ЛитМир - Электронная Библиотека

До Каланты дошла важность сказанного.

– Вы стремились стать герцогиней. Вы хотели получить власть в свои руки. Должно быть, вы пришли в бешенство, когда Деверил вместо вас в последний момент выбрал в жены дочь простого викария!

– Я дочь герцога. Он должен был жениться на мне, но в типично мужской манере оказался ослеплен вашей красотой и репутацией Ангела. В тот год, когда вы начали выезжать в свет, во всех клубах джентльмены держали пари, решая, кого вы удостоите браком. Если судить по интересу, который проявляли к вам джентльмены из общества, можно было подумать, что вы особа королевской крови.

А она была всего лишь робкой, напуганной дочерью викария.

– И вам пришлось довольствоваться Генри.

– Да. – Рука Эллен угрожающе стиснула пистолет. – Я начала строить планы в тот день, когда объявили о вашей помолвке. Если бы Деверил сделал предложение мне, он был бы жив до сих пор. Я бы удовлетворилась возможностью быть его герцогиней, но он оказался глупцом и должен был умереть.

– Но зачем убивать Ханну? Мы не знали о завещании. Наверняка вы это понимали. Мы даже не думали, что Клэрборнам известно о ее существовании. Этот вопрос никогда бы не возник.

– Я знала, как Деверил обошелся с Мэри. Узнав о ее беременности, я распустила слухи о том, что она забеременела от Рейвенсвуда. И все было бы хорошо, не привези он девчонку в нашу округу. Я не могла рисковать – вдруг кто-то догадался бы о ее настоящем происхождении?

– А Генри? Он тоже участвует в вашем подлом плане убить невинное дитя?

Эллен посмотрела на Каланту так, словно та лишилась мозгов.

– Естественно, нет. Узнай он об этом, он мог бы начать догадываться и об остальных моих планах. Даже у круглого дурака иногда бывают проблески проницательности.

– Каких остальных планах?

– Ну как же – разумеется, убить Генри после того, как у меня родится мальчик. Я решила, что не желаю делить столь влиятельный титул с глупцом. Кроме того, один раз он меня ударил. Вскоре он понял, что я не намерена терпеть подобные выходки, но джентльмен, который обращается с герцогиней как с дешевой девкой на панели, не заслуживает права на жизнь.

Каланта помотала. головой.

– Ты сумасшедшая.

Эллен улыбнулась, и на ее лице возникло тревожаще злобное выражение.

– Сумасшедшая? Не думаю.

– Где Ханна? – Их разговор приобрел болезненно завораживающий характер, и Каланта хотела убедиться, что ее дочь в безопасности.

– Как я уже сказала, она в моей карете. Я уверена, что в обществе кучера и моих помощников она начинает капризничать.

При мысли о Ханне, находящейся в обществе головорезов, подобных Уиллему, у Каланты кровь похолодела в жилах. А если Эллен лжет? Что, если у нее нет Ханны, а ее слова – всего лишь ловушка? Может ли Каланта отказаться идти с ней? Если Ханна у Эллен, Каланта должна туда идти. Кроме того, нужно учитывать пистолет. Она не знала, хватит ли у Эллен духу застрелить ее, и не очень-то хотела выяснять это.

– Веди меня к моей дочери.

Глава 20

Чертова корыстная сука!

Джареду потребовалось все его самообладание, чтобы не заорать от ярости при виде безумной женщины, направившей на Кали пистолет. Пистолет зловеще сверкал под солнцем, составляя уродливый контраст с летней красотой розового сада. В Джареде бушевали чувства, которых он не испытывал с тех пор, как на его младшую сестру напал волк, – гнев и страх в равной мере. Кали может пострадать, черт побери! Ее могут убить.

Все то же неудержимое стремление пойти на все, что угодно, лишь бы защитить близкого человека, клокотало в Джареде. Он так разозлился, когда Кали обвинила его в любовной интриге с Мэри, что оставил ее прощаться с подругой одну, вместо того чтобы остаться и наорать на нее за дурацкие подозрения. Неужели его жена не понимает, что она – единственная женщина, которую он любит? Мэри была ему другом, но никогда не вызывала в нем чувств, которые вызывает Ангел.

Кали была нужна ему, как воздух. В ее объятиях он испытывал не просто страсть. О да, он хотел ее тело! Он вожделел ее сладких, мягких изгибов и никак не мог утолить этот голод, но это далеко не все.

Он нуждался в нежности, сделавшей ее такой милосердной, невзирая на все пережитые страдания. Он нуждался в силе, которая помогла ей выжить рядом с неподдельным злом. Он нуждался в сострадании, настолько сильном, что она утешала, страдая сама. Джаред благоговел перед ее умом и жаждой знаний. Он нуждался во всем том, что делало ее его Ангелом, и нуждался в этом на всю оставшуюся жизнь.

Каланта заставила его чувствовать себя человеком, а не чудовищем.

А теперь ей угрожала герцогиня – недоделанная, как буханка хлеба с непропеченной серединой. Благодарение Господу, что он вернулся назад, чтобы помочь Ангелу привести в порядок спутанные мысли.

Обе женщины находились на противоположной стороне сада, и Джаред не представлял, как одолеть герцогиню, не выдав себя. Если злобная ведьма заметит его, она может застрелить Кали. Ее рука слишком твердо держит пистолет, а палец слишком сильно давит на спусковой крючок, чтобы он мог оставаться спокойным.

Джаред дождался, пока обе женщины покинули грот, и бесшумно пошел за ними следом, придерживаясь кустов и деревьев, чтобы размахивающая пистолетом герцогиня, случайно обернувшись, не заметила его.

Герцогиня вела Кали по обходной тропинке к дороге, ведущей в Рейвен-Холл с севера. Следуя инстинкту охотника, выслеживающего добычу, Джаред неуклонно сокращал расстояние, отделяющее его от этой безнравственной женщины. Он стремился настичь ее до того, как они выйдут на открытое место и смогут его заметить.

Он увидел сквозь деревья черную крытую карету и понял, что если бросится на герцогиню сейчас, она успеет позвать подмогу. Джаред не боялся подонков, которых она наняла для своих подлых дел, но не хотел рисковать жизнью Кали, до которой они могли добежать быстрее, чем он сам. А если они схватили Ханну, то и жизнью дочери. Невозможно предсказать, как поведут себя люди герцогини, поняв, что их планы рухнули.

Они приблизились к поляне, и Джаред сумел лучше рассмотреть карету. На дверях не было герба Клэрборнов, кучер не одет в ливрею, как любой слуга знатных господ. Герцогиня повторила свой старый трюк, воспользовавшись наемной каретой и одевшись во вдовий наряд Кали. Должно быть, она украла одежду его жены с чердака в Роуз-Коттедже, поэтому она и пропиталась нежным ароматом роз, ассоциировавшимся с Ангелом.

Ханны нигде не было видно.

Неужели герцогиня солгала, сказав Кали, что схватила Ханну?

Кали и герцогиня приблизились к карете, и дверца в ней открылась. Из кареты выбрался здоровенный негодяй, который запросто мог сойти за кузена Уиллема. На козлах сидел кучер и жевал веточку, словно и понятия не имел, что помогает бессердечной дряни похитить жену и ребенка Джареда.

Джаред изготовился, чтобы броситься на герцогиню, как только Кали выйдет на поляну, а та, вторая, еще будет под деревьями, как вдруг разразился настоящий ад.

Из кареты раздался пронзительный крик ребенка, которому вторил мужской вопль. Кали стремглав помчалась к карете.

Из открытой дверцы показалась темноволосая головка Ханны.

– Мама!

Ханна выпрыгнула из кареты в тот самый миг, как оттуда показалась мясистая рука, готовая схватить девочку. Герцогиня чертыхнулась, употребив совершенно неподобающее леди выражение. Кали, замерев, напряглась всем телом и отчаянно замахала руками в сторону леса.

– Беги, Ханна! Беги и спрячься в лесу! Папа тебя найдет! – Ханна послушалась и стрелой понеслась к деревьям, где прятался Джаред. Обладатель мясистой руки, спотыкаясь, выбрался из кареты, одной рукой потирая голень, а другой прикрывая глаз.

– Хватайте паршивку! Она не должна скрыться! – заорала герцогиня.

Она отвернулась от Кали и теперь целилась в убегающую детскую фигурку. Кали бросилась на спину герцогине и сшибла ее на землю. Пистолет выстрелил, пуля ударила в землю и обдала обеих женщин грязью. Кали вцепилась в волосы герцогини и тянула изо всех сил. Джаред выскочил из-за деревьев и пустился бежать во всю мочь.

62
{"b":"488","o":1}