1
2
3
...
58
59
60
...
66

Миссис Фрили, жена викария, тепло улыбнулась Каланте.

– Я так рада, что виконт женился. В Библии говорится, что нехорошо мужчине быть одному, поэтому Господь создал женщину. Чтобы помочь виконту вырваться из уединения, нужна совершенно особая женщина. Он так одинок здесь, в Рейвен-Холле, ему не с кем поговорить, разве что с прислугой, и я не думаю, что он понимает, насколько изолирован от человеческого общества.

Каланта не удивилась такой проницательности. Жена викария должна знать паству мужа. Мать Каланты знала о том, что происходит среди людей, которым он был призван служить, куда больше, чем ее отец мог предположить.

Каланта вытащила из ридикюля несколько листов бумаги и карандаш.

– Это одна из причин, по которым я к вам сегодня пришла. Миссис Фрили с любопытством посмотрела на пустые листы.

– Да?

– Мне нужно подобрать еще несколько слуг.

Джаред дал ей разрешение исправить ситуацию. Он даже не захотел оставить за собой право на окончательное решение, но Каланта была твердо намерена сначала выяснить его мнение, а уж потом выбирать, кого нанимать. Он знает местных жителей и всю их подноготную гораздо лучше, чем она.

Миссис Фрили кивнула, ее круглое лицо выражало серьезную озабоченность.

– Я много раз думала – как же они справляются в Рейвен-Холле после смерти Мэри? Джентльмену трудно без экономки, если у него нет жены, чтобы следить, как идут дела.

– Вы можете рекомендовать кого-нибудь на эту должность? – спросила Каланта.

– Ну, прежняя экономка всегда под рукой. Когда лорд Рейвенсвуд взял на ее место Мэри, она пошла работать к местному сквайру. Я уверена, она с радостью вернется к виконту.

Каланта вспомнила рассказ Джареда о том, как та женщина отказала Мэри в месте горничной, потому что девушка была беременна и не замужем.

– Пожалуй, нет. Я бы предпочла кого-нибудь, кто легче впишется в наше хозяйство, чем она.

Каланта не знала, известно ли викарию и его супруге, что Джаред удочерил Ханну, но сейчас самое время рассказать им об этом.

– Мы с Рейвенсвудом растим Ханну как нашего собственного ребенка. Я не могу взять на работу женщину, отказавшуюся работать с матерью девочки. Мне нужна экономка, способная уважительно относиться к моей дочери.

Глаза жены викария расширились.

– Я не знала, что он собирался оформить все по закону. – Каланта вежливо улыбнулась. Наверняка местные жители уверены, что Джаред – настоящий отец Ханны.

– Заверяю вас, что оформлено все по закону. Так вы можете посоветовать подходящую экономку для Рейвен-Холла?

Миссис Фрили могла, а также и горничных, и лакеев, и дополнительных работников для конюшни, если они потребуются. Через пятнадцать минут у Каланты был список из как минимум двенадцати человек, с которыми стоило побеседовать. Она встала, твердо уверенная, что положенные для визита двадцать минут прошли.

– Благодарю вас за помощь.

Пухлая невысокая миссис Фрили тоже встала, качнувшись в подобии реверанса.

– Не за что. Если я могу быть вам чем-то полезна, дайте мне знать.

Каланта присела в ответном реверансе.

– Спасибо, вы очень добры.

Ее собеседница улыбнулась. Глаза ее светились искренним доброжелательством.

– Надеюсь, вы скоро зайдете ко мне выпить чаю.

– С удовольствием. – Каланта надела перчатки. – Вы могли бы мне помочь еще в одном деле?

– Да?

– Я бы хотела посетить могилу Мэри. Не могли бы вы рассказать мне, где она похоронена?

На лице пожилой женщины отразились потрясение и замешательство. Каланта не поняла, в чем дело. Уж наверное, в ее вопросе нет ничего необычного. Возможно, сама ситуация? Вероятно, миссис Фрили сочла странным, что жена Джареда хочет посетить могилу его предполагаемой бывшей любовницы. Следовало подумать об этом заранее, но теперь ничего не поделаешь, вопрос уже задан.

– Она похоронена не на церковном кладбище, – выпалила миссис Фрили.

Каланту это удивило. Ей было неприятно, что Мэри, такую милую и невинную, похоронили среди тех, кого церковь считает отверженными. Но вдаваться в такие тонкости она не собиралась. Она просто хотела сходить на могилу своей бывшей подруги, не важно, где эта могила находится.

– Я понимаю, но думаю, что ваш супруг руководил похоронами, и вы можете указать мне место последнего упокоения Мэри.

Миссис Фрили нахмурилась:

– А вы спрашивали об этом лорда Рейвенсвуда?

– Заверяю вас, мне не требуется разрешение мужа, чтобы посетить могилу.

Миссис Фрили в очевидном волнении открыла рот и снова его закрыла.

– И все-таки я думаю, что вам следует спросить у своего мужа, как найти могилу его экономки.

– Мэри была больше чем его экономка. Одно время она была моим другом, – ответила Каланта.

Похоже, это еще сильнее расстроило женщину.

– Все это так прискорбно. Мне казалось, вам известно про лорда Рейвенсвуда и Мэри. Ведь вы сказали, что собираетесь воспитывать Ханну как собственную дочь, верно?

– Я дам вам совет, миссис Фрили. Внешнее зачастую не то, чем оно кажется, и, распространяя необоснованные слухи на основании этого внешнего, можно скорее нажить врагов, чем приятно развлечь друзей.

Миссис Фрили побледнела.

– Разумеется, леди Рейвенсвуд. Я не собираюсь лить воду на мельницу слухов.

Каланта позволила себе скупую улыбку.

– Я этого и не думала. – Она подтянула перчатки и встала. – Да, так что вы скажете…

– Надо полагать, вы не спрашивали его сиятельство?

– Нет.

– Тогда понятно. Мэри похоронена в имении лорда Рейвенсвуда, в небольшом гроте в саду. Если я ничего не путаю, около кустов роз.

Сначала до Каланты не дошло, насколько важно сказанное женой викария. Джаред похоронил Мэри рядом со своими обожаемыми розами? Она всегда знала, что он очень высоко ценил Мэри, но это…

В первый раз Каланта серьезно задумалась над тем, что Джареди Мэри все-таки стали любовниками. Конечно, в этом случае Джаред должен был на ней жениться, но, возможно, даже он не захотел вступить в брак с женщиной, родившей незаконное дитя. А может быть, он и предлагал, да Мэри отказалась.

В голове Каланты взвихрилось сразу так много мыслей, что она никак не могла уцепиться хотя бы за одну из них, чтобы додумать до конца. И в них вплелось осознание, что даже если Джаред и Мэри и не были любовниками, он все равно любил ее так, как никогда не полюбит Каланту. Если раньше у нее и были какие-то сомнения, то теперь они исчезли перед таким сильным свидетельством его нежных чувств.

Быстрый реверанс, слова благодарности, ничего не значащая улыбка – и Каланта повернулась к выходу.

Она села в экипаж, а в ее разбитом сердце сплелись воедино вина и ревность. Другая женщина познала любовь Джареда, и Каланта так ревновала, что даже удивилась, что кожа ее не позеленела. Но та, другая, женщина была ее другом и заслуживала любви такого чудесного мужчины… отсюда и чувство вины.

Каланта жаждала любви Джареда, а вместо этого он подарил ей защиту и страсть. А вместо доверия – запоздалую веру в ее невиновность.

Но этого недостаточно.

Глава 19

– Что, черт тебя подери, ты имеешь в виду – она в деревне с лакеем?! – бушевал Джаред.

Дворецкий вздрогнул и отступил на два шага. Его опущенные руки тряслись, как у близкой к обмороку женщины.

– Я не знал, что ее сиятельству нельзя покидать имение, милорд.

Джаред злобно посмотрел на него:

– Она не пленница, черт бы тебя побрал! Я беспокоюсь о ее безопасности.

– Но, милорд, она всего лишь отправилась в деревню к жене викария, – сказал дворецкий, ясно давая понять своим тоном, что от такого безобидного поступка не может случиться ничего страшного.

– Пусть оседлают Цезаря. – Дворецкий пошел недостаточно быстро, и Джаред гаркнул: – Немедленно, черт побери!

Дворецкий, обычно такой величественный, поспешно выскочил из кабинета. Руки Джареда сжались в кулаки. Ему было необходимо сорвать на ком-нибудь свою злость на независимое поведение жены. Каланта не должна покидать имение без него, но она, что совершенно очевидно, этого не понимает. Она просто велела заложить экипаж и отправилась в деревню, даже не подумав о том, что негодяй, пытавшийся навредить ей и Ханне, мог последовать за ними в Рейвен-Холл.

59
{"b":"488","o":1}