ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот как. — Лоуренс испытал легкое смущение. Он, естественно, не говорил Роланд, что смотрит сквозь пальцы на визиты Холлина к винчестеру, и теперь девочка чувствовала себя неловко в роли доносчицы. — Ему придется за это ответить, но не сейчас. Скажите ему, что он срочно нужен здесь.

— Я сказала, сэр, а он говорит, что не может оставить Левитаса. Велел мне бежать к вам и просить, чтобы вы тоже пришли, если можете. — Девочка нервничала, не зная, как посмотрит капитан на такое нарушение субординации.

Лоуренс ничего не понимал, но он хорошо знал Холлина, и это решило дело.

— Мистер Грэнби, — окликнул он, — я отлучусь ненадолго. Оставляю вас за себя. Будьте здесь, Роланд, и в случае чего сразу бегите за мной.

Раздражение боролось в нем с беспокойством. Ему очень не хотелось давать Ренкину новый повод для жалоб, особенно в таких обстоятельствах. Никто не мог отрицать, что Ренкин храбро исполнил свой долг, и оскорблять его именно сейчас было недопустимо — но Лоуренс злился на него ничуть не меньше, чем прежде. Роланд объяснила ему, как найти Левитаса. Тот помещался на маленькой лужайке, совсем рядом со штабным зданием. Ренкин по обыкновению заботился больше о собственных удобствах, чем о драконе. Участки здесь были сильно запущены. Подойдя ближе, Лоуренс увидел, что Левитас лежит на голом песке, положив голову на колени Холлину.

— В чем, собственно, дело, мистер Холлин? — Задав этот резкий вопрос, Лоуренс заметил, что живот Левитаса забинтован, увидел сочащуюся сквозь повязку темную кровь и воскликнул: — О Боже!

Левитас, услышав его голос, с надеждой приоткрыл потускневшие от боли глаза. В них забрезжило узнавание, и винчестер, вздохнув, снова опустил веки.

— Прошу меня извинить, сэр, — сказал Холлин. — Не мог я его бросить. Врач ушел. Сказал, что больше ничего сделать нельзя и что ему недолго осталось. А при нем никого, воды принести и то некому. Ну не мог я его бросить, и все тут.

Лоуренс опустился на колени и положил руку на голову Левитаса — совсем легонько, опасаясь причинить ему лишнюю боль.

— Да, — сказал он. — Я вас понимаю. — Теперь он даже порадовался, что Левитас размещен так близко от штаба. У входа судачили механики, которых Лоуренс тут же послал на помощь Холлину, а Ренкина он нашел в офицерском клубе. Тот пил вино, отчего его цвет лица немного улучшился, и успел сменить окровавленную одежду на свежую. Лентон и двое капитанов-разведчиков обсуждали с ним позиции, которые следовало занять вдоль побережья.

Лоуренс, подойдя к нему, сказал тихо:

— Если можете идти, то вставайте. Если нет, я вас понесу.

— Простите? — Ренкин смерил его холодным взглядом, поставив бокал. — Я вижу, вы снова вмешиваетесь не в свое…

Лоуренс молча наклонил его стул, схватил Ренкина, соскользнувшего на пол, за шиворот и рывком поднял на ноги. Тот вскрикнул от боли.

— Лоуренс, ради всего святого! — изумленно воскликнул Лентон.

— Левитас умирает, и капитан Ренкин хочет проститься с ним. Он просит его извинить. — Лоуренс смотрел адмиралу прямо в глаза, придерживая Ренкина за шиворот и за локоть.

Другие капитаны глядели на них в полнейшем недоумении.

— Разумеется, — произнес с ударением Лентон после небольшой паузы и протянул руку к бутылке.

Капитаны, посмотрев на него, успокоились.

Ренкин даже не пытался освободиться. Он весь как-то скукожился и ковылял, стараясь не отставать от тащившего его Лоуренса. У самой лужайки Лоуренс повернулся к нему лицом.

— Вы будете добры с ним, понятно? Скажете ему все хорошие слова, которые он заработал сполна и ни разу от вас не слышал. Скажете, что он был храбрым и преданным и что вы не заслуживали такого партнера, как он.

Ренкин смотрел на него, как на опасного сумасшедшего. Лоуренс тряхнул его как следует и добавил:

— Богом клянусь, вы скажете все это и еще больше. Опасайтесь меня разочаровать.

Холлин по-прежнему держал голову Левитаса на коленях. Ему принесли воды, и Холлин, макая чистую тряпицу в ведро, выжимал ее в рот дракону. Взглянув на Ренкина с нескрываемым презрением, он нагнулся к умирающему.

— Левитас, посмотри, кто пришел!

Дракон открыл подернутые молочной пленкой глаза.

— Мой капитан? — неуверенно проговорил он.

Лоуренс не слишком бережно пихнул Ренкина вперед, бросив его на колени.

Тот ахнул и схватился за раненое бедро.

— Да, это я. — Ренкин посмотрел на Лоуренса, сглотнул и промямлил: — Ты вел себя очень храбро.

Это вышло у него крайне неестественно, но Левитасу немного было нужно для счастья.

— Ты пришел, — выдохнул он. Кровь по-прежнему сочилась у него из-под бинтов — густая, блестящая, почти черная.

Чулки и бриджи Ренкина намокали, но рядом грозно высился Лоуренс, и он даже не пробовал отодвинуться. Левитас вздохнул еще раз, и бока у него опали. Мозолистая рука Холлина закрыла ему глаза.

Лоуренс отпустил ворот Ренкина. Его ярость прошла, сменившись брезгливостью.

— Идите. Нам он в отличие от вас был не безразличен, мы и позаботимся обо всем. — Даже не посмотрев на уходящего Ренкина, он тихо сказал Холлину: — Я не могу остаться. Справитесь без меня?

— Да, — ответил механик, гладя голову умершего. — Тут, конечно, не до церемоний, когда такие дела, но я пригляжу, чтобы его похоронили как следует. Спасибо вам, сэр. Для него это много значило.

— Больше, чем следовало. — Постояв еще немного над телом, Лоуренс вернулся в штаб и отыскал Лентона.

— Итак? — сердито вымолвил адмирал, когда Лоуренс вошел к нему в кабинет.

— Приношу извинения за свое поведение, сэр, и готов понести любое наказание, которое вы сочтете нужным назначить.

— О чем это вы? Я спрашиваю, что с Левитасом.

— Левитас умер, — помолчав, сказал Лоуренс. — Он очень страдал, но под конец ему стало легче.

— Чертовски жаль, — покачал головой Лентон, наливая бренди себе и Лоуренсу. Свой стакан он осушил в два глотка и тяжко вздохнул. — Да и Ренкин остался бездраконным очень невовремя. В Четеме со дня на день должен вылупиться винчестер. Я с ног сбился, подыскивая подходящего парня, а тут освобождается Ренкин, который к тому же теперь и герой. Если я не отдам драконыша Ренкину и он останется неприрученным, вся чертова знатная семейка подымет скандал. Еще и в парламент запрос сделают, попомните мое слово.

— Лучше бы этот винчестер умер, чем достался ему. — Лоуренс со стуком поставил стакан. — Если вы ищете человека, которому можно довериться, сэр, пошлите туда мистера Холлина. Я головой за него ручаюсь.

— Начальника вашей наземной команды? — недовольно промолвил Лентон, однако задумался. — Что ж, это мысль, если вы находите его годным. Он-то не сочтет, что это губит его карьеру. Не джентльмен, я полагаю?

— Смотря что считать отличительным признаком джентльмена, сэр, — происхождение или чувство чести.

— Мы не столь напыщенны, чтобы слишком с этим носиться, — фыркнул Лентон. — Думаю, мы нашли выход, а о последствиях беспокоиться незачем. Когда этот детеныш вылезет из яйца, нас всех могут уже перебить или взять в плен.

Холлин ушам своим не поверил, когда Лоуренс освободил его от обязанностей старшего механика.

— Собственный дракон? — Он отвернулся, пряча лицо. Лоуренс сделал вид, что ничего не заметил. — Не знаю, как и благодарить вас, сэр, — проговорил Холлин сдавленным шепотом.

— Я обещал, что вы справитесь, смотрите же, не подведите меня. — Лоуренс пожал ему руку. — Отправляйтесь немедленно, винчестера ждут со дня на день. Карета, которая доставит вас в Четем, уже готова.

Ошеломленный Холлин взял дорожную сумку, которую наскоро собрали для него товарищи по команде, и Роланд повела его к запряженной карете. Сияющие механики обступили его, чтобы попрощаться, и конца этому не было видно. Лоуренс счел, что пора вмешаться.

— Джентльмены, ветер все еще дует с севера. Давайте снимем с Отчаянного часть брони на ночь, — сказал он и увел всех с собой.

Отчаянный, расставшись с Холлином, слегка загрустил.

53
{"b":"489","o":1}