ЛитМир - Электронная Библиотека

Джаред пулей выскочил из кабинета, помчался через холл к парадной двери и замер, потому что дверь открылась и на пороге возник объект его неудовлетворенной ярости.

– Где, дьявол тебя подери, ты была, женщина?! – Услышав его голос, Каланта, глубоко погруженная в свои мысли, резко остановилась на противоположном конце холла. Не голос, а рев. Джаред рычал, как разъяренный медведь, то самое чудовище, за которое принимало его общество, и ничего не мог с собой поделать.

– Ездила с визитом к миссис Фрили, жене викария.

Джаред чувствовал, что сейчас взорвется. Он отлично знает, кто такая миссис Фрили, черт бы их всех побрал, и то, что она – жена викария, ничуть не уменьшало его гнева.

– Почему ты уехала, ничего мне не сказав?!

– Разве слуги не сообщили тебе, что я отправилась в деревню?

Каланта казалась безмятежной, словно Джаред не орал, как берсерк, но он заметил, что она не подходит ближе. Он пошел к ней сам и остановился в каком-то футе от нее.

– Ну, сказали. И что, это оправдывает твои безмозглые поступки?

– Безмозглые поступки? – прищурившись, переспросила Каланта холодно и любезно.

Да плевать, если он расстроит ее своим поведением, неподобающим виконту по отношению к своей жене.

– Да! Не могу понять, ты сумасбродка или просто дура?! Что заставило тебя шататься по деревне в одиночку?

– Я поехала не одна. Я взяла с собой лакея. – Каланта говорила медленно, словно сдерживала собственный гнев.

Что толку с того лакея?

– Ты поехала без меня!

– Я не знала, что ты собирался сопровождать меня во время всех моих визитов. Мне казалось, ты предпочитаешь избегать подобных светских обязательств.

Так оно и есть.

– Это не имеет никакого отношения к светским обязательствам. Речь идет о твоей безопасности.

Каланта моргрула, но это было единственным проявлением того, что она удивилась. На лице ее застыло пресловутое бесстрастное выражение. Хорошо хоть, что она не отодвигается от него подальше.

– Заверяю тебя, я была в полной безопасности.

– Пока мерзавца, который пытался отравить Ханну, не поймают, ты не можешь быть в безопасности нигде, кроме Рейвен-Холла.

– Но этот негодяй пытался навредить Ханне, а не мне, поэтому нет никаких оснований запирать меня в доме.

– Ты сама сказала, что кто-то хочет обвинить в этом преступлении тебя, а это значит, тебе тоже хотят напакостить. Ты чертовски глупо рисковала, уехав из имения без меня. Что могло быть столь дьявольски важно, чтобы ты рисковала жизнью, поехав в деревню?!

Каланта поджала губы.

– Я не рисковала жизнью. – Джаред сердито уставился на нее.

Она в ответ посмотрела на него очень холодно.

– Я поехала, чтобы порасспрашивать миссис Фрили о новой экономке и другой прислуге.

– Я бы сам тебя отвез. – Джаред сумел частично овладеть собой и уже не рычал.

Каланта сняла перчатки и положила их в ридикюль.

– Если бы я знала, что ты так расстроишься, я бы обратилась к тебе.

Нет сомнений, что она говорит правду. Кали не любит расстраивать других. Она не играла в женские игры, как это делают большинство женщин из общества. Джаред протянул руку и привлек ее к себе. Проклятие! Ему придется просить прощения, а он этого терпеть не мог.

– Я не должен был на тебя орать. – Каланта застыла в его объятиях.

– Я не буду впадать в истерику по этому поводу. – Джаред вздохнул и приподнял ее голову, подсунув палец под идеальной формы подбородок.

– Извини меня, Кали. Я так чертов… ужасно испугался, когда понял, что ты уехала. Я разозлился – и сорвал злость на тебе.

Чарующая синева ее глаз увлажнилась. Проклятие, она что, собралась плакать? Этого уж Джаред вынести никак не мог. Он наклонил голову и прижался к ее губам в нежном поцелуе. Ее губы мгновенно стали мягкими, и Джаред усилил поцелуй, притянув Каланту к себе. Она отвечала ему так искренне и пылко, что он иной раз убеждал себя: это означает, что она испытывает к нему нежные чувства. Вспомнив, что они стоят посреди холла, куда в любой момент может вернуться дворецкий, и не желая смущать Каланту перед прислугой, Джаред поднял голову и прижал жену лицом к своему жилету.

– Ты прощаешь меня?

Она так долго молчала, что он подумал – не простит.

– Да.

– Обещаешь не покидать имения без меня, пока мерзавца не поймают?

Каланта отодвинулась от него.

– А если он залег на дно и ты его никогда не поймаешь? Сколько мне, по-твоему, жить, прикованной к имению?

Она что, думает, он не поймает ублюдка?

– Ты не будешь прикована. Я буду возить тебя, куда захочешь. Ну же, обещай.

– Хорошо.

Джаред снова привлек ее к себе, и они долго стояли, обнявшись, и молчали.

– Джаред?

– М-м?

– Ты покажешь мне, где похоронена Мэри?

Со временем земля на могиле Мэри утратила свежий вид, но Каланта все равно различила очертания места, где похоронена ее подруга. Но если бы и не различила, на него указывала могильная плита с красивой гравировкой.

– Ханна хотела, чтобы я посадил на могиле ее мамы розовый куст. Я собирался пересадить сюда один из кустов аптекарской розы – зимой, когда растения дремлют.

Ах вот почему он так странно отреагировал на вопрос об аптекарской розе в тот вечер, когда впервые поцеловал ее! Теперь Каланта понимала, что тогда он винил ее за то, что она не защитила Мэри от Деверила.

Кали посмотрела на красивый могильный камень из розового мрамора. На нем высекли вьющуюся розу, обозначившую имя Мэри, дату ее рождения и дату смерти. Никаких сентиментальных слов не было, но розы сами сказали все, что требовалось.

– Если бы я знала, я бы помогла ей. Я бы попыталась ее защитить.

Джаред не смотрел на могилу – он смотрел на Каланту.

– Я знаю, Кали. Это не твоя вина. Это все тот ублю… тот негодяй, за которого ты вышла замуж.

– Я была так малодушна, – прошептала Каланта.

И тут же оказалась в объятиях Джареда, смотревшего на нее горящим взором.

– Ты оказалась достаточно сильной, чтобы пережить брак с горгульей. Ты не предавала Мэри, а здесь она была счастлива. И ты тоже можешь стать здесь счастливой, если позволишь себе.

Разве этого хочет Джаред – чтобы она была счастлива с ним?

Каланта почувствовала, что не может удержать слов, бьющих из нее, как гейзер из подземного источника. Она должна задать этот вопрос.

– Ты Очень любил ее, Джаред?

Лицо его сделалось задумчивым, и он разжал объятия.

– Мэри была моим другом. Она умела меня рассмешить, и она была матерью Ханны, а я очень люблю девочку. Ханна заняла прочное место в моем сердце с того момента, как я помог Мэри произвести ее на свет.

– Ты принимал роды? – Каланта не смогла скрыть потрясения.

– Мэри никому не сказала, что рожает, пока не стало слишком поздно посылать за повитухой. Я живу в деревне и знаю, как все это происходит, но Ханна все же отличается от новорожденного жеребенка. Она родилась с открытыми серьезными темными глазами, и я тут же влюбился в нее.

Каланта без труда представила себе эту картину. Она тоже мгновенно полюбила Ханну за ее рассудительность.

– Она совершенно особенный ребенок.

– Да.

– Ее мать тоже была особенной. Я понимаю, как легко было полюбить и ее. – Джаред застыл.

– Ты думаешь, что я любил Мэри? То есть ты считаешь, что я делил с ней постель?

Каланта всматривалась в его лицо, пытаясь понять, правду ли он говорит. Его слова прозвучали негодующе и недоверчиво.

– А разве нет?

– Она была моим другом, Кали, а не любовницей!

– Ты похоронил ее в своем обожаемом розовом саду.

– Я не хотел, чтобы ее похоронили рядом с ворами и убийцами. Неужели это так трудно понять? Она была моим другом и матерью Ханны. Она заботилась о моем доме. Она заботилась обо мне. Она никогда не боялась меня и умела меня рассмешить. Черт, может, я и любил ее, но не в том смысле, в каком ты думаешь, и никогда, черт возьми, не спал с ней!

– Я не хотела тебя обидеть. – Джаред сурово сжал губы.

60
{"b":"488","o":1}