ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если у вас есть вопросы, предпочитаю ответить вам на земле. Мы с Отчаянным разместились за городом; решайте, куда будем садиться — на наше поле или на ваше.

Джеймс, которого Отчаянный удивил своей речью, ответил слегка теплее:

— Летим на ваше. На моем меня тут же начнут осаждать отправители посылок, и нам не удастся поговорить.

— Прекрасно. Наше к юго-западу от города. Показывай дорогу, Отчаянный.

Серый дракон держался вровень, хотя Отчаянный, не подавая виду, старался его обогнать — эта порода, видимо, славилась своей резвостью. Английские заводчики умели добиваться неплохих результатов даже с ограниченным поголовьем, но тут скорость явно была достигнута за счет умственных способностей.

Они приземлились вместе, всполошив предназначенных для Отчаянного коров.

— Будь с ним помягче, Отчаянный, — тихо попросил Лоуренс. — Некоторые драконы, как и некоторые люди, соображают хуже других. Помнишь Билла Суоллоу на «Надежном»?

— Да, хорошо. Я понял, — ответил Отчаянный, тоже тихо. — Может, одну корову ему отдать, как ты думаешь?

— Он у вас, вероятно, голоден? — спросил Лоуренс Джеймса, когда они оба спешились. — Отчаянный сегодня уже пообедал и может уступить вам корову.

— Вы очень любезны, — сразу оттаял Джеймс. — Он не откажется — так ведь, ненасытная ты утроба? — И потрепал Волатилуса по шее.

— Корова? — широко распахнув глаза, повторил Волатилус.

— Пошли со мной, — предложил Отчаянный. — Поесть можно вон там. — Он перекинул пару животных из загона на чистую травку, и Волатилус с готовностью потрусил за ним.

— Он очень щедр, и вы тоже, — сказал Джеймс, которого Лоуренс повел в дом. — Я еще ни разу не видел, чтобы большие драконы делились с другими. Что это за порода?

— Сам я не знаток, а он нам достался без родословной, но сегодня сэр Эдвард Хоу опознал в нем империала. — Лоуренс немного смущался. Может показаться, будто он хвастается — но ведь это факт, и скрывать его незачем.

Джеймс, услышав это у входа, споткнулся и чуть не упал на Фернау.

— Вы не… да нет, я вижу, вы не шутите. — Джеймс снял свое кожаное пальто. — Но как вы его нашли и как надели на него сбрую?

Лоуренс на его месте ни за что не стал бы так допрашивать человека, пригласившего его к себе в гости, — но, учитывая обстоятельства, простил Джеймсу его манеры.

— С удовольствием вам расскажу и охотно выслушаю ваш совет, как мне быть дальше. Чаю?

— Если можно, кофе. — Джеймс подвинул кресло к огню и развалился, задрав ногу на подлокотник. — Черт, хорошо-то как! Особенно после семи часов в воздухе.

— Семь часов? Вы, должно быть, совсем разбиты, — поразился Лоуренс. — Не знал, что они могут быть в полете так долго.

— Да Бог с вами, мне и по четырнадцать доводилось летать. Но с вашим такое вряд ли получится. Волли за час делает всего один взмах, если погода хорошая. — Джеймс зевнул во весь рот. — Хотя в воздушных потоках над океаном, конечно, несладко приходится.

Когда Фернау принес чай и кофе, Лоуренс вкратце рассказал Джеймсу, как был найден и приручен Отчаянный. Тот, слушая, выпил пять чашек кофе и опустошил две тарелки с сандвичами.

— Так что я, как видите, в некоторой растерянности. Адмирал Крофт запросил из Гибралтара указания относительно меня. Вы, думаю, его депешу и повезете, но буду благодарен, если вы скажете предварительно, чего мне следует ожидать.

— Боюсь, вы спрашиваете не того человека, — весело сказал Джеймс, осушая шестую чашку. — Я о таком слышу впервые и даже насчет тренировки ничего не могу посоветовать. Меня самого запродали на почтовую службу двенадцатилетним, а на Волли я сел в четырнадцать. Вы со своим красавцем еще намучаетесь. Однако постараюсь долго вас не томить. Сейчас быстренько заберу почту и к завтрашнему утру доставлю депешу вашего адмирала по назначению. Не удивлюсь, если к вам завтра же прибудет инструктор.

— Кто, простите?

Джеймс с увеличением числа выпитых чашек говорил все развязнее.

— Инструктор. — Джеймс вылез из кресла и потянулся. — Летчика из вас будет делать. Все забываю, что вы пока еще не совсем наш.

— Для меня это лестно. — Лоуренса, впрочем, больше бы устроило, если бы Джеймс об этом не забывал. — Но не собираетесь же вы лететь ночью?

— Еще как собираюсь — не хочу здесь засиживаться в такую погоду. Ваш кофе вернул меня к жизни, а Волли, слопав корову, способен прогуляться отсюда до Китая и обратно. Выспимся дома, в Гибралтаре. Все, бегу. — Джеймс, насвистывая, надел в передней пальто, и оторопевший Лоуренс едва успел его проводить.

Волли в два прыжка подскочил к курьеру, восторженно бормоча что-то о коровах и «Оччани» — полностью имени своего нового приятеля он выговорить не мог. Джеймс приласкал дракона и сел на него верхом.

— Еще раз большое спасибо. Если подготовку будете проходить в Гибралтаре, там и увидимся. — Взмахнули серые крылья, и дракон с наездником быстро стали уменьшаться в сумеречном небе.

— Корова ему очень понравилась, — сказал, подойдя, Отчаянный.

Лоуренс посмеялся этой невинной похвальбе и почесал ему шею.

— Жаль, что твое первое знакомство с другим драконом оказалось не очень-то вдохновляющим. Зато они отвезут в Гибралтар письмо адмирала Крофта, и через пару дней у тебя, надеюсь, будет более интересное общество.

Джеймс, очевидно, ничего не преувеличивал. Как только Лоуренс на следующий день пришел в город, на гавань легла огромная тень, и большой красно-золотой дракон проплыл в небе, направляясь к посадочному полю на окраине. Лоуренс тут же повернул к «Достойному» и сделал это как нельзя более вовремя: запыхавшийся мичман, встретивший его на полпути, сообщил, что адмирал Крофт его ищет.

В адмиральской каюте Крофта ждали два авиатора. Капитан Портленд — высокий, худой, с резкими ястребиными чертами — сам походил на дракона. Лейтенант Дейс — лет двадцати от силы, со связанными в длинный хвост светло-рыжими волосами и такими же бровями — смотрел крайне недружелюбно. Оба демонстрировали то самое высокомерие, которое приписывала авиаторам молва и в отличие от Джеймса не проявляли к Лоуренсу ни малейшей симпатии.

— Повезло же вам, Лоуренс! — воскликнул Крофт после чопорной церемонии взаимного представления. — В конце концов мы все-таки возвращаем вас на «Надежный».

— Прошу прощения? — с некоторым запозданием произнес Лоуренс, все еще старавшийся разгадать характер и намерения двух авиаторов.

Портленд, которому ссылка на везение, видимо, показалась бестактной и даже оскорбительной, метнул на Крофта презрительный взгляд и сказал Лоуренсу:

— Вы действительно оказали большую услугу Воздушному Корпусу, но необходимости в дальнейших жертвах, я надеюсь, не будет. Лейтенант Дейс прибыл, чтобы вас заменить.

Лоуренс растерянно уставился на Дейса, который ответил ему воинственным взглядом, и заговорил медленно, собираясь с мыслями:

— Я полагал, сэр, что опекун, присутствовавший при появлении дракона на свет, замене не подлежит. Возможно, я ошибаюсь?

— При обычных обстоятельствах это верно и, безусловно, желательно, — ответил Портленд. — Но более чем в половине случаев гибели авиатора нам удавалось уговорить дракона принять нового опекуна. С Отчаянным это должно получиться без затруднений, — имя дракона Портленд выговорил с легким неодобрением, — поскольку он совсем еще юн.

— Понимаю, — только и смог выговорить Лоуренс. Три недели назад это известие доставило бы ему бурную радость, теперь он не ощутил ничего.

— Мы вам, естественно, благодарны, — расщедрился Портленд, — но дракону будет гораздо лучше с опытным авиатором, а флот, уверен, не захочет отдать нам столь заслуженного своего офицера.

— Вы очень любезны, сэр, — поклонился Лоуренс. Комплимент авиатора прозвучал несколько натянуто, но все остальное, несомненно, имело смысл. Отчаянному, разумеется, будет лучше с опытным наставником, как и кораблю было бы лучше в руках настоящего моряка. Дракон достался ему по воле случая, и теперь, в свете недавних открытии, стало особенно ясно, что столь незаурядному существу и партнер нужен незаурядный. — Вполне понятно, что вы хотите видеть на этом месте хорошо подготовленного человека, и я только счастлив, что принес вам какую-то пользу. Следует ли мне проводить мистера Дейса к Отчаянному?

12
{"b":"489","o":1}