ЛитМир - Электронная Библиотека

– Даже виконтесса выходит замуж с соблюдением всех формальностей, а не в такой спешке. Создается впечатление, что спешка вынужденная.

Разумеется! Первой заботой Эллен будет соблюдение приличий. В конце концов, Каланта пока еще Клэрборн. Возможное появление сплетен, на которые она намекала, должно сверх всякой меры расстроить герцогиню Клэрборн. Однако сама Каланта находила смехотворной мысль о том, что может стать объектом обсуждения, что будут говорить, будто она вышла замуж, потому что ее добродетель оказалась скомпрометированной.

Она пробыла замужем два года, однако ближе всего подошла к какой-либо интимности только с Джаредом… полностью одетая и даже не в спальне.

– Это недопустимо. Вы должны были немедленно уведомить меня, как главного распорядителя ваших денежных средств после смерти моего брата, о заключении брачного соглашения. – Лицо Генри опасно побагровело.

Каланта понадеялась, что Дженни не ошиблась, сказав, что присутствие жены удержит деверя от вспышки ярости. Она инстинктивно отодвинулась на край кушетки, откуда могла быстро вскочить на ноги.

– Мы не заключали брачного соглашения. Я не думаю, что Джаред собирается это делать.

Каланта потрясенно сообразила, что даже не задумывалась об этом. Ей следовало бы побеспокоиться о сохранении права собственности на этот дом, чтобы обеспечить себе хоть какую-то независимость, но эта мысль даже не приходила ей в голову. Она доверяла честности Джареда. Разве не согласился он жениться на женщине, которую не любит, чтобы выполнить обязательства перед умершей? Он наверняка сдержит и свои обещания ей, Каланте.

Кроме того, брачное соглашение никак не защитило ее после смерти Деверила. Генри до сих пор контролирует все ее деньги и пытается таким образом контролировать и ее саму.

– Леди не выходит замуж, не обеспечив прежде всего своего будущего и будущего своих потомков, – заявила Эллен.

– Как было обеспечено мое будущее брачным соглашением с Деверилом? – язвительно поинтересовалась Каланта.

– Вот именно! – ответил Генри вместо своей жены, пропустив мимо ушей сарказм невестки.

– Тогда я лучше обойдусь без подобных гарантий.

– Значит, вы просто дурочка! – Генри повысил голос, и Эллен бросила на него пронзительный взгляд. Он с трудом взял себя в руки. – Вы не можете доверять лорду Чудовище! Как только вы выйдете за него замуж, ваши деньги будут принадлежать ему. У меня больше не останется полномочий оберегать ваши средства.

Каланта встала и сердито сверху вниз посмотрела на деверя. Она не сомневалась, что единственной тревогой Генри была невозможность в дальнейшем угрожать ей тем, что он урежет ей денежное содержание, и таким образом принуждать ее подчиняться ему. Однако она не стала упрекать его, сосредоточившись на куда более важном.

– Вы немедленно прекратите называть моего жениха этим отвратительным прозвищем, или вам придется тотчас же покинуть мой дом.

Генри окончательно потерял самообладание.

– Как ты смеешь нам угрожать?! До того как встретить Деверила, ты была дочерью безвестного священника без гроша в кармане. А теперь осмеливаешься напускать на себя важность, хотя на самом деле не представляешь из себя ровным счетом ничего, кроме того, чем сделал тебя мой брат!

– Он сделал меня герцогиней, – согласилась Каланта, – но я бы предпочла выйти замуж за конюха, чем страдать те два омерзительных года, которые пробыла женой герцога Клэрборна!

Генри вскочил на ноги. Его ярость была буквально осязаема. Он открыл рот, собираясь испепелить Каланту, но не успел.

– Клэрборн. – Голос Эллен хлестнул, как хлыстом, хотя говорила она с безупречными интонациями настоящей герцогини. – Не забывайтесь.

Каланта не желала отступать ни на йоту. Она впилась гневным взглядом в Генри, хотя и понимала, что очень рискует.

– Сядьте, герцог. Не давайте прислуге Каланты пищу для сплетен самого дрянного характера.

Как ни странно, Генри послушался жены и сел. Из этой женщины действительно могла бы получиться куда лучшая жена для Деверила.

Эллен обратилась к Каланте, не выпуская из виду супруга:

– Герцог и я знаем, что ваш брак оказался не настолько удачным, как мог бы, но вы должны понять, что Генри очень любил своего брата. Пожалуйста, извините его за столь эмоциональные слова.

Генри кивнул, с заметным трудом проглотив ярость.

– Я не намеревался обидеть вас, дорогая моя.

Но Каланта не собиралась так легко сдаваться.

– Дайте мне слово, что вы больше не будете так оскорбительно называть моего жениха. – Она обращалась непосредственно к деверю, не обратив внимания на извинения Эллен.

– Даю.

– Я потрясена, – произнесла Эллен. – За последние четыре года вы не выказывали ни малейшего желания снова выйти замуж.

– У меня не возникало такого желания, пока я не встретила Джареда, – честно призналась Каланта. Она и сейчас этого не хотела, но еще меньше ей хотелось причинить боль Джареду или Ханне.

– Вы наверняка понимаете, что если бы я знала о подобном намерении, то приложила бы все усилия и помогла бы вам подыскать подходящего мужа.

Что бы сказала Эллен, узнай она, что ее супруг сделал Каланте похожее предложение, собираясь подыскать ей любовника? Что-то не верится, что Эллен сочла бы его предложение согреть постель Каланты приемлемым.

– Я знаю, что вы не собирались намекать, будто виконт каким-то образом не подходит на роль моего мужа. В конце концов, он наследник графства, а это весьма выгодная партия для дочери безвестного священника без гроша в кармане. В любом случае позвольте мне вас заверить, что даже как Каланта, герцогиня Клэрборн, я не выйду замуж ни за какого другого джентльмена и даже рассматривать подобное предложение не буду.

Каланта так и не узнала, что могла бы ответить на ее слова Эллен, потому что именно в этот момент Томас объявил о приходе Джареда и Ханны. Каланта повернулась, чтобы поздороваться с ними. Крупное тело Джареда заполнило весь дверной проем, плечи едва ли не упирались в косяки. Лицо его было настороженным, и он не спешил входить в комнату. Ханна зашевелилась у него на руках, и Джаред опустил ее на пол, не отрывая взгляда от Каланты.

Почему у него такие напряженные глаза?

Каланта не успела над этим хорошенько подумать, потому что Ханна промчалась через всю комнату и изо всех сил обняла ее за ноги.

– Кали! Джаред привел меня к тебе! Мы будем пить чай?

Каланта наклонилась и прижала девочку к себе.

– Как приятно видеть тебя, малышка! Конечно, мы будем пить чай!

Она выпрямилась и наткнулась на взгляд Джареда. Он успел подойти совсем близко и теперь наклонился, чтобы поцеловать Каланту в щеку.

– Добрый день, mon ange. Надеюсь, я не помешал?

Каланта, потрясенная его подчеркнуто собственническим приветствием, чуть не прижала пальцы к тому месту на щеке, куда Джаред поцеловал ее, но все же удержалась от такого предательского жеста.

– Герцог и герцогиня очень хотят с вами познакомиться, Джаред.

Джаред улыбнулся, и озорной блеск в его глазах подсказал Каланте, что он ей не поверил. Она улыбнулась в ответ, и Джаред замер. Он протянул руку и провел указательным пальцем по верхней губе Каланты.

– У вас такая милая улыбка, mon ange.

Теперь замерла она, и даже дышать перестала.

Тут послышалось неодобрительное фырканье Генри, Каланта почувствовала, что маленькие пальчики Ханны стиснули ее руку, но никак не могла отвести взгляд от тепла, светившегося в глазах Джареда. Она заставила себя вдохнуть.

– Благодарю вас.

Джаред отвел от нее взгляд и обернулся к гостям, не убирая руку, хозяйским жестом положенную на плечо Каланты.

– Представьте нас.

– Джаред, могу я представить вам герцога и герцогиню Клэрборнов?

Джаред поклонился, точнее, слегка шевельнул плечами и головой. Генри просто обязан был оскорбиться этим, а также тем, что Каланта начала представлять их жениху, вместо того чтобы соблюсти приличия и представить виконта герцогу.

27
{"b":"488","o":1}