ЛитМир - Электронная Библиотека

Каланта повернулась к мужу и с завидным самообладанием спросила:

– Как там Ханна? Я полагаю, вы не привезли ее домой.

Джаред потер глаза большим и указательным пальцами.

– Нет. Она ужасно расстроилась из-за щенка, но сейчас уже немного успокоилась. Когда я уезжал, она спала.

В комнате повисла тишина, но Каланту это устраивало. По крайней мере пока они молчат, она в относительной безопасности. Ее новообретенное счастье разрушено не молчанием, а словами.

– Она хотела остаться с кузенами, и я подумал, что так лучше – при сложившихся обстоятельствах.

Каланта не ответила. Если он рассчитывает, что она с ним согласится, то может прождать еще очень долго.

– Черт побери, Кали! Мне все это нравится не больше, чем тебе!

– Я не сомневаюсь, что так оно и есть. – Перспектива иметь в женах потенциальную убийцу не может не угнетать.

– Ты обедала? – спросил Джаред.

– Нет.

– Какого черта?

Каланта пожала плечами и отвернулась.

– Я не хотела есть.

Джаред издал еще одно несдержанное восклицание, но Каланта это проигнорировала. Она подошла к гардеробу и вытащила из него ночную рубашку и халат.

– Я очень устала, Джаред. Думаю, я лягу спать.

– Мне нужно поговорить со слугами, а потом я присоединюсь к тебе.

Наверное, собирается расспрашивать их о том, что она делала. Джаред не доверит Томасу выяснять у них, видели они в субботу герцога или нет. Каланта отвела в сторону взгляд и не произнесла ни слова, дожидаясь, когда Джаред уйдет.

Он пробормотал еще одно ругательство и вышел.

Каланта переоделась на ночь и заплела волосы. Через десять минут дверь отворилась и вошла Дженни с подносом.

– Его сиятельство велел принести вам поесть, миледи.

Каланта посмотрела на поднос, потом на Дженни.

– Я не голодна.

Дженни кивнула.

– Я сказала ему, что вам сегодня вечером немного не по себе, но он приказал, чтобы я не уходила, пока вы не поедите.

Каланте хотелось остаться одной, но по взволнованному и одновременно решительному выражению лица горничной поняла, что этого не произойдет, пока она не подчинится требованию Джареда. Еще важнее то, что ей потребуются силы, если она намерена доказать свою невиновность и развеять подозрения своей новой семьи.

Она не может позволить себе роскошь заморить себя голодом, и не имеет значения, насколько отвратительна ей мысль о еде.

– Поставь поднос на столик у окна.

Каланта подошла туда вслед за горничной и села ужинать. К счастью, та принесла только хлеб, сыр и небольшой бокал вина. Вряд ли Каланта смогла бы съесть больше. Она доела почти все и выпила вино до дна, а потом велела Дженни унести поднос.

Дженни внимательно его осмотрела, словно решая, будет Джаред доволен или нет. Должно быть, решила, что будет, потому что взяла поднос и вышла.

Каланта встала из-за стола, пересекла спальню и открыла дверь в смежную комнату. Предполагалось, что здесь будет спать Ханна, но малышка сейчас в безопасности в Эштон-Мэноре. В безопасности от Каланты. Сегодня ночью Каланта будет спать здесь.

Наверняка Джаред хочет спать с ней не больше, чем она с ним. У нее нет ни малейшего желания быть изгнанной из собственной спальни. Каланта забралась в узкую кровать, повернулась на бок и подтянула одеяло до подбородка. И наконец позволила хлынуть слезам, душившим ее с утра, с момента появления зятьев Джареда.

Джаред не хотел будить Каланту, поэтому, войдя через час в спальню, он не стал зажигать свечу. Он снова поговорил с Томасом, желая убедиться, что тот не забыл о субботнем визите герцога. Еще он поговорил с Дженни, с конюхом и садовником. Кухарка и девушка, которые приходят на работу из деревни, уже ушли домой. Ему придется подождать до завтра, чтобы порасспрашивать их.

Кто-то из них должен был видеть герцога.

Нужно спросить Кали, знает ли герцог о Ханне. Джаред разделся, мечтая о том, чтобы обнять жену. Он не думал, что она позволит ему заняться с ней любовью, учитывая, как она его избегала, но ему было необходимо обнять ее и знать, что она в безопасности. В точности как чуть раньше он обнимал Ханну и понимал, что с ней все хорошо.

Кали нужно увидеться с Ханной. Утром он поедет и привезет дочь сюда. Нельзя лишать их обеих утешения.

Джаред лег в слишком короткую кровать и протянул руку к жене, но наткнулся на пустую подушку. Он выскочил из постели и зажег свечу, чего не собирался делать несколько минут назад. Никаких следов жены. Джаред уже собрался звать горничную и выяснять, куда исчезла ее хозяйка, как наткнулся взглядом на дверь. Комната Ханны.

Кали устроила так, чтобы Ханна спала в соседней комнате и они могли услышать ее, если девочка среди ночи проснется. Неужели она сейчас там, думает о сегодняшних событиях?

Джаред подошел к двери, собравшись утешать свою жену. Он еще не знал, как будет это делать, но попытаться необходимо. Он не мог больше выдержать ни одной минуты ее ледяного самообладания. Джаред открыл дверь и увидел, что там темно. Неужели он ошибся? И где тогда Кали? И тут он услышал тихий вздох со стороны кровати. Джаред прищурился, пытаясь различить что-нибудь в темноте комнаты. Каланта спала на кровати Ханны!

Она не захотела ложиться в одну постель с ним. Почему-то такая мысль ему вообще в голову не приходила. Джаред считал, что она поймет, но небольшая фигурка на узкой кровати говорила о неприятии, а не о понимании.

Он подошел к кровати.

– Что ты делаешь в постели нашей дочери?

– Пытаюсь уснуть, – ответил невыразительный голос, очень похожий на голос той Каланты, какой она была, когда они только встретились.

– Мне казалось, мы собирались спать вместе.

– Я не хочу спать с вами в одной постели.

– Ты принадлежишь мне, Кали. Ты будешь спать со мной. – Джаред поморщился, поняв, как самоуверенно прозвучали его слова, но уже не мог взять их назад.

– Думаю, не стоит, господин мой. Разве вы не боитесь спать с возможной убийцей? Кто удержит меня и не даст убить вас во сне? – едко спросила она, вмиг утратив фальшивое спокойствие.

Джаред понял, что Каланта чертовски разозлилась на него. Он провел целый день рядом с сестрами, срывавшими свою злобу на всех подряд, в доме, полном волнения и тревоги, рядом с дочерью, расстроенной смертью щенка, и его отнюдь не выдающееся терпение истощилось.

Джаред сорвал с жены одеяло, наклонился к ней и, прежде чем она успела начать спорить, подхватил ее на руки.

Каланта словно одеревенела в его руках.

– Что, по-твоему, ты делаешь?

Джаред в полной тишине пересек комнату и аккуратно положил Каланту на их общую кровать. Он стоял над ней, великолепный, обнаженный и возбужденный. Как он мог возбудиться в такое время? И как на это реагировать? Меньше всего ей сейчас требовалось предательство собственного тела.

Он сделал движение, собираясь лечь в постель, и Каланта сердито сверкнула глазами на его возбужденное естество.

– Даже и не думай, Рейвенсвуд!

Джаред провел рукой по лицу и мотнул головой. Он выглядел таким уставшим и таким расстроенным.

– Сегодня был такой паршивый день, и все, чего я хочу, – это обнять свою жену и заснуть. Неужели я прошу так много?

Ярость от этих слов и гнев на предательское сочувствие, прокравшееся в ее сердце, взорвались в Каланте так, как не бывало никогда.

Она вскочила на ноги.

– Как смеешь ты жаловаться на сегодняшние события?! Это не тебя обвинили в попытке похитить и убить собственную дочь! Ты не позволил мне увидеться с Ханной, услышав, что кто-то попытался ее отравить, ты позволил своей сестре обвинить меня в гнуснейших преступлениях, а теперь осмеливаешься стоять передо мной голым и орать на меня?! Неужели тебя удивляет, что я хотела спать в другой постели?

– Я так возбужден, потому что ты оказываешь на меня такое действие, Кали. Я ничего не могу с этим поделать!

– Полагаю, ты думаешь, что мне должно польстить твое вожделение? Или ты думаешь, только потому, что Деверил считал меня бесполезной мраморной статуей, я должна быть благодарна, что мужчина, решивший, будто я пыталась убить свою дочь, находит меня соблазнительной?

42
{"b":"488","o":1}