ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как только я сняла обязательный траур, то заказала себе новый гардероб из всех возможных оттенков синего цвета.

– Тебе этот цвет очень идет, – дипломатично заметила Тея.

– Мой первый муж так не считал. Он утверждал, что для женщины с голубыми глазами слишком банально одеваться в синее, и за все два года замужества у меня не было даже синего носового платка.

– Могу подтвердить, – произнесла Дженни, нарушив молчание, которое хранила с того момента, как сестры Джареда оккупировали спальню.

– Джаред не будет вмешиваться и решать, какой цвет тебе носить, – предрекла Айрис.

Каланта улыбнулась своему отражению в зеркале, впервые получив удовольствие от собственной красоты. Она хотела быть красивой для Джареда. Она была согласна с заявлением его сестры – Джаред не будет вмешиваться и решать, в какие цвета ей одеваться, не будет следить, чтобы ее платья были последним писком моды. Такие вещи ничего не значили для мужчины, за которого она собиралась выйти замуж.

– Думаю, выйдя замуж за твоего брата, я буду одеваться во все цвета радуги. – Только таким образом она сможет полностью выразить, как счастлива, что встретила такого мужчину.

Похоже, его сестры понимали это, потому что обменялись одобрительными улыбками.

Дженни разобрала на локоны массу золотистых волос, доходивших Каланте до талии, и уложила их в затейливую прическу. Закончив, она застегнула на ее шее небольшую нитку жемчуга, доставшуюся Каланте от матери.

– Ты выглядишь в точности как ангел, каким тебя объявило общество. – Слова Айрис не вызвали даже отзвука привычной боли.

Джаред называл ее своим ангелом, в этом-то и заключалась разница.

– Она выглядит как женщина, достойная стать женой нашего брата, – откликнулась Тея, – но держу пари, он ужасно разозлится, когда увидит вырез на платье Каланты. Пирсон обязательно бы разозлился, но я бы все равно его не сняла.

Каланта уставилась на свою будущую золовку, а потом расхохоталась:

– Бьюсь об заклад, ты бы не сняла! Ты думаешь, Джаред рассердится? Может быть, нужно замаскировать вырез кружевами, чтобы он выглядел скромнее?

– Нет. Он с ума сойдет от желания и обвинит в этом тебя, но я считаю, что это очень приятно. Так что пусть это тебя не беспокоит. – Практический совет Теи успокоил расходившиеся нервы Каланты, и она понадеялась, что та права. Хотя мысль об охваченном страстью Джареде и вправду была очень приятной.

Айрис порывисто обняла Каланту, и та тепло обняла в ответ сначала ее, а потом Тею.

Позже, стоя лицом к Джареду перед прихожанами, собравшимися в сельской церкви посмотреть на их венчание, Каланта поняла, что его сестра была права. Он таким пылким взором наблюдал, как она шла по проходу старой церкви, что едва не опалил ее. Встав слева от него, лицом к священнику, Каланта позволила себе слегка улыбнуться.

– Дорогие влюбленные…

Священник начал вступление к брачным обетам, и Каланта пыталась слушать, но ее мысли занимал гигант, стоявший рядом. С этого дня и навсегда она будет его женой, а он ее мужем. Когда священник спросил, есть ли здесь кто-нибудь, знающий о препятствиях, которые не позволяют им связать себя узами брака, Каланта почти ожидала увидеть герцога, все-таки явившегося в церковь. Она усилием воли заставила себя смотреть только вперед, но не смогла подавить вздоха облегчения, когда никто ничего не сказал.

Глядя на Джареда, юный священник спросил:

– Джаред Селуин, виконт Рейвенсвуд, согласен ли ты взять в жены эту женщину, чтобы жить с ней, как повелевает Господь, в священном браке? Будешь ли ты любить ее, почитать и беречь в болезни и здравии, пока смерть не разлучит вас?

Джаред произнес громко и уверенно:

– Да.

Посмотрев на Каланту, священник сказал:

– Каланта Клэрборн, вдовствующая герцогиня, согласна ли ты взять этого мужчину в мужья, чтобы жить с ним, как повелевает Господь, в священном браке? Будешь ли ты повиноваться ему, служить ему, любить и почитать, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит вас?

Слова обета заполнили ее душу до самого донышка, и Каланта произнесла:

– Да, – подтверждая перед Богом и людьми свою бесконечную веру в мужчину, которого выбрала себе в мужья.

– Кто отдает эту женщину в жены этому мужчине?

Лорд Эштон сказал:

– Я, – и вложил ее правую руку в правую руку Джареда, как того требовал многовековой обряд венчания.

Каланта, хотя и побывала один раз замужем, переживала все совершенно по-новому. Она никогда по-настоящему не принадлежала Деверилу, потому что он не нуждался в реальной женщине, но Джареду она будет принадлежать до самой смерти.

Повторяя за священником, Джаред говорил:

– Я, Джаред, беру в жены тебя, Каланта, чтобы хранить и беречь отныне и навеки, и в горе и в радости, и в богатстве и в бедности, и в болезни и в здравии, чтобы любить и почитать, пока смерть не разлучит нас, как повелевает Господь наш, и даю тебе в этом мое слово. – Он посмотрел ей в глаза; его взгляд был напряженным и открытым, и обещал он не только словами, но и взглядом.

Джаред отпустил ее руку, и теперь Каланта взяла его правую руку в свою. Она повторяла слова обета за священником:

– Я, Каланта, беру в мужья тебя, Джаред, чтобы хранить и беречь отныне и навеки, и в горе и в радости, и в богатстве и в бедности, и в болезни и в здравии, чтобы любить, почитать и повиноваться, пока смерть не разлучит нас, как повелевает Господь наш, и даю тебе в этом мое слово.

Ее голос дрожал, пока она произносила эти слова, и не потому, что она страшилась их, а потому, что с ослепительной ясностью понимала, что они означают.

Каждое из них!

Она любила Джареда. Как можно его не любить? Его стремление оберегать поражало Каланту и одновременно заставляло чувствовать себя в безопасности, а ее заледеневшее сердце растаяло у его ног.

Принося брачный обет, Каланта добровольно отдавала ему свое сердце, говоря взглядом то, что не могла решиться сказать словами.

Слушаясь священника, она отпустила руку Джареда, но не удержалась и погладила пальцами его ладонь. Во взгляде Джареда засветилось тайное обещание. Он снова повернулся к священнику и положил на молитвенник кольцо с голубым сапфиром. Священник взял кольцо, благословил его и протянул Джареду. Взяв левую руку Каланты, он надел кольцо на ее безымянный палец, потом взял ее ладонь в обе свои руки и стал повторять за священником слова:

– Эти кольцом я с тобой обручаюсь; телом своим я тебе поклоняюсь; всем своим земным имуществом я тебя одаряю. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Потом Джаред помог ей опуститься на колени, и священник прочитал молитву. Каланта слышала и молитву, и последовавший за ней псалом, но думала только о том, что любит мужчину, стоявшего рядом с ней. Она считала, что утратила способность любить, но ошибалась. Она любит Ханну. Ей нравятся сестры Джареда и их семьи. Ей небезразличны слуги и те, кто рассчитывает на помощь ее снадобий, сделанных из трав. Но Джареда она любит так глубоко, так сильно, что знает – если она его потеряет, это уничтожит ее, сделает то, что не удалось Деверилу, несмотря на всю его жестокость.

Прихожане присоединили свои голоса к голосу священника, а они с Джаредом опустились на колени перед алтарем. Через пятнадцать минут, принимая святое причастие вместе со своим мужем, Каланта ощущала себя настолько единой с мим и с теми, кто здесь сегодня присутствовал, что сердце ее едва не разорвалось от восторга.

Священник благословил их и представил собравшимся уже как лорда и леди Рейвенсвуд. Наконец-то она избавилась от ненавистного титула герцогини, принесшего ей так много горя, и обрела другой, сделавший ее супругой Джареда.

Когда Ханна вырвалась из рук Айрис и кинулась в объятия Каланты, та не выдержала и счастливо рассмеялась.

– Теперь ты моя настоящая мама!

Глава 11

– Ты уверен, что Ханне будет хорошо с твоими сестрами? – спросила Каланта, когда Джаред тронул лошадей, увозя свою жену из Эштон-Мэнора после свадебного завтрака.

34
{"b":"488","o":1}