ЛитМир - Электронная Библиотека

Молчание Джареда раздражающе действовало на ее натянутые нервы.

– Он ошибается, – произнесла Каланта, не особенно надеясь на то, что муж или его зятья ей поверят.

Все доказательства были против нее. Джаред сердито посмотрел на Эштона:

– Думаю, ты прав. Этот человек говорит правду. Он думает, что его наняла Кали.

Каланта не могла поверить, что Джаред такое сказал. Оживали ее самые страшные ночные кошмары. Он поверил этому мерзкому человечку, а не ей! Все начиналось сначала – ужасное недоверие, обвинения, и она не могла это прекратить.

– Так кто же, по-твоему, его нанял? – спросил Дрейк. Каланта в замешательстве уставилась на него. Разве Джаред не сказал только что, что поверил, будто Уиллема наняла она?

– Не знаю, но она чертовски хорошо заплатит за это, когда я ее отыщу.

– Не понимаю, – прошептала Каланта, но Джаред ее услышал.

– Кто-то притворился тобой и нанял этого ублюдка, чтобы похитить Ханну. Где, он сказал, они встречались?

– В «Синем гусе». Это таверна в деревне в нескольких милях севернее отсюда. И было это поздно вечером.

Дрейк добавил:

– Он завсегдатай этой таверны и охотно берется за грязную работу, если за нее хорошо платят.

Джаред кивнул:

– Нужно будет порасспрашивать хозяина таверны и местных жителей. Может, они видели карету или лошадь. В этом больше толка, чем в поисках женщины, одетой в черное и с лицом, закрытым вуалью.

Каланта просунула свою ладонь в руку Джареда. Пусть это невероятно, но он ей верит! От благодарности глаза обожгло слезами, но она их сморгнула. Если судить по сомнению на лице Эштона, он не так убежден в ее невиновности.

– Когда я работал в разведке, то понял, что самое простое решение обычно и есть самое верное. Прежде чем сочинять сложную теорию о тайном заговоре, почему бы не убедиться, что твоя жена ни в чем не виновата?

Каланта все еще побаивалась гнева Джареда, но руку не вырвала. Муж ей верит, и его гнев направлен на Эштона.

– Я и так знаю, что она невиновна. Ты видел ее с Ханной. Она ни разу ее не обидела.

– Но ведь Уиллема наняли еще до того, как твоя жена познакомилась с Ханной и привязалась к ней. – Эштон внимательно посмотрел на Каланту: – Ведь вы не сразу приняли Ханну? Сначала вы рассердились, потому что другая женщина родила ребенка от вашего мужа?

На щеках Каланты выступили пятна стыда при воспоминании о том, что она думала, когда узнала о существовании Ханны. Она рассердилась, узнав, что Мэри родила этого ребенка, но вовсе не по тем причинам, по каким предполагал Эштон.

– Да.

Джаред убрал свою руку и уставился на нее:

– Что за чертовщину ты несешь?

– Не ругайся при мне! – Почему-то именно это окончательно вывело Каланту из себя.

– Ах, простите меня, герцогиня! Я забыл о вашем королевском происхождении.

Каланта ощутила, как в ней поднимается горечь, но заставила себя проглотить это и ответить Джареду:

– Я рассердилась, потому что мне не дали возможности стать матерью.

Теперь-то Джаред точно знал, что она никак не могла забеременеть, что Деверил так и не решился прикоснуться к ней. После прошлой ночи никаких сомнений в этом у него не осталось.

– Ты хотела ребенка от этого монстра? – Возмущенный вопрос Джареда прозвучал почти обвинением.

И Каланта разозлилась. Она кинула на него гневный взгляд, сама удивленная тем, что осмелилась на это.

– Нет. Я хотела ребенка. Точка.

Гнев растаял, как только она признала правду о том замужестве.

– Когда я узнала… когда я поняла, на что будет похожа моя жизнь с Деверилом, я была благодарна за то, что не впутала в это ребенка, но какая-то часть меня всегда горевала о том, что мне не дано испытать счастье материнства. Я ведь не собиралась снова выходить замуж.

«Пожалуйста, пусть он поймет!» – молча взмолилась она.

Джаред отвернулся от нее, и по его молчанию Каланта поняла, что ее молитва осталась без ответа.

– Я не нанимала этого человека. – На произнесенные шепотом слова ни один из сидевших в экипаже людей не отозвался.

Через несколько минут они добрались до дома. Давящее молчание не прервалось, пока они шли в гостиную.

Зайдя в комнату, Джаред не сразу заметил сестру. Он все еще переваривал признание Кали. Она сказала, что не нанимала Уиллема для похищения дочери, но созналась, что рассердилась, узнав о существовании Ханны. Проклятие, что за путаница!

– Как ты могла такое сделать? – пронзительно выкрикнула Тея, и из головы Джареда улетучились все мысли.

Он никогда не видел, чтобы его сестра до такой степени утратила самообладание. Она так злобно смотрела на Кали, словно хотела задушить ее голыми руками. Не может быть, чтобы она так расстроилась из-за похищения девочки. И еще Джаред удивился, что Тея так безоговорочно поверила в виновность его жены.

Несмотря на все доказательства и на ее собственное полное горечи признание, ему трудно было убедить себя, что его нежная жена способна на подобное.

Дрейк в три больших шага подскочил к Tee, положил руки ей на плечи и спросил:

– Что случилось?

Тея оттолкнула его и обвиняющим жестом ткнула пальцем в сторону Кали:

– Эта чудовищная женщина едва не убила наших детей!

– Дорогая, ты говоришь какую-то бессмыслицу. Расскажи, что случилось. – Дрейк говорил спокойным, но повелительным голосом.

Джаред позавидовал его хладнокровию.

– Щенок. Он умер. – Тея расплакалась. – Дэвид его нашел. Это было так ужасно! А на его месте могли оказаться наши детки!

Кали застыла на пороге с бесстрастным лицом, и лишь глаза ее буквально побелели от ужаса. Черт возьми! Что она натворила? Дрейк обнял жену и негромко заговорил с ней ласковым тоном. Наконец она немного успокоилась.

– Как это произошло?

– Он съел засахаренные розы, которые Кали прислала Ханне в субботу. Я велела няне спрятать их, потому что Ханна уже съела пирожное, а дети плохо спят, если съедят слишком много сладкого. Но с подготовкой к венчанию я про них совсем забыла. А щенок их нашел. Ты же знаешь, как он вынюхивает еду, даже если завернуть ее в десять слоев марли. – Тея снова разрыдалась. – Он съел их и умер. Но сначала его так рвало! Дрейк, это было ужасно. Их могли съесть наши дети и Ханна. Они все могли умереть!

Дрейк снова притянул Тею к себе и крепко обнял. Через плечо жены он посмотрел на Кали, и взгляд этот был убийственным. Каланта вздрогнула и попятилась к двери.

Джаред рванулся к ней, не желая верить тому, что услышал. Страстная и нежная женщина, вчера делившая с ним постель, не могла пытаться убить ребенка. Он схватил Кали за руку и остановил ее. Каланту трясло.

Он хотел утешить Кали, заверить ее, что все будет хорошо, что он никому не позволит ее обидеть. Но ему надо было знать правду… немедленно.

– Ты посылала сладости Ханне?

– Нет.

– А кто посылал?

Каланта открыла рот, но ничего не сказала. Джаред повернулся к сестре, продолжая крепко держать Кали за руку.

– Кто принес сладости?

– Ее конюх. – Тея не подняла головы от груди Дрейка, но Джаред хорошо ее расслышал.

– Проклятие! – Голос Эштона был исполнен отвращения и разочарования.

Каланта отчаянно качала головой.

– Я не делала этого. П-позовите конюха. Должно быть, произошла какая-то ошибка.

Джаред взревел, призывая Томаса, и дворецкий вбежал в комнату, полностью утратив свои обычные, исполненные достоинства манеры.

– Да, милорд?

– Позови конюха.

– Да, милорд.

Томас ушел. Все молча дожидались юного слугу.

Когда юноша вошел в комнату, он выглядел взволнованным, и Джаред решил, что пусть с ним лучше разбирается Эштон. В своем состоянии он может так запугать парня, что тот потеряет дар речи. Он кивнул зятю, и тот кивнул в ответ.

Эштон поманил конюха к себе.

– В субботу ты отвозил сверток от своей хозяйки. Ты помнишь это?

– Да, милорд.

– Ты знаешь, что там было?

– Сладости для малышки.

Эштон повернулся к Томасу:

39
{"b":"488","o":1}