ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джаред? – Голос Каланты звучал невнятно, она все еще крепко держалась за его жилет.

– Что?

– Куда ты меня несешь?

– Куда-нибудь, чтобы закончить начатое.

Она замолчала, потом произнесла:

– О! – и возобновила атаку на его жилет. К тому времени как они добрались до сарая, Каланта уже расстегнула все пуговицы.

Джаред наклонился, не выпуская ее.

– Открой дверь.

Даже ему самому показалось, что это прозвучало сурово, но Каланта не обратила внимания. По крайней мере она больше не напрягается рядом с ним.

Каланта послушно толкнула дверь. Джаред внес ее внутрь, удивившись чистоте и порядку в этом, как оказалось, сарае для пересадки растений. Тусклый свет из единственного окошка давал возможность увидеть, что все цветочные горшки и инструменты хранятся в идеальном порядке.

– Ты содержишь все свои хозяйственные постройки в такой чистоте?

Ее горячие маленькие руки гладили его по груди.

– Конечно, – пробормотала она, удивленная его вопросом.

Джаред улыбнулся, вспомнив свой собственный захламленный сарай. Интересно, что она скажет, когда увидит его? Он осторожно поставил Каланту на пол.

Она отступила назад, сорвала с себя передник, швырнула его на горшки на ближайшем к окну столе и посмотрела на Джареда:

– Я должна снять платье?

Нет, если он надеется хоть как-то управлять ситуацией.

– Нет.

Ее глаза сузились.

– Не понимаю.

– Не волнуйся, mon ange. Я сам обо всем позабочусь.

Перейдя от слов к делу, Джаред сел на лавку и потянул Каланту к себе. Она ахнула и, широко раздвинув бедра, опустилась Джареду на колени. Он положил ладонь ей на щеку, чтобы поцеловать. Ее мгновенный отклик отозвался у него в чреслах. Его мужское естество уже давно было твердым и теперь ныло от неудовлетворенного желания.

Джаред провел рукой по шее Каланты и положил ладонь ей на грудь. Маленький сосок затвердел под его ладонью и остро торчал под тонким муслином платья. Джаред потянул ни из рукав вместе с лифом, обнажив сладкие изгибы ее тела. Каланта была само совершенство. Он просто обязан вкусить пой сладости. Наклонившись, Джаред обвел сосок кончиком языка.

Каланта вскрикнула, и Джаред повторил свой жест. Еще никогда женщина так не откликалась на его прикосновения. Он умел доводить женщин до экстаза, но Кали заставляла его чувствовать, что она хочет именно его, а не просто тех ощущений, которые он может ей доставить. Ее отклик трогал его до глубины души.

Каланта заерзала на его коленях, и Джаред понял, чего она жаждет – хотя сама она этого не понимала. Он задрал ей юбку, положил руку на обнаженное бедро и обвел большим пальцем круг. Каланта замерла. Он оторвался от ее груди и посмотрел ей в очаровательные синие глаза. Они потемнели от страсти, а обычно белая, как сливки, кожа покрылась жарким румянцем.

– Не бойся, mon ange. Сейчас я к тебе прикоснусь.

– Да. – Она беззвучно выдохнула, когда его рука медленно переместилась вверх, к самому сокровенному месту.

Каланта подскочила на месте, едва Джаред кончиками пальцев задел влажные завитки у нее между ног. Другой рукой он нежно погладил ее шею.

– Все хорошо. Ты мне доверяешь?

Она молча кивнула.

Палец Джареда скользнул внутрь, между мягкими женскими складочками, и Джаред задрожал, ощутив там влагу. Кончиком пальца он увлажнял средоточие женственности до тех пор, пока затвердевший маленький бугорок не сделался таким же скользким, как и все остальное.

Каланта снова вскрикнула и прижалась к его руке. Джаред осторожно заменил указательный палец на большой, начал описывать им эротические круги вокруг этого сладкого местечка и ощутил, как ее бедра напрягаются все сильнее. Он жадно поцеловал ее, ненасытно впиваясь в ее губы, и Каланта едва не сошла с ума от восторга. Тогда Джаред наклонил голову, втянул в рот твердый розовый сосок и пососал его. Сильно.

Она пронзительно закричала и обмякла в его руках, громко всхлипывая от наслаждения, а Джаред все потирал сладкое местечко у нее между ног и дразнил языком и зубами бархатный сосок.

* * *

Два дня спустя, пакуя книги для отправки их в Рейвен-Холл, Каланта все еще дрожала от воспоминаний о наслаждении, доставленном ей Джаредом. Она думала, что он собирался заняться с ней любовью, так и не поняв, даже после случившегося на полу в оранжерее, что он может завершить начатое без финального акта слияния. Однако она поняла, что у ее жениха поразительно талантливые руки. Каланта до сих пор краснела, вспоминая, как кричала и всхлипывала у него на коленях.

Она ожидала, что потом Джаред тоже будет искать удовлетворения. Доказательство его желания было очевидно, и все же он отказался, сказав, что запросто, черт бы все побрал, подождет до свадьбы. Каланту слишком ошеломило полученное наслаждение, и она была не в состоянии с ним спорить, зато теперь все меньше и меньше боялась предстоящей брачной ночи. Джаред хочет ее, и она убеждала себя, что ничего не изменится, когда они поженятся; не так, как это произошло с Деверилом.

Каланта начала думать, что Джаред сказал правду. Деверил не сделал их брак настоящим не потому, что она, Каланта, не могла вызвать желания, а потому, что это был еще один способ причинить ей боль и заставить почувствовать себя человеком низшего сорта. Однако это не имело значения. Деверил мертв, а она очень скоро позабудет даже фамилию Клэрборн.

Опустившись на колени, Каланта положила книгу об археологических раскопках на Востоке в упаковочный ящик. Последнее растение вынесли из ее оранжереи вчера вечером, и телеги с драгоценным грузом уже отправились в неторопливое путешествие в Рейвен-Холл. Она оставила только «деток» от некоторых кустов и трав, чтобы садовник ими занимался. Оставила она и письменные инструкции внучке Томаса, чтобы та продолжала снабжать засахаренными розами детей викария, а также рецепты и сборы трав, помогающих при различных заболеваниях местным жителям. Их можно будет приготовить, когда «детки» достаточно подрастут. Каланте нравилось думать, что она сможет поухаживать за своими растениями, когда они с Джаредом и Ханной приедут сюда навестить Эштонов.

Пусть ее жизнь решительно менялась, мысль о некотором постоянстве успокаивала. Скоро она станет виконтессой Рейвенсвуд. Простой леди, и больше никаких герцогинь. Джаред не ожидает от нее совершенства. И не считает ее мраморной статуей. Это просто невозможно после пережитой страсти.

– Право же, моя дорогая, вряд ли это подобающее для герцогини занятие. Уж наверное, ваши слуги могли бы проследить за упаковкой книг.

Услышав голос Генри, Каланта вскочила на ноги. Зачем он вернулся? Он должен понять, что она не намерена менять свое решение о браке. Вчера подписали брачное соглашение, и Джаред доказал свое исключительное благородство. Он обеспечил ее будущее, как и обещал.

Герцог был одет в бриджи и сюртук для верховой езды.

– Генри, я не ожидала увидеть вас сегодня. Эллен с вами?

А где Томас? Почему он не доложил о герцоге?

– Моя жена предпочла остаться в Клэрборн-Парке.

– Понимаю. – Ничего она не понимала.

Она не могла понять, в чем причина визита герцога и почему он решил явиться без жены. Генри повернулся и закрыл дверь в гостиную, от чего комната показалась еще меньше, чем обычно. Каланта невольно отступила назад.

– Зачем вы это сделали? Мне вряд ли подобает беседовать с джентльменом при закрытых дверях.

Даже вдова должна придерживаться определенных ограничений, а уж молодая вдова – тем более. Каланта не обращала на них с Джаредом внимания, но считала их своего рода защитой, когда имела дело с Генри.

– Боюсь, мне нужно поговорить с вами о весьма деликатных вещах. Не хотелось бы, чтобы слуги подслушивали.

– Я плохо представляю себе, о чем вы можете говорить со мной, опасаясь, что вас подслушают слуги, и вынуждена настаивать, чтобы вы тотчас же открыли дверь. – Каланта обогнула стол, направляясь к двери.

32
{"b":"488","o":1}