ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
У нас это делают не так! Бизнес-роман о том, как перейти от авторитарного стиля управления к демократическому (must-have для лидера)
Охота на охотника
Убийца шута
Багровый пик
Москва и жизнь
Эффект Рози
Фактор Мурзика (сборник)
Мемуары двоечника
Девушка во льду

– Нет! – Герцог наносил ей оскорбления постоянно. После того как она отказалась отменить свадьбу с Джаредом, он был просто обязан сказать что-нибудь такое, из-за чего ее муж вспылит. – Я запрещаю тебе оскорбляться на слова, высказанные в мой адрес.

– Ничего не могу поделать. Ты моя жена. Оскорбление тебе – это оскорбление и мне.

Ужас при мысли, что ее поездка с Джаредом может привести к дуэли вместо того, чтобы предотвратить ее, заставил Каланту на несколько секунд замолчать. Она не может поехать с мужем и не может убедить его не ехать.

– Пообещай, что не примешь от герцога вызова.

– Не могу.

Она должна ему доверять. Он не произнес этих слов вслух, но они промелькнули между ними. Каланте хотелось закричать, что она не доверяет Генри, а не мужу. Она не хочет, чтобы Джаред рисковал. Должен быть другой способ добыть необходимые сведения. Пока между ней и Джаредом шла борьба характеров, остальные молчали.

Его взгляд не дрогнул, а глаза и требовали, и молили, чтобы она уступила. Именно мольба и заставила Каланту дрогнуть.

– Очень хорошо. – Она опустила голову и разговаривала теперь с его жилетом. Она просто не в силах смотреть в его глаза и видеть в них решимость. Решимость, которая запросто может привести к его смерти. – Пожалуйста, будь осторожен.

Джаред нежно, одним пальцем, приподнял вверх ее подбородок.

– Обязательно.

И поцеловал ее долгим, неторопливым поцелуем. Каланта отреагировала не думая – она прижалась к нему, впитывая его тепло и силу. Ее руки обняли его за шею, а губы приоткрылись, впуская ищущий язык мужа.

Когда он отодвинулся, Каланта пошатнулась. Он поддержал ее за руки. От его поцелуев у нее слабели колени, они просто лишали ее разума. Это единственное извинение тому, что она полностью забыла о правилах приличия в присутствии всех новоиспеченных родственников. Поверить невозможно, что Джаред поцеловал ее, тем более так интимно, в холле дома Эштонов, а она ему ответила. Лицо Каланты запылало, а сердце все еще билось так, словно она бежала, как пони, запряженный в легкий кабриолет.

Айрис и Тея участливо на нее посмотрели. Возможно, Джаред не единственный джентльмен в семье, кто забывает о приличиях. Губы Эштона подергивались, но он не улыбался. Дрейк понимающе усмехнулся и подмигнул, заставив Каланту покраснеть еще сильнее, но никто ничего не сказал. Слава Богу!

– Я поеду с тобой, – заявил Эштон, стремясь отвлечь остальных от случившегося, и ухмыльнулся, глядя на Джареда. – Каланта совершенно права, тревожась по поводу твоей бестактности.

– А ты думаешь, что сможешь смягчить мои грубые речи своим шелковым языком? – поддразнил его Джаред.

– Думаю, я смогу прикрыть твою спину, – ответил Эштон, прекратив улыбаться.

Каланта почувствовала огромное облегчение, когда услышала, что Джареду не придется встречаться с Генри один на один. Она тронула Эштона за руку.

– Спасибо вам.

Тот с пониманием кивнул. Джаред нахмурился, но спорить больше не стал.

– Я собирался сегодня поехать в Лондон. Вчера вечером, перед сном, Тея предложила проверить финансовую сторону вопроса.

– Да, люди на многое готовы ради денег, – добавила Тея.

– Но у Ханны нет никаких денег! – сказала Айрис. – Она не наследница. Она просто маленькая девочка.

– Мне кажется, лучше всего начать с завещания покойного герцога, – отозвалась Тея. – Может, она и не наследница, но ее отец был герцогом.

– Но она незаконная дочь. – Каланта растерялась так же сильно, как и Айрис.

Она не понимала, каким образом завещание Деверила может пролить свет на их затруднительное положение. После его смерти прошло четыре года. Если кто-то и собирался угрожать его дочери, наверняка это сделали бы гораздо раньше.

– Ребенку не обязательно быть законным, чтобы отец оставил ему что-то по завещанию. Ханна не может наследовать титул или имения, она девочка, и этого бы ей в любом случае не досталось. Однако это не должно было помешать Клэрборну оставить Ханне наследство.

– Я не помню, чтобы в его завещании упоминалась Ханна.

– А ты присутствовала при его чтении? – спросила Тея.

– Нет. Генри настоял на том, что поедет сам, как мой представитель. – А ей не хватило силы воли спорить с ним. Кроме того, она чуть с ума не сошла от счастья, что теперь свободна от брачных оков. И чувствовала себя из-за этого такой виноватой, что ей было все равно, кто выслушает завещание Деверила.

– Придется подождать с поездкой в Лондон до завтра. – Тон Джареда опять не допускал споров.

В отличие от Каланты Дрейк отнесся к этому с уважением. А вот Тея – нет.

– Чушь! Пирсону нет никакой необходимости оставаться. Здесь, в доме, мы в полной безопасности.

Айрис и Каланта согласно закивали.

Джаред покачал головой и нахмурился, глядя на сестру:

– Я думаю, что вам с Дрейком в любом случае лучше отвезти детей в Лондон. Дэвид и Дианна уже подвергались риску, потому что мерзавец хотел навредить Ханне. Мне будет проще присматривать за Ханной, если не придется беспокоиться еще и о них.

– Джаред прав. Вы с Дрейком сможете поинтересоваться денежным вопросом, о котором говорили, но при этом ваши дети будут в безопасности. Прошу вас, – с мольбой в голосе обратилась Каланта к золовке, чувствуя, что та скорее откликнется на это, чем на резкое требование Джареда.

Она была права, и Тея кивнула.

– И все же я не понимаю, почему Дрейк не может поехать в Лондон сегодня и начать наводить справки. Мы с детьми будем готовы к поездке завтра, или послезавтра, или чуть позже, и тогда присоединимся к нему.

Дрейк улыбнулся, но глаза его остались серьезными.

– Этого не будет, любовь моя. Даже если бы на нас никто не нападал, я бы все равно не позволил вам ехать в Лондон без сопровождения.

Тея нахмурилась:

– Ты прекрасно знаешь, как мне не нравится подобный диктаторский тон.

Поскольку говорил Дрейк решительно, но мягко и ни в коем случае не властно, Каланта невольно улыбнулась.

– Знаю, но, как при любых партнерских отношениях, приходится идти на компромиссы, – сообщил Дрейк своей жене. – Я из кожи вон лезу в последние пять лет, чтобы доказать тебе, что отдельные районы Англии ничем не напоминают твою бывшую родину, Вест-Индию. Я не хочу, чтобы ты подвергалась опасности.

– И поэтому я должна идти на компромисс? – осведомилась Тея, но теперь в ее голосе слышалось не раздражение, а готовность к уступке.

– Совершенно верно. – Дрейк вознаградил свою жену поцелуем, чем убедил Каланту, что джентльмены в ее новой семье проявляют куда большую нежность, чем допускается строгими правилами приличия.

У ее прошлой семьи были совсем другие недостатки, приводившие к боли и страху. Каланта решила, что ей гораздо больше нравятся неподобающие проявления любви.

Куда меньше ей нравилось высокомерное упрямство, бывшее, похоже, общей чертой мужчин. Уж если Джаред решал что-нибудь сделать, его невозможно было сбить с толку. Она не может отговорить его от визита к герцогу, но вовсе не обязана делать вид, что ей это нравится.

Каланта склонила голову к мужу:

– Думаю, я пойду к Ханне в детскую.

И повернулась, чтобы уйти, твердо вознамерившись избавить упрямого супруга от своего присутствия и своих соображений. Она не собирается провести остаток дня в тревоге из-за его решения поговорить с Генри.

Большая тяжелая рука легла на ее плечо и повернула Каланту лицом к широкой груди Джареда.

– Ты забыла попрощаться со мной, Кали.

Она присела в реверансе так грациозно, как смогла, учитывая, что его рука сжимала ее плечо мертвой хваткой.

– До свидания, мой господин. Я буду молиться, чтобы ваше путешествие было приятным и безопасным.

Джаред грубовато и резко привлек ее к себе.

– До свидания, жена. – И прижался губами к ее губам прежде, чем она успела запротестовать.

Крепкий и настойчивый, этот поцелуй закончился быстро, однако Джаред весьма недвусмысленно заявил о своих правах на нее.

55
{"b":"488","o":1}