ЛитМир - Электронная Библиотека

Вечером Джаред с Эштоном возвращались домой, и настроение у Джареда была мрачным, как безлунная ночь. Герцога с герцогиней не оказалось дома. Их дворецкий сообщил, что они уехали в одно из имений Клэрборнов на севере и не собираются обратно в течение нескольких недель. Это казалось Джареду неправильным. Он что-то упустил.

Каблуки ботфортов звонко стучали по каменному полу в холле Эштонов, когда они с зятем отправились на поиски своих семей. Семья. Он, Кали и Ханна теперь семья. Он сделает все, что угодно, лишь бы уберечь их. И если это означает дуэль с герцогом Клэрборном, Джаред пойдет и на это. И будет выслушивать ворчание Кали до той самой минуты, как зарядит пистолеты. При этой мысли его настроение слегка улучшилось. Кали обязательно будет ворчать. Нынче утром она не уступила в споре. Она больше не боится его гнева.

Придется быть настороже, а то живо окажешься под лапкой у кошки. Джаред улыбнулся этой мысли. Из Кали получилась очень привлекательная, теплая кошечка.

Он вслед за Эштоном вошел в гостиную, отделанную красным и золотым. Айрис разделила огромную комнату на несколько небольших уголков, обставленных мебелью и украшенных экзотическими восточными коврами. Сейчас его сестра и Кали сидели в одном из таких уголков и шили. Детей, Теи и Дрейка видно не было.

Кали первая их заметила. Она вскинула голову, перевела взгляд с круглых пяльцев на Джареда, и ее глаза на долю секунды радостно сверкнули, но она тотчас нацепила на себя бесстрастную кукольную маску. Черт побери! Только в постели она открывается ему целиком. Там она не может скрывать свое желание. Но Джаред хотел большего. Он хотел, чтобы ей требовалось от него что-то еще, а не только наслаждение. Он хотел услышать от Каланты признание, что она доверяет ему, согласна, чтобы он разобрался в сложившейся ситуации, верит, что он сможет защитить и Ханну, и ее.

– Тебе не стоило беспокоиться о том, что герцог бросит мне вызов, – произнес Джаред, и голос его звучал сердито – он очень расстроился, что поездка не дала никаких результатов.

В глазах Каланты промелькнуло облегчение, но она ничего не сказала.

Айрис подняла голову от крохотной рубашонки, которую шила, и вскочила на ноги. Кусочек белой ткани соскользнул на ковер.

Она кинулась вперед и обняла сначала Эштона, а потом Джареда.

– Я так рада, что вы вернулись! Так герцог не бросил тебе вызов? Правда?

– Правда, – ответил Джаред, не отрывая взгляда от Кали, которая осталась сидеть, как истинная герцогиня. Айрис отпустила его и отошла назад.

– Что он сказал?

– Ничего. – Джаред ждал, что Кали поинтересуется почему, но она продолжала молчать, в то время как Айрис засыпала его вопросами:

– Ничего? А почему? Он что, отказался с вами разговаривать?

– Его не было дома, – ответил Эштон, потому что Джаред упрямо молчал, дожидаясь, когда заговорит его жена.

– О Боже! Только не говорите мне, что вы и завтра к нему поедете! – воскликнула Айрис. – Тея и Дрейк утром отправляются в Лондон. Они провели весь день, готовясь к возвращению домой.

– Джаред все равно сделает так, как считает нужным, невзирая на соображения остальных людей, – произнесла Кали, нарушив наконец молчание.

Она была права, но, черт побери, Джареду не понравилось, как она это сказала. Как будто его не волнует, что она думает или как себя чувствует.

– Завтра мы никуда не поедем.

Кали вопросительно подняла брови, и ему захотелось целовать ее до тех пор, пока это выражение навсегда не исчезнет с ее лица, пока онане начнет задыхаться от желания.

– Они с женой отправились на север, в какое-то имение Клэрборнов.

– Когда они уехали? – нетерпеливо спросила Айрис. Эштон привлек ее к себе и поцеловал в висок.

– Два дня назад и вернутся только через несколько недель. Джаред собрался завтра увезти Каланту и Ханну в Рейвен-Холл. Я ответил на все твои вопросы?

Айрис покачала головой и задала еще один вопрос:

– А как же поиски того, кто пытался погубить Ханну и возложить вину за это преступление на Каланту?

– Я найму сыщика, и пусть он отправляется за герцогом в имение, – сказал Джаред зятю. – Дрейк будет наводить справки в Лондоне, а твой муж расспрашивать местных жителей. Когда мы соберем побольше сведений, я продумаю дальнейшие планы. – И повернулся к Кали: – Ты готова ехать завтра утром в Рейвен-Холл?

– А что, если я скажу «нет», это будет иметь какое-то значение, милорд? – с официальной вежливостью спросила она, не отвечая прямо на его вопрос.

Джаред взял себя в руки.

– Конечно, я бы это учел, но я надеялся, что ты уже давно собралась.

Каланта промолчала, лишь склонив вместо ответа голову, и Джаред добавил:

– Мне проще обеспечить Ханне защиту дома, где чужаков легко заметить. А здесь понятно, что виновники местные, поэтому они не вызывают подозрений.

– Я готова ехать.

Джаред не понял, готова ли она насовсем покинуть Роуз-Коттедж или же отправиться туда сейчас. Он предпочел истолковать ее слова по-своему – она готова завтра ехать в Рейвен-Холл.

– Где Ханна?

– Она с остальными детьми уже в постели. – Опять ему ответила сестра. Кали в это время складывала свое вышивание в рабочую корзинку Айрис.

– Я прикажу подать закрытую карету, чтобы отвезти вас домой. Ваших с Калантой лошадей можно привязать к ней сзади. Думаю, так будет проще перевезти спящего ребенка, – сказал Эштон.

– Я надеялась, что Джаред с Кали останутся на ужин, ведь завтра вы уезжаете, – произнесла Айрис, глядя на них умоляющими глазами.

Джаред не отвечал, дожидаясь, пока его жена не посмотрит на него. Она посмотрела, и он спросил:

– Ну, Кали? – уверенный, что она не будет возражать. У нее слишком нежное сердце, чтобы ранить чувства его сестры, несмотря на то что ей так нравится носить эту чертову маску мраморной статуи.

– С удовольствием побуду здесь еще. – Кали встала и разгладила юбку. – Я буду скучать без вас, когда Джаред увезет меня в мой новый дом. Надеюсь, вы с Эштоном приедете навестить нас до того, как твоя беременность начнет мешать путешествиям.

Искренность в ее голосе не оставляла никаких сомнений в том, что она говорила от чистого сердца, а не из вежливости.

Айрис отстранилась от Эштона и крепко обняла Кали.

– Я тоже буду по тебе скучать.

– Значит, я должен буду отвезти тебя погостить в Рейвен-Холл, точно? Умный мужчина делает свою жену счастливой, особенно если она в тягости, – сказал Эштон.

Улыбка Айрис, обращенная к мужу, пронзила сердце Джареда как острый нож. Он больше не испытывал привычного удовольствия, видя искреннюю любовь сестры к мужу и радость в их супружестве. Неужели глаза Кали никогда не потеплеют от любви к нему? Фу-ты, дьявольщина, откуда вдруг такие мысли? Не нужна ему любовь Кали.

Достаточно ее преданности. Она защищала его перед герцогом и настояла на браке с ним даже после того, как узнала о малодушных поступках его отца. Он получил ее по закону. Она его жена. Джаред знает, что она будет до конца жизни уважать узы, связавшие их. То, что она расстроилась из-за возможного вызова на дуэль, только подтверждает это. Он обладает ее телом. Она полностью отдается ему, когда они занимаются любовью.

Но всего этого недостаточно.

Джаред хотел не просто верности, основанной на уважении. Он добивался ее чувств – но даже если Ангела можно убедить выйти замуж за Чудовище, разве он отдаст ему свое сердце?

Глава 18

Чья-то теплая рука гладила ее по спине, и Каланта потихоньку приходила в себя.

– Просыпайся, Кали. Мы почти приехали.

Она поудобнее устроилась в окружавшем ее тепле и что-то протестующе пробормотала. После двух мучительных дней путешествия с четырехлетним ребенком веки казались свинцовыми и вообще не желали открываться. Оказывается, Каланта представления не имела, насколько тяжелой может быть поездка с маленьким ребенком. Джаред остался в карете, вместо того чтобы ехать верхом на Цезаре, и помогал Каланте развлекать Ханну, но они мчались со скоростью, которая была бы утомительной и без девочки. Стремясь как можно быстрее добраться до дома, Джаред сократил путешествие, которое могло бы отнять добрых четыре дня, до двух.

56
{"b":"488","o":1}