ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вдохновляющий лидер. Команда. Смыслы. Энергия
Гвардия, в огонь!
15 минут, чтобы похудеть! Инновационная книга-тренер
Воин по зову сердца
Награда
Воспитание без границ. Ваш ребенок может все, несмотря ни на что
Остров дальтоников
Змеелов
Теория всего. От сингулярности до бесконечности: происхождение и судьба Вселенной

Эдмунд задумчиво потер переносицу.

– Странно, я и понятия не имел, что у Терезы есть кузина... то есть я никогда не слышал, чтобы у Несравненной были какие-либо кузины, кроме общеизвестной мисс Дракон. Быть того не может, чтобы Алек... – Он запнулся; от осенившей его догадки глаза у него округлились, слова замерли на языке, и только безвольный подбородок все еще продолжал двигаться.

– Да, именно так, – мрачно подтвердил виконт.

– Но вы не могли жениться на мисс Дракон!

– Я женился на мисс Джулии Франт. – В голосе Алека зазвучал металл. Хотя он прежде и сам иногда называл Джулию этим прозвищем, но слышать это сейчас от других ему отнюдь не доставляло удовольствия.

Эдмунд покраснел.

– Я не имел намерения вас оскорбить. Понятно, что никакой она не дракон, если, конечно, вы не начнете при ней флиртовать с Терезой. Однажды, когда я пытался ангажировать Несравненную на танец, Дракон направилась прямо ко мне и...

– Эдмунд! – предостерегающе произнес Люсьен. – Вы, как обычно, сказали больше, чем достаточно. – Он обернулся к хозяину кабинета: – Возможно, вы вес же объясните нам, как такой э-э... случай мог произойти.

Алек встал и налил себе бренди из бутылки, стоявшей неподалеку на серебряном подносе.

– Объяснять, собственно, нечего. Я женился на Джулии Франт, вот и все.

Люсьен с любопытством посмотрел на него из-под полуопущенных век.

– Вы вполне уверены, что ее отцу принадлежал титул?

– Поведайте же нам об этом таинственном графе. Алек сделал довольно большой глоток из своего стакана и сказал:

– Отец Джулии уехал в Америку после того, как поссорился со своим отцом, и больше уже на родину никогда не возвращался.

– Даже когда унаследовал титул? – пораженно спросил Эдмунд.

Бренди оставляло после себя горьковатый привкус, что как нельзя лучше соответствовало настроению Алека.

– Титул ему достался всего за два дня до смерти. Люсьен удивленно присвистнул:

– Вот как...

Эдмунд рассеянно дотронулся до шейного платка, расправляя его складки.

– Это выглядит довольно странно и необычно – женитьба на девушке, чей отец был графом всего два дня. Еще не известно, признают ли такой брак душеприказчики, которых назначил ваш дед.

– Им придется признать. – Алек решительно отказывался думать о том, что будет в противном случае.

Герцог взглянул на тлеющий кончик своей сигары.

– А знаете, мой друг, может быть, это акт провидения. Вполне возможно, что из двух кузин именно Джулия – наилучший выбор.

– Мисс Дракон лучше Несравненной? – Эдмунд перехватил угрожающий взгляд Люсьена и, покраснев, быстро добавил: – Кстати, Алек, каковы ваши ближайшие планы?

Виконт поставил стакан на стол.

– У меня на сегодня назначена встреча с поверенным. Утром я хотел встретиться с Люсьеном и обсудить, чт именно мне стоит сказать этому проклятому крючкотвору. Пратт – обыкновенный старый дурак, и я не собираюсь утомлять его подробностями.

Эдмунд скорчил гримасу.

– Он прав, Люс: в прошлом месяце я уже ходил к нему с Алеком. Это настоящий сухарь. Когда мы вернулись от него, я так устал, что даже не мог смотреть на соус, приготовленный моим поваром, а это одна из моих любимых слабостей.

– Алек, лучше расскажите этому чиновнику всю правду, – посоветовал Люсьен.

– Даже про Терезу?

– Особенно про Терезу. Вполне возможно, если вам удастся раскрыть поверенным ее истинную природу, они согласятся с тем, что она не подходит вам в жены. В этом случае, даже если поверенные откажутся признать наш брак с Джулией, они, возможно, сочтут правильным вычеркнуть имя Терезы из этого проклятого завещания.

Алек прислонил голову к спинке кресла и принялся разглядывать затейливую лепнину на потолке. Он мог только догадываться, как в голову его деда пришла мысль нанять таких нудных и дотошных душеприказчиков. Дважды он с ними встречался, и оба раза у него складывалось ощущение, будто он находится под следствием по обвинению в тяжком преступлении.

Он тяжело вздохнул.

– Нам остается только молить Господа и надеяться. Однако Люсьен продолжал допытываться:

– А если вопрос с завещанием будет улажен? Что тогда вы намерены делать?

– Я... – Алек замолчал, внезапно осознав, что еще не думал, как изменится его жизнь после женитьбы.

«Это было просто ужасно», – подумал он, с тоской вспомнив о том времени, когда всем стало известно о нежданно свалившемся на него наследстве. Оно в один миг превратило его из парии, которого все предпочитали сторониться, в самого видного жениха Лондона. Всем вдруг стало его не хватать. Графы и герцоги, леди и лорды – все жаждали его общества. А ведь совсем недавно они относились к нему с плохо скрываемым презрением, посмеиваясь над его незнатным шотландским титулом, и злословили о нем, скрывая усмешки за своими веерами. Теперь же, как самый богатый человек Англии, он вдруг сразу стал достойным их круга.

За месяцы, прошедшие со дня смерти его деда, поведение Алека сделалось еще более шокирующим. То он в театре выпускал перепачканных голубей, то в нетрезвом виде заявлялся на разного рода официальные приемы, а однажды даже пригласил на обед в Карлтон-Хаус профессионального боксера. Все это имело целью хоть как-то развлечься, но почему-то он все равно никак не мог избавиться от скуки. Будучи наследником такого огромного состояния, он, если бы захотел, мог пройтись голым по Пэлл-Мэлл, и никто бы не осмелился сделать ему хоть единое замечание.

Но и это было еще не самое худшее. Из-за дополнительного условия к завещанию он должен был целый год жить среди этих расфуфыренных лицемеров, которых так презирал, выслушивать, улыбаясь, их бесконечные сплетни и пустейшие разговоры.

Алек нахмурился и поглядел на стакан. Одно утешение – все это ему предстоит испытать не в одиночку, а вместе с Джулией.

Подняв стакан и чертыхнувшись про себя, он поймал любопытный взгляд Люсьена.

– Нет ничего проще. Мыс Джулией заведем дом и станем вместе скучать в течение одного года, начиная с сегодняшнего дня.

– Но она же мисс Дра... – Эдмунд осекся, покраснев до самых бровей. – То есть я хотел сказать, это будет нелегко.

Алек пожал плечами:

– Джулия знает, как себя держать в светском обществе – она ведь до этого была компаньонкой.

– Нет, Эдмунд прав, – возразил Люсьен. – Джулия хорошо знает, как разгонять поклонников своей кузины, но ничего не знает о том, как принято вести беседу и соблюдать этикет. То, что прощали эксцентричной компаньонке, не простят виконтессе Хантерстон.

Эдмунд облокотился на колено, опершись на руку круглым подбородком.

– Разве она не состоит в каком-то благотворительном женском обществе? Кто-то говорил мне об этом как раз на прошлой неделе. – Он нахмурился. – Хотел бы я знать, кто это был.

– Да, речь идет об Обществе помощи нуждающимся женщинам. – Алек решил, что чем скорее об этом станет известно, тем лучше.

Эдмунд выпрямился и начал грызть ногти.

– Я вспомнил! Мне об этом рассказала сестра Данстона, леди Ноттли. Она говорила, что Тереза жалуется, будто мисс Дра... – Он запнулся и виновато посмотрел на Алека. – Я хотел сказать, леди Хантерстон – что она часто надолго исчезает и потом возвращается домой грязная, в испачканном платье, совсем как какая-нибудь судомойка...

Алек нахмурился.

– Чепуха.

– В любом случае это следует прекратить, – категорично заявил Эдмунд. – Вам нельзя ввязываться в скандалы, а ведь никогда не известно, что придет людям в голову.

Алек поставил стакан.

– Как можно вызвать скандал, занимаясь благотворительностью? Многие члены светского общества имеют свои любимые подопечные организации. Только у тетушек Люсьена их с полдюжины.

– Да, но они жертвуют деньги, и немалые, – заметил Люсьен. – К сожалению, в словах Эдмунда есть резон. Такое странное поведение может вызвать толки. Могли бы вы поговорить с ней об этом? Предупредите ее, чтобы она особо не распространялась о своих пристрастиях.

12
{"b":"49","o":1}