ЛитМир - Электронная Библиотека

Что она наделала?

Каланта посмотрела на Джареда потрясенным взглядом. Все в комнате замолкли. На его щеке проступил красный отпечаток ее ладони, и Каланте показалось, что она видит все это откуда-то издалека.

– Пожалуйста, отпустите меня. – Она произнесла это тихо и сдержанно, в полнейшем противоречии со своим поведением минуту назад.

Каланта снова овладела своими чувствами, грозившими раздавить ее. Джаред качнул головой:

– Нет. Черт… не отпущу. Не раньше, чем объяснишь мне, почему ты так расстроена.

Он не собирается наказывать ее за пощечину? Понимание этого пришло одновременно с мыслью, что он не постигает причины ее гнева. Неужели он настолько самонадеян, что не в состоянии понять ее боль, возникшую из-за его недоверия и того ужасного положения, в котором она оказалась?

– Кто-то пытается разрушить мою жизнь и убить мою дочь. – Каланта произносила каждое слово медленно, словно обращалась к слабоумному, и глаза Джареда сузились.

– Да, и я из-за этого в ярости, но это не объясняет, почему ты пытаешься убежать от меня. Понятно, что ты в отчаянии из-за всего случившегося. Ты женщина, у тебя тонкие чувства, но ведь не я пытаюсь сделать тебе больно.

Слова Джареда звучали для Каланты полной бессмыслицей. Конечно, он делает ей больно. Он ей не верит.

– Я не убийца. – И опять она говорила без интонаций, монотонно, чему научилась, когда имела дело с Деверилом во время его припадков бешенства.

– Я знаю. – Теперь Джаред смотрел на нее так, словно ей отказали мозги.

– Ты сказал, что я подписала ту записку к миссис Дженсен.

– Я, дьявол… я этого не говорил.

– Я сказал, что кто-то послал записку и подписал ее вашим именем, – вмешался Эштон откуда-то из-за спины.

– Это одно и то же, – отозвалась Каланта, не оборачиваясь к нему.

Джаред взял ее за подбородок и поднял ее лицо вверх, так что их взгляды снова встретились.

– Нет, mon ange, не одно и то же. Ты думаешь, раз мы нашли новые свидетельства заговора против тебя, то снова изменили свое мнение, да?

Конечно же. Сегодняшние открытия опровергают все доказательства, которые она предоставила им сегодня утром. И Джаред не поверил ей до конца, иначе не оставил бы сестер и Дрейка сторожить ее.

Джаред покачал головой:

– Никто не думает, что это ты послала те засахаренные розы. И мы не считаем, что ты наняла Уиллема.

Но ведь он так злился! И все они именно так и считали еще сегодня утром, а все, что случилось потом, служит дополнительным подтверждением.

– Я не могу доказать, что не писала ту записку.

– Вообще-то можете, – снова вмешался Эштон. – Я привез записку, забрав ее у миссис Дженсен. Мы можем сравнить почерк, если хотите. Но в любом случае необходимо, чтобы вы на нее взглянули. Может быть, вы узнаете руку. Я понимаю, что вряд ли, но пока это наша единственная надежда.

Они не думают, что это ее рук дело. Истина медленно проникала в сознание Каланты. Джаред все-таки верит ей, по крайней мере хоть чуть-чуть.

– А зачем ты оставил Дрейка и сестер сторожить меня, если не думаешь, что это сделала я?

– Я никуда не поехал, потому что мы боялись оставлять наших женщин без защиты, зная, что какой-то безумец угрожает нашей семье, – объяснил Дрейк.

– Ну знаешь ли, Пирсон. Ты рассуждаешь так, словно мы неспособны защитить себя сами, – оскорбленно произнесла Тея.

Замешательство Каланты усилилось. Она повернулась и посмотрела в лица сидевших за столом. Глаза Айрис наполнились слезами, и она смотрела на Каланту так, словно хотела обнять ее. Тея сердито уставилась на мужа, а на лице Эштона было выражение понимания и сочувствия. Дрейк выглядел раздраженным, но взор его был направлен на жену.

Они ей поверили.

Глава 16

Каланта слегка расслабилась.

– Прошу прощения за слишком острую реакцию. Теперь ты можешь отпустить меня, – произнесла она спокойно. – Я полностью владею собой.

Она вела себя так, словно только сейчас сообразила, что они ей верят. Неужели она не услышала ни слова из того, что они говорили ей утром? Джаред отпустил Каланту, и она величественно прошествовала на свое место с высоко поднятой головой. Дьявольщина, герцогиня вернулась обратно.

Каланта села и обвела всех взглядом.

– Я прошу прощения за то, что позволила себе так распуститься. Пожалуйста, извините меня за сцену, которую вы были вынуждены наблюдать. Лорд Эштон, кажется, вы рассказывали о своем визите к миссис Дженсен?

Глаза Эштона на мгновение расширились, но он кивнул:

– Да, она не узнала мальчика, но это и неудивительно. Она подумала, что вы просите засахаренные розы, чтобы сравнить два рецепта.

– А как ты ей объяснил свои вопросы? – поинтересовался Дрейк, не обращая внимания на все еще сердитый взгляд Теи.

– Сказал, что кто-то подшутил над Калантой и мы не можем понять, откуда эти сладости. Сказал, что мы очень рады тому, что недоразумение выяснилось и что моя невестка будет очень признательна миссис Дженсен за ее великодушие, когда узнает правду. И намекнул, что это дело рук деревенского парнишки, который приехал сюда с Ангелом.

– Очень мудро, – одобрила Каланта все тем же ничего не выражающим голосом.

Джареду хотелось хорошенько встряхнуть ее, но он понимал, что никогда этого не сделает. Она достаточно настрадалась от первого мужа.

– Значит, мы вернулись туда, где были утром, – пожаловалась Айрис.

– Нет, любовь моя. Мы знаем, что кто-то изо всех сил старается впутать Каланту в это злодеяние. Мы и раньше знали, что к этому причастна женщина, но теперь нам известно, что она наняла мальчика выполнять ее поручения. Может быть, мы сумеем его отыскать. Кроме того, у нас есть записка. – Хотя все их дневные труды принесли совсем незначительный результат, Эштон говорил чересчур довольным тоном, отрезая себе кусочек баранины с розмарином.

– После обеда я взгляну на нее и дам вам мои письма к родителям, мои записи и другие бумаги, чтобы сравнить почерк. – Каланта не прикоснулась к еде после того, как им подали суп.

– Это ни к чему, – проворчал Джаред, едва сдерживаясь. Она вела себя так, словно должна была подтверждать каждый свой шаг. – Мы уже сказали, что верим тебе. Нет необходимости оправдываться.

Каланта бесстрастно посмотрела на него:

– Это логический шаг для устранения всех сомнений.

И он взорвался.

– Нет никаких сомнений, черт возьми! Мы тебе верим, и все на этом!

Проклятие, а ведь он так хорошо держался! Каланта намекнула, что не любит, когда он ругается, и он старался следить за своей речью в ее присутствии. Он был готов начать разговаривать, как лорд Эштон, если бы мог надеяться, что это поможет ему избавить ее от холодности и вернет улыбку на ее лицо.

– Что ты будешь делать дальше? – спросила Тея, явно пытаясь сменить тему.

Джаред отвернулся от жены и сосредоточился на сестре.

– Завтра нанесу визит герцогу.

– Зачем? – спросила Каланта. – Пока все, что нам известно, – это причастность какой-то женщины. Мы никак не можем привязать к этому герцога.

– Герцог по-прежнему наш главный подозреваемый. Но…

– Как мы предположили раньше, у него вполне может быть соучастница-женщина.

– Наши догадки вряд ли дают нам право допрашивать герцога и, вероятно, нанести ему этим оскорбление.

Джареду захотелось как следует выругаться. Она во второй раз спорит с ним из-за разговора с Клэрборном. Тот, конечно, как раз из тех, кого женщины находят привлекательными, – сероглазый блондин с безупречными манерами.

– Я обязательно с ним побеседую, – поклялся Джаред. – Я не забыл, как он пытался отговорить тебя от брака со мной.

Каланта встретилась с ним взглядом.

– Возможно, для тебя и Ханны было бы лучше, если бы он меня убедил.

После этого обед был скомкан. Джаред так разозлился, что был вынужден молчать, иначе он непременно раскричался бы, а ему вовсе не хотелось видеть, как из-за его гнева Кали все глубже забивается в свою раковину. Остальные вели светскую беседу, но все чувствовали напряжение между ними, и никто не предложил задержаться после обеда и обсудить дальнейшие планы.

50
{"b":"488","o":1}