ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Американха
Пока любовь не оживит меня
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Гончие псы
Земное притяжение
Звездное небо Даркана
Забытые
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Я говорил, что люблю тебя?

Оперативный отряд милиции ушел в тайгу так же бесшумно, как и появился. А вскоре в обратную сторону тронулся караван геологов. Петька с Таней и лошадь Житуха оставались караулить стойбище.

Таня заметила, что после ухода каравана, лошадь стала вести себя странно. Она косилась на кусты, задирала голову и, всхрапывая, лягала воздух. Таня пошла в штаб рассказать Петьке.

— Ты где?

— Тут я, — отозвался Петька из-под нар, — ловушку делаю. Сейчас мы с тобой сходим к реке, а если без нас кто полезет сюда, в чернилах вымажется.

— Петька, Житуха что-то нервничает.

— Сейчас посмотрим, обожди чуточку. — Наверх двери Петька положил небольшую тоненькую хворостинку. — Она упадет, когда дверь будут открывать, и мы узнаем, заходил туда кто или нет.

— Мы уйдем к реке, а здесь кто караулить будет?

— А что тут охранять. Постройку не украдут, а карты, фотопленки, образцы взял караван.

Лошадь стояла под навесом. В черных глазах беспокойство. Колени задних ног подрагивали.

— Может, рысь где-нибудь затаилась?

— Сейчас проверим.

Петька вытащил из кармана жуховскую ракетницу, отошел подальше от Житухи и выстрелил к скалам.

Тяжелое эхо покатилось по горам. Выстрел никого не вспугнул. Не качнулся кустик, не вздрогнуло нигде деревцо.

— Ее испугал Челпанов. Лошади, ты же знаешь, Таня, боятся убийц.

— Петька, но ведь до милиции она не боялась Рыжего.

Таня заскочила в кухню и взяла горсть сухарей на дорогу.

— Наверное, жуховские вещи на нее подействовали.

— Пойдем, Петька, она поволнуется и перестанет.

На тропе Таня обернулась — Житуха шла за ними.

— Пусть идет, устанем, на ней поедем.

Ребята скрылись. И сразу же из-за сарая вышел человек. Подмышкой он держал большой сверток. Пристально посмотрел в сторону палаток и легкой трусцой побежал в кухню. Обратно вышел с рюкзаком за плечами и направился в сторону штаба.

К реке Петька с Таней спустились возле Кочерги Дьявола. Пошли по берегу, внимательно рассматривая занесенные илом камни. Волнение у Житухи прошло. Она безразлично посматривала на темные скалы и неторопливо шагала за ребятами. Подбирала губами выброшенные водой сочные водоросли.

Километров через пять они заметили на застывшем иле следы человека. Два отпечатка. Человек, судя по следам, прыгнул с лодки на полоску ила, а оттуда на твердую кромку.

— Стой, Таня, здесь, — рассматривая землю, Петька пошел вперед. Следы вели в распадок. Прямо по следам тянулись едва заметные параллельные канавки. Петька вернулся к берегу. — Знаешь, Таня, как будто человек катил тележку на велосипедных шинах. Пойдем вместе смотреть.

Житуха кралась сзади. Ноздри у нее подрагивали.

— Не тележку он катил, — прошептала Таня, — а бочку с деревянными обручами.

Петька прыгнул в сторону.

— Иди сюда, чтоб наших следов не оставить.

Житуха, словно понимая человеческую речь, тоже сошла в пожухлую траву.

Попалась небольшая песчаная полянка, и предположение Тани подтвердилось. На песке были видны отпечатки деревянной бочки. Человек, по-видимому, старался их замести, но нервничал, а может, заметал— ночью и проглядел. Пошла твердая земля, и следы исчезли, словно неизвестный вместе с бочкой взлетел в воздух. Таня взяла лошадь за гриву и осталась в кустах, а Петька стал обшаривать узкий распадок. Вот он склонился над расщелиной и помахал Тане рукой. Прикрываясь лошадью, Таня пошла к Петьке. В расщелине лежали два деревянных обруча, эмалированная кастрюля с черными следами смолы и почерневшие гнутые досточки. Неизвестный пытался скрыть следы: остатки бочки были кое-где присыпаны сухим щебнем.

— Может, здесь в Жухова стреляли?

Но дальнейшие розыски ничего не дали. Никаких следов ребята больше не обнаружили. К найденным предметам не прикасались, ведь человек мог сюда вернуться в любой момент, заметить, что кто-то трогал их и броситься в погоню.

К стойбищу возвратились своей же дорогой. На всякий случай зашли со стороны палаток. В стане никого не было. На столе под навесом сидела ворона и спокойно склевывала неубранные остатки пищи.. Таня прогнала ворону и принялась готовить ужин, а Петька побежал к штабу. Зашел за угол, посмотрел на дверь и сразу же шмыгнул в кусты. Хворостинки на двери не было. Она валялась в нескольких шагах от порога. Петька выхватил ракетницу, взвел курок. Подкрался к дому и рванул на себя дверь. Никого. Петька прыгнул внутрь, наставил ствол в правый угол.

— Выходи, гад, из-за печки.

Не ответили. Прыжком Петька вылетел на улицу, через окно посмотрел за печку. Пусто. Крадучись, зашел обратно. Заглянул под нары. Вытащил вещевой мешок. Картонная папка исчезла.

Значит, документы взял не Жухов и не Рыжий, а кто-то третий. И он, этот третий, теперь понятно, связан с ними. Но как он вынул, не попавшись в чернильную ловушку. Может, он оттаскивал нары? Петька потянул на себя нары, но сдвинуть их не смог. Они были прибиты большими гвоздями к стене. Один гвоздь был загнутый. Петька машинально потянул за него и легко выдернул. Широкая доска отодвинулась… И не надо лезть под низкие нары. Бери свободно все, что там лежит.

Петька придвинул доску к стене, вставил гвоздь, сел на порог и стал глядеть на пустой мешок: «Кто-то нашел утопленную Вогулом бочку по документам Самоволина. Переживет ли старый бакенщик такую неприятность?»

Только через много дней ребята узнают, что предупреждение «спрятать документы или сжечь», переданное в записке Федора Ивановича, поступило лично от Казимира Самоволина. Его насторожило необъяснимое происшествие.

Поздно вечером, засветив маяки, Самоволин попил чаю у костра и пошел спать. Подходя к избушке, увидел человека с лошадиной головой. От неожиданности Казимир выронил из рук топор. А пришелец с уродливой головой спокойно захлопнул дверь и пошел в глубь распадка.

— Кто вы? — закричал Самоволин. — Остановитесь!

Не оборачиваясь, урод шагал как ни в чем не бывало. Опомнившись, Самоволин подскочил к завалинке, поднял доску, выхватил оттуда ружье.

— Стой! Стрелять буду!

Урод не прибавил шагу. Старик пробежал за ним метров десять, запыхался, затем выхватил из кармана патрон, зарядил.

— Стой! Последний раз говорю!

Человек молча уходил. И уже растворялся в сумерках, когда Казимир, не целясь, нажал спусковой крючок. Выстрел не прозвучал. Казимир взвел второй раз курок. И опять только легкий металлический щелчок. А человек раскатисто захохотал, затряслась конская голова. Самоволин спрятался за камень. От бессилия его забила нервная дрожь.

По кустам он пробрался к старой церкви. Через потайную дверь поднялся по скрипучим ступеням на колокольню. Он пытался увидеть ночного пришельца, но тайга уже поглотила его. И тогда старый бакенщик решил напугать негодяя. Он схватился за толстую веревку, раскачал тяжелый язык и стал бить в старинную медь. Гулкие удары поплыли по лунным дорожкам реки. Их за много километров услышала команда «Таежницы». Федор Иванович понял: что-то случилось у Казимира. И дал команду полный вперед. Но старая баржа преодолела разделяющее их расстояние только к утру.

До рассвета Самоволии просидел на башне, кутаясь в солдатскую шинель. Никаких примет грабителя он не запомнил. Твердил одно — лошадиная голова. В домике пришелец все перерыл. У порога валялась тетрадь, в которую Казимир записывал свойства лечебных трав. Из тетради был вырван только последний голубоватый лист, где старик когда-то записал имена Петьки Жмыхина и Тани Котельниковой. Секрет «конской головы» Федор Иванович разгадал. Недалеко от звериной тропы, идущей к водоразделу, Любина мама нашла старую шапку Самоволина, туго набитую травой. Чтобы изменить очертания лица и рост, ночной грабитель привязал ее сверху на свою голову.

Прибыв в экспедицию, Федор Иванович рассказал обо всем Колесникову. Тот повел себя очень странно, как показалось старому капитану. В первую очередь он попросил Федора Ивановича никому, «даже господу богу», ничего не рассказывать, а потом как-то неуверенно пообещал сообщить «кому надо». И тут же подарил капитану баржи свой сигнальный пятизарядный пистолетик. Федору Ивановичу от подарка стало еще хуже, и он подумал: «Хорошо, что я не сообщил ему о документах, которые у Тани и Петьки». Он написал ребятам записку и вложил ее в Петькины брюки. Капитан был уверен, что ребята успели выполнить его просьбу.

25
{"b":"4893","o":1}