у меня есть для искупления, но этого недостаточно.

Глаза Джареда гневно сощурились.

– Этот человек был глупцом.

Каланта покачала головой:

23
{"b":"488","o":1}