ЛитМир - Электронная Библиотека

Следовало лечь в постель, но мысли не давали ей уснуть. Почему она не сказала Джареду, что любит его? А если герцогиня его ранит? Сколько дней его уже нет? Вопросы мелькали в голове, как разноцветные стеклышки в калейдоскопе.

Кто-то постучал в дверь. Должно быть, сыщик услышал, как она мечется, и решил проверить, как у нее дела. Каланта подошла к двери, отперла ее и распахнула.

На пороге стоял Джаред. Их взгляды встретились, и его осунувшееся от усталости лицо смягчилось, в нем проявилось чувство, от которого у Каланты перехватило дыхание. Она отпустила ручку двери и бросилась в объятия к мужу.

– Джаред! – Каланта обняла его изо всех сил – ей хотелось вцепиться в него и уже никогда не отпускать, не тревожиться больше за него. Ее глаза обожгло слезами облегчения и счастья, а губы изогнулись в робкой улыбке. – Я так ждала тебя, любовь моя.

Его взгляд опалил ее, а руки обняли с силой и его обычной нежностью.

– Mon ange.

Его губы прижались к ее губам в страстном поцелуе, говорившем, что и Джаред страдал в разлуке. Он втянул Каланту в комнату и захлопнул дверь.

Каланта отстранилась, прервав поцелуй, чтобы не забыть о главном.

– Ты нашел герцогиню? Как все прошло? Ты разговаривал с Генри?

Джаред подхватил ее под коленки и высоко поднял, прижимая к груди.

– Все потом, – пробормотал он. – Я хочу тебя прямо сейчас.

Джаред нес ее к кровати, не отрывая жадных губ от ее рта, и за считанные секунды страсть, вспыхнувшая в Каланте, превратилась в бушующую преисподнюю. Она срывала с Джареда одежду, постанывая и всхлипывая от желания, и слышала в ответ низкие, гортанные звуки.

Джаред прервал поцелуй только для того, чтобы сорвать с Каланты ночную рубашку и снять остатки одежды с себя, а потом лег рядом с ней и снова впился в ее губы. Все вопросы, все страхи, пережитые Калантой, пока она ждала возвращения мужа, утонули в страсти, которую он воспламенял своими губами и сильными, уверенными руками.

Джаред гладил ее тело, словно вспоминая ее заново после долгого отсутствия. Всего лишь четыре дня и три ночи, но Каланта понимала его чувства, потому что сама их испытывала. Неистовое желание. Притягательность плоти. Единение.

Она ласкала его, привлекая к себе, нуждаясь в слиянии, чтобы убедиться в том, что с мужем все благополучно. Каланта раздвинула ноги, приглашая в себя его твердеющую плоть.

Оторвавшись от его губ, она взмолилась:

– Скорее, Джаред! Я не могу больше ждать.

Каланта подалась бедрами вверх, придвигаясь к Джареду своим самым сокровенным местом, и потянула его за ягодицы, стремясь приблизить к себе его естество.

– Да, mon ange. Я дам тебе все, чего ты хочешь.

И выполнил обещание. О да, он выполнил свое обещание! Одним могучим рывком Джаред ворвался в нее, и Каланта содрогнулась от восторга. Джаред замер над ней, тело его напряглось от желания. В мягком свете единственной свечи она не могла разглядеть выражения его лица, но ощущала напряженность взгляда, словно проникающего в ее душу.

– Кали. Моя жена.

Ее тело жаждало его движения, а душа наслаждалась союзом сердец.

– Джаред, любовь моя, мой муж, – прошептала Каланта, не желая говорить громко, чтобы не нарушить атмосферу духовного единения.

Он начал двигаться, но в этом не было ничего общего с тем безумным рывком, который соединил их тела. Джаред оперся на руки, его тело закрывало от нее комнату. Она видела только мужчину, который нежно и ласково занимался с ней любовью. Каланта положила руки на его мускулистую грудь, впитывая чувствительными кончиками пальцев жар его тела.

Он застонал.

– Я так люблю твои прикосновения. Я мечтаю, чтобы твои руки гладили меня повсюду.

Каланта обвела пальцами его соски.

– Вот так? – Снова застонав, он глубоко проник в нее, но не ускорил темп.

– Да, именно так. Руки Каланты блуждали по заросшей жесткими волосами груди Джареда и вдруг наткнулись на раненное волком плечо. Каланта благоговейно провела пальцем по каждому шраму.

– Ты так благороден, муж мой. Спасибо за то, что женился на мне.

Он нежно поцеловал ее в висок, не прекращая глубокого, неторопливого проникновения.

– Ангел, у меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность за честь быть твоим мужем.

А потом слова закончились, Джаред начал двигаться все быстрее и быстрее, все приближая и приближая миг незамутненного блаженства, которое она познала в его объятиях.

Каланта впилась пальцами в его плечи и, содрогаясь в конвульсиях высшего наслаждения, бесконечно повторяла:

– Я люблю тебя, Джаред. Я люблю тебя. Люблю. Люблю…

Признания слов любви завершилась громким стоном абсолютного женского подчинения, и Джаред тоже достиг пика. Он сделал последний рывок и ощутил, как его теплое семя изливается в ее тело. Казалось, что пик наслаждения продолжается, и продолжается, и продолжается… Каланта, прижатая его тяжелым, мокрым от пота телом, все еще содрогалась, стремясь вобрать в себя все, что мог подарить ей Джаред. Он повернул голову и прижался губами к ее щеке.

Они лежали так, в молчании, несколько долгих минут. Потом Каланта зашевелилась, и Джаред понял, что ей, наверное, нечем дышать. Он скатился с нее, но притянул жену к себе, чтобы сохранить их близость. Она немного поерзала, улеглась ему на грудь и положила подбородок на сложенные руки.

– А теперь расскажи, как все прошло.

Джареду не хотелось говорить об этой дряни герцогине, но он знал, что его упрямая жена не успокоится, пока не вытянет из него все до мельчайших подробностей. Он надеялся, что сможет ответить на ее вопросы, хотя и сам не имел всех ответов – последний поступок герцогини лишил его возможности спрашивать.

– Я не нашел ее в том месте, которое назвал ее помощник, поэтому отправился в Лондон.

– Ты поговорил с Генри и рассказал ему о ее планах?

Джаред кивнул, вспоминая этот разговор. Генри был мерзавцем и пытался ударить его жену, но все же герцог имел право знать, что его супруга оказалась потенциальной убийцей и собиралась лишить его жизни после того, как родит младенца мужского пола. Он думал, что надменность герцога не позволит ему поверить в рассказ Джареда, но все пошло иначе.

– Он поверил мне, каждому слову. Должно быть, он чувствовал то безумие, что скрывалось за безупречным внешним видом его жены.

Кали провела пальчиком по его груди.

– Герцогиня была там?

– Нет.

– Но ты ее нашел?

– Да.

Кали поймала его взгляд. Невероятно! Одно слово – и она сразу поняла, что что-то неладно. Джаред видел, как светилось это понимание в ее глазах.

– Рассказывай.

– Она была мертва. К тому времени как я ее настиг, оба наемника – кучер и второй мерзавец – уже исчезли. Не знаю, они ее застрелили или она окончательно сошла с ума и сама застрелилась… Герцог сочинил историю о том, как по дороге к друзьям на нее напали разбойники.

Глаза Кали широко распахнулись, в них плескалась душевная боль.

– Мертва?

– Да.

– Не могу поверить.

– Придется. Только не говори мне, что ты горюешь из-за кровожадной ведьмы, Кали!

Кали покачала головой:

– Нет, я успокоилась. Все кончено. Ханне больше ничто не угрожает. Тебе тоже.

Внезапно жена очень крепко обняла его, и Джаред почувствовал, что на его шею капают слезы. Обняв ее, Джаред произнес:

– Теперь мы все в безопасности. Кали, скажи мне еще раз, что ты меня любишь.

Он должен был услышать эти слова, должен был знать, что она говорила искренно, а не просто в порыве страсти. Каланта подняла голову и вытерла мокрые щеки тыльной стороной ладони.

– Я в самом деле люблю тебя.

Джаред не смог ничего ответить, потому что в горле у него встал непривычный комок.

Каланта снова потрогала его шрамы, как делала это много раз, и опять повторила, что в ее глазах он отважный человек, а никакое не чудовище.

– Когда мне было восемнадцать, я поняла, за кого вышла замуж, я отказалась от всех своих мечтаний. Ты вернул их мне, Джаред. Я думала, что уже никогда не стану матерью, а ты подарил мне дочь. Ты научил мое тело наслаждаться, а сердце – доверять. Как же я могу не любить тебя больше жизни?

64
{"b":"488","o":1}