ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магическая академия строгого режима
Дар Дьявола
Наемник
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
Доктрина смертности (сборник)
Танос. Смертный приговор
Корабль приговоренных
Меня зовут Шейлок
Храню тебя в сердце моем

Свою жену. Он знал, что когда-нибудь ему придется жениться, но даже и не подозревал, что поведет под венец такую красивую и страстную женщину. Теперь Кали по закону принадлежит ему, а скоро он соединится с ней и узами плоти, и тогда она полностью станет его женщиной.

– Это же только на одну ночь. – Его сестры настояли на том, чтобы оставить Ханну в Эштон-Мэноре на первую брачную ночь. – Айрис пообещала, что ни на минуту не спустит с нее глаз.

Экипаж отъехал уже далеко, Каланта перестала оглядываться и махать и вздохнула.

– Я не сомневаюсь, что твоя сестра будет очень хорошо присматривать за нашей дочерью, но Ханна еще никогда не оставалась одна, без тебя, и может разволноваться.

Вспомнив, как небрежно маленькая плутовка отнеслась к его словам о том, что они с Кали уедут на одну ночь и вернутся на следующий день, Джаред очень в этом засомневался. Познакомившись с Калантой, Ханна постепенно смогла примириться с потерей Мэри.

– С ней все будет хорошо. Хватит тревожиться, Кали. Сейчас тебе есть о чем подумать.

– Это о чем же? – спросила она, подражая дразнящему тону, каким разговаривали со своими мужьями Айрис и Тея.

– О том, как удовлетворить мою жажду ангелов.

Каланта замолчала, и Джаред начал гадать, о чем она может думать.

– Ты боишься, mon ange?

– Джаред, помнишь, как ты сказал, что позаботишься о том, чтобы я тебя удовлетворила? – спросила она, не давая прямого ответа.

– Да.

– А что, если я не смогу?

Черт побери! Она действительно тревожится.

– Сможешь.

– А если не смогу?

– Кали, да я после прикосновения к тебе могу расплавить железо. Когда я проникну в тебя, я буду так чертовски удовлетворен, что, может, умру от этого.

Она исступленно заломила руки.

– Джаред!

– Что? – Неужели могут быть еще какие-нибудь вопросы?

– Нам обязательно ждать до ночи?

С этого момента Джаред толком не помнил, как правил экипажем. Все его внимание сосредоточилось на женщине, сидевшей рядом. Добравшись до Роуз-Коттеджа, он швырнул поводья конюху, подхватил на руки Кали и спрыгнул на землю. Томас и остальные слуги собрались, чтобы пожелать им счастья и поприветствовать нового хозяина. Джаред через плечо кинул им «спасибо» и понес Кали вверх по лестнице. Добравшись до их общей спальни, Джаред шагнул внутрь и пинком захлопнул дверь.

Кровать слишком маленькая, подумал он, к следующему приезду нужно обязательно ее заменить. Но мысль задержалась ненадолго, потому что он прижимал к себе нежное тело Кали. Джаред осторожно поставил ее на пол, не выпуская из надежного кольца своих рук.

Она все еще не поднимала глаз.

– Кали?

– Да, Джаред? – ответила она жилету.

– Нам не обязательно ждать до ночи.

– Я немного нервничаю.

Она была белой, как простыня.

– Все будет хорошо.

– Правда?

Джаред оторвал одну руку от ее талии, чтобы взять Каланту за подбородок.

– Да. Ты доверяешь мне?

Она говорила, что доверяет, но он хотел еще раз услышать от нее эти слова.

– Да.

– Повтори еще раз, пожалуйста.

– Я доверяю тебе, муж мой.

Проклятие! У него ноги подкосились, когда она сказала «муж».

– Сейчас здесь только мы с тобой. И нет места дурным воспоминаниям. Я – единственный мужчина, с которым ты будешь сегодня и до конца наших дней. Ты понимаешь меня, ангел мой?

Каланта поняла Джареда, и на нее снизошло спокойствие. Тут нет места для дурных воспоминаний. «Наша кровать». Не «моя», а «наша». Интересно, а в Рейвен-Холле у них будет общая комната? В обществе это совершенно не принято, но все же иногда случается.

Каланта улыбнулась Джареду, чувствуя, что от предвкушения начинает кружиться голова.

– Ты единственный мужчина, которого я хочу.

Он наклонился и слегка прикоснулся губами к ее губам.

– Раздень меня. Я хочу почувствовать на себе твои руки.

Каланта тоже этого хотела. Она хотела раздеть его, хотела своей властью обнажить его тело, представив его своему взору. Каланта закинула руку ему за голову и потянула за кончик черной ленты, которой он связал свои темные волосы. Джаред редко шел на такие уступки, должно быть, он сделал это ради их венчания. Она развязала ленту, и его тяжелые черные волосы рассыпались по плечам. Каланта улыбнулась. Ей нравилась его необузданность.

– Ты выглядишь такой довольной собой, ангел, а всего-то распустила мне волосы.

Каланта покачала головой:

– Я довольна тобой, Джаред.

Его глаза потемнели, но он продолжал вести себя пассивно, пока она помогала ему снять сюртук. Каланта аккуратно повесила его на спинку стула и снова повернулась к Джареду. Медленно расстегивая жилет, одну пуговицу задругой, она говорила:

– Думаю, из меня получится отличный лакей.

– Мой гораздо проворнее, – проворчал Джаред. Каланта только улыбнулась.

– Но сегодня это моя обязанность, не правда ли?

– Да. – Джаред буквально прорычал это слово, но Каланта не встревожилась. Она уже научилась видеть разницу между его гневом и желанием.

– Значит, тебе придется потерпеть, пока я развертываю свой бесценный подарок.

– Вот как ты меня воспринимаешь? – воскликнул Джаред, в восторге от того, что Каланта относится к нему как к дару.

Она кивнула, и взгляд ее был теплым и очень серьезным. Потом Каланта стянула с его плеч жилет, и глаза ее вспыхнули. Она нежно обвела пальцем оба его соска, и Джареду потребовалось все его самообладание, чтобы не швырнуть ее на кровать, не задрать юбки и не проникнуть в нее.

Он застонал:

– Наверное, это была не самая лучшая идея.

Каланта негромко рассмеялась:

– Расслабься, Джаред. Тревожиться совершенно не о чем.

Он закрыл глаза и мысленно начал считать овец в огромной отаре. Это помогло… ненадолго.

Джаред почувствовал, как она потянула за концы галстука, он развязался и с нежной лаской соскользнул с шеи. Ее пальцы начали расстегивать рубашку, и Джаред подумал о шрамах, оставленных волком, которые никогда не видело общество. Грудь и спина были отмечены такими же страшными рубцами, как и те, что изуродовали его лицо.

Ему захотелось, чтобы она не снимала рубашку, но раньше или позже ей все равно придется привыкать к виду этих шрамов. Джаред услышал, как она втянула в себя воздух, когда скинула с него рубашку и его тело, освещенное дневным светом, предстало перед взором жены. Наверное, следовало подождать темноты. По крайней мере при свечах потрясение было бы не таким сильным.

Тут Джаред ощутил, как она проводит пальчиками по следам, оставленным острыми клыками зверя, в точности как сделала это на шрамах на его лице.

– Я не знала, хотя могла бы догадаться. Невозможно сражаться с волком и получить всего лишь несколько ничтожных отметин на лице.

Джаред резко открыл глаза, ожидая увидеть ее отвращение, но к слезам, наполнившим глаза Каланты, он готов не был.

Две слезинки поползли по щекам. Джаред вытер их большими пальцами.

– Не плачь.

– Я не могу удержаться. Ты был ранен.

– Это случилось давным-давно. Они уже не болят. – Особенно когда она прикасается к ним так легко и ласково. Уж какая тут боль! Его тело просто изнемогало от желания.

Каланта покачала головой, но ничего не сказала. Вместо этого она просто склонилась и начала целовать шрамы на его груди теми же дразнящими прикосновениями, что и шрамы на лице в тот вечер в оранжерее. Его мужское естество, и без того твердое как камень, едва не выскочило из черных атласных штанов, которые он надел на свадьбу. Джаред схватил ее за талию и сильно прижал к себе, чтобы их тела соприкоснулись.

Каланта гладила его по груди, одновременно продолжая нежно прикасаться к ней губами. Она не ограничилась шрамами, оставленными волком, а поцеловала по очереди оба его соска. Если она вскоре не доберется до его штанов, он просто умрет.

Джаред протянул руку и развязал тесемки на ее платье, радуясь, что не порвал их в спешке. Он не хотел пугать Каланту, но самообладания почти не оставалось. Похоже, она даже не заметила, что Джаред стянул ее платье вниз и теперь оно болтается на бедрах, поскольку была очень занята, пробуя на вкус его обнаженную кожу и доводя его до безумия дразнящими прикосновениями язычка и зубов.

35
{"b":"488","o":1}