ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Видимо, она и принесла ему на хвосте новость о девственности!» – подумала про себя Ева, но не стала ничего выяснять.

Сдав контрольную, они направились в другую аудиторию, где заправляла их самая «любимая» учительница, и они никогда не забывали разозлить её, постоянной болтовнёй. Вот и в этот раз она разразилась руганью в их адрес:

– Ваша четвёрка за последними партами вообще уже обнаглели! Вы сидите и постоянно срываете мне урок! Сколько можно!? Вы не даёте другим учиться! Из-за вас страдают мои отличники! Вообще не понимаю, как вы умудрились написать контрольную на отлично!? А вот из-за того, что вы мешали, моя отличница Наталья на два. Разве это справедливо!?

– Так попросила бы нас, и мы дали ей списать, – неожиданно для себя, слишком громко, высказалась Ева.

«Черт! Почему так сложно просто промолчать!? Кто за язык-то дёргает?»

– Встань! – закричала, красная от злости, учительница.

Ева встала и приготовилась получить взбучку.

– Мне это всё надоело! Выйди из класса и пущу я тебя к себе на урок, только после того, как твоя мама придёт ко мне.

– Мы что в школе, чтобы родителей вызывать? – не выдержала Ева.

– Пошла вон отсюда! – вопила она.

Ева решила не доводить дело до инфаркта, собрала свои тетради и вышла из класса. Дождавшись окончания пары, Ева соединилась со своей группой и отправилась на последнюю пару.

– Ну, ты даёшь! – посмеялся над ней Виктор.

– Разве это я даю? – многозначительно спросила Ева, и они оба рассмеялись.

На следующей паре, Ева сидела молча, уставившись на доску, с желанием понять предмет, который давался ей с огромным трудом. Мозг уже начинал кипеть от не лёгкой деятельности.

– Ева! – услышала она резкий голос учительницы.

– Да? – непонимающе, Ева уставилась на неё.

– Такое ощущение, что тебе совершенно безразлично, что я здесь объясняю! У тебя такое отрешённо лицо!

– Тупое, видимо, вы хотели сказать, – опять вырвалось у неё изо рта.

«Да, что со мной!? И, когда я научусь фильтровать?» – подумала она.

Учительница вопросительно посмотрела на неё, приподняв одну бровь.

– Я ведь не виновата в том, что когда я вникаю и в голове куча умных мыслей, то лицо у меня становится тупым.

– Ну, ты жжёшь сегодня, подруга, – услышала она возглас с соседней парты.

Учительница не найдя, что на это ответить попросила её сесть на место и продолжила свои объяснения, стараясь больше не смотреть в сторону Евы. Она успела заметить, что Ева в последнее время стала немного нервной.

Вечером из дома Ева набрала Марту и та сообщила ей, что у них в гостях Никита, и что она позже перезвонит и обязательно расскажет, чем всё закончилось.

***

Обитель Яхве наполнилась знакомым запахом серы, который мог предвещать, только лишь появление Люцифера.

– Да вы, как я понял, готовы сделать ход, батенька!? – начал в своей обычной манере Люцифер.

– Да. Но прежде я хочу знать, что ты решил с Ариэлем?

– А что мне с ним решать, у нас с ним разве какие-то разногласия возникли? – сделал нарочно недоуменное лицо Люцифер.

– Люцифер, в тебе умер отличный актёр, но не в моем театре, так что перестань сейчас же. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. И я хочу услышать твоё решение.

– Знаешь, я подумал… потом ещё раз подумал и решил, что оставлю я его до окончания срока, пусть он порезвиться вдоволь, прежде чем вернётся домой.

– Так я и думал, – озадачился Яхве. – Тогда мне ничего больше не остаётся, как отдать свой ход на его возвращение.

– Не понял?

– мой конь рубит твою пешку на е5 — Ариэл – кровавый Бог хаоса, возвращается домой!

– Но это не честно! – взревел Люцифер.

– Это мой ход, сын. И я желаю, чтобы он был именно таким!

– Хорошо, – процедил сквозь белоснежные зубы Люцифер. – Только тогда, пускай твой юный подопечный, из одного болота втягивается в другое, да и Еву за собой тянет!

– пешка d6 – Затягиваем! – пропел он.

Люцифер и с прищуром посмотрел на реакцию отца. Но Яхве, не дав никакой реакции, продолжал размышлять о чем-то своём, даже не взглянув на сына.

03.03.2016 г./Олеся Оленичева

Глава 8

После новогодних праздников Никиту увезли в деревню, и чтобы не было ломок, посадили его «на стакан». Отрезали его полностью от внешнего мира, даже телефона, чтобы позвонить домой, у него не было возможности. Почти месяц он мучился кошмарами и болями. Нервы его были на пределе, и он готов был сорваться, обратно в город к своим друзьям, но у него не было даже денег на автобус. Однажды он сорвался и прошёл несколько километров пешком, но вскоре понял, что это занятие – гиблое. К вечеру началась метель, и он чуть не окочурился. После этого случая, он старался бороться со своим желанием бежать, потому что искренне испугался за свою жизнь и окончательно пришёл к тому, что хочет вылезти из этого дерьма. Через месяц ему стало уже легче и на смену кошмарам пришло осознание своей никчёмности и бесполезности. Его прошлое страшным комом догоняло его каждый раз, как он начинал лелеять надежду на будущее. Поэтому он старался залить спиртным ощущение безнадёжности и ненужности. Что делать зимой в деревне? Вариантов у него было не много, поэтому он никуда не мог деться от своих мыслей, которые доставали его, как августовские злые мухи, которые больно кусали и заставляли злиться.

Казалось, весна принесёт ему, хоть какую-то ясность и понимание, того, что он будет делать дальше. Эти мысли и согревали его длинными, зимними вечерами. Иногда по выходным приезжали его друзья Марта и Леонид, которые, как глоток свежего воздуха освежали его зачахшие лёгкие. От них он получал свежую информацию и был в курсе всех новостей в городе, которые непосредственно касались его.

– Как ты себя чувствуешь? – с трепетом в голосе спросила Марта.

– Хреново! Застрял здесь и не знаю куда дальше двигаться. Не понимаю, что я буду делать.

– Ева очень хочет приехать, – начала пробивать почву Марта.

– Стапэ!! Она-то здесь зачем? – возмутился он.

– Она переживает за тебя, Ник.

– Я не готов сейчас общаться ни с кем, и с ней в том числе.

Всегда такой сильный и классный, он не хотел, чтобы хоть кто-то видел его в таком состоянии, тем более женский пол.

– Как знаешь… – расстроилась Марта, но не стала настаивать.

Время шло, и злость на свою судьбу угасала, желание вернуться в город росло с каждым днём. И Никита стал подумывать, что время пришло. Леонид в один из своих последних приездов предложил ему вместе поработать, и за ним оставалось последнее слово. Когда настало лето, он разрешил Еве приехать, навестить его.

Когда Ева вышла из машины, она ни сразу узнала Ника, обросший и осунувшийся, он представлял собой жалкое подобие того человека, кем он был раньше. Она никогда бы не подумала, если бы не знала его, что этот человек был лидером класса и все девчонки ночами вздыхали по нему. Это был далеко не тот Никита, в которого она когда-то влюбилась. Доля жалости промелькнула в её глазах, но она спрятала их, чтобы он не почувствовал этого.

– Что, приехала поглумиться надо мной!? Жалок я, да!? – с отвращение спросил у неё Никита, но это отвращение скорее он адресовал к себе, а не к ней.

– Нет, – опустила глаза Ева, так уж повелось, что всегда уверенная в себе, она трепетала перед этим мужчиной, как бы жалок он не был на данном этапе своей жизни. – Наоборот, я рада видеть тебя.

– Скажи ещё, что я нисколечко не изменился, – засмеялся он так, что её сердце дрогнуло, от услышанной в этом смехе горечи.

– Я знаю, что тебе сейчас плохо, но ты сильный… я верю, что ты справишься.

– Я сам себе не верю, дурёха, а она в меня верит, – посмеялся он над ней, но в этом смехе было столько теплоты, что можно было счесть это за комплимент.

– Ник, Лёня решил, что тебе пора возвращаться в город, поэтому если ты готов, то мы заберём тебя сегодня.

13
{"b":"488362","o":1}