ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи, а я о чем говорю! – воскликнул Эдмунд. – Не стоит выносить сор из избы. Просто посоветуйте ей быть более благоразумной и осмотрительной.

Однако Алек весьма сомневался, что на Джулию подействуют какие-либо намеки, разве только категоричный приказ... Он поерзал в кресле.

– Она очень предана своему делу.

«Гораздо больше, чем мне бы хотелось», – подумал он. Из всего, что он знал о Джулии, именно эта се черта особенно его настораживала. Алек впервые задумался, какая часть его наследства будет направлена на увлечение Джулии благотворительностью. «По-видимому, совсем немалая», – мрачно констатировал он.

– А как бы она отнеслась к предложению перенести свою благотворительность в другую организацию, расположенную в более благопристойной части города? – Эдмунд увидел ответ в глазах Алека и огорченно вздохнул. – Я знаю, как это бывает. Как только женщина вобьет себе что-нибудь в голову, она уже ни за что не отступится от своего.

– Не следует также забывать о Терезе, – напомнил Люсьен. – Как только эта особа все узнает, она постарается создать вам массу проблем.

На гладком лбу Эдмунда появилась морщинка.

– Вы, должно быть, видели ее вчера вечером: она всем прожужжала уши о своей проделке! При этом выглядела ужасно довольной собой и не могла говорить ни о чем другом.

– Ну, насчет Терезы я не беспокоюсь. – Алек нетерпеливо махнул рукой. – Ник, вот кого нужно опасаться.

Чтобы присвоить наследство, он не остановится ни перед чем.

Люсьен выпустил сизое кольцо дыма и посмотрел, как оно превращается в облачко под потолком гостиной.

– В ком действительно нуждается сейчас Джулия – так это в защитнике и покровителе.

– Что за защитник? – недоуменно спросил Эдмунд. – Это что-то вроде рыцаря на белом коне, который яростно бросается на врага, вызывает его на дуэль и все такое прочее?

Герцог слегка улыбнулся.

– Не стоит преувеличивать. Просто Джулии нужен кто-то, кто примет ее интересы близко к сердцу. Кто-то, кто поможет облегчить ее вступление в высшее общество.

Алек нахмурился.

– Это я и сам могу сделать.

Герцог в ответ только усмехнулся:

– Даже со всеми вашими благими намерениями вы вряд ли можете считаться эталоном для высшего общества.

Алек подавил раздражение. Люсьен прав. Он не мог дать Джулии совет, который был ей нужен для следования правилам этикета, – слишком долго он жил, попирая эти правила.

– Может, моя матушка могла бы помочь? – предложил Эдмунд.

Люсьен хмыкнул:

– Нет, милейший. Насколько я знаю вашу высокочтимую матушку, ей трудно будет удержаться от того, чтобы не разболтать об этом всем своим знакомым.

– Моя матушка действительно довольно разговорчива. Я частенько подумываю о том, не эта ли черта ее характера свела в могилу моего отца. К его чести, отец был очень добросердечным человеком. Матушка до сих пор убеждена, что...

– Это должен быть человек, который понимает важность конфиденциальности и имеет определенное положение в обществе, – прервал его Люсьен, – человек, который... – Он задумался, и в уголках его рта залегли резкие морщины.

Алек наклонился ближе к нему.

– Вы имеете в виду кого-то конкретного?

Герцог медленно кивнул:

– У меня на примете есть одна дама, но потребуются большие усилия, чтобы заручиться ее помощью в этом деликатном деле.

– И кто же это? – нетерпеливо спросил Эдмунд.

– Леди Бирлингтон.

Алек нахмурился.

– Сумасбродная Мэдди?

– При чем здесь моя тетушка? – недовольно спросил Эдмунд.

– Если бы леди Бирлингтон взяла Джулию под свое крыло, Тереза никогда бы не осмелилась глумиться над ней. – Люсьен многозначительно поднял бровь. – Никто бы не осмелился.

Эдмунд потеребил мочку уха.

– Должен признать, это правда, хотя я никогда не мог этого понять, – пожилая дама со всеми резка в обращении и довольно нелюдима. Не далее как на прошлой неделе она обозвала герцога Йоркского простаком, а когда он попытался возразить, так на него взглянула, что герцог принялся извиняться, как будто это он оскорбил ее.

– Послушай, Люсьен, возможно, в этом что-то есть. – Алек встал и быстро зашагал по комнате. Леди Бирлингтон чем-то напоминала Джулию. Если кто-то и знал, как научить Джулию вести себя в обществе, то это, несомненно, была она. Наконец-то перед ним забрезжил проблеск надежды. – Это действительно дельное предложение: завтра же утром мы с Джулией нанесем визит леди Бирлингтон.

Люсьен задумчиво прищурился.

– Нет, в первую очередь вам нужно сделать нечто другое.

– И что же? – Алек подозрительно покосился на улыбающегося герцога.

– Купить своей крошке новые платья. Когда я в последний раз видел мисс Франт, на ней было платье из дерюги.

– Но леди Бирлингтон могла бы...

– Леди Бирлингтон не станет покровительствовать вашей супруге, если увидит, что та не может должным образом следить за собой. Старая дама,конечно,довольно эксцентрична, но только в пределах, допустимых светскими приличиями.

– И раз уже вы беретесь за такое дело, вам следует приобрести другую карету, – добавил Эдмунд. – Ваша дряхлая колымага совершенно не годится для того, чтобы вызвать сенсацию.

– Сенсацию? Кто сказал хоть слово о сенсации? – запротестовал Алек. У него возникло ощущение, что ситуация начинает выходить из-под контроля. – Мне нужно просто побыстрее прожить этот год, примирившись с новым образом жизни.

Люсьен неодобрительно покачал головой:

– Вам нельзя допускать ошибок, иначе Ник обойдет вас...

– А следовательно, вам нужно будет получить допуск в «Олмакс», представиться ко двору и приобрести другой дом, – подхватил Эдмунд, осматривая критическим взглядом комнату, в которой они находились. – Эта комната вполне годится для холостяка, но совершенно не подходит для проведения званого обеда: здесь поместятся четыре, от силы пять пар гостей. Комнаты на первом этаже также слишком малы.

Раздражение Алека нарастало.

– Слишком малы для чего?

– Для новых слуг.

Это было уже чересчур.

– И зачем мне новые слуги?

Герцог улыбнулся.

– Я знаю, что вам это неприятно слышать, но в словах Эдмунда есть резон. У моей тетушки, например, не менее трех служанок только для того, чтобы следить за ее одеждой и прической. Вашей жене потребуется не меньше.

Алек застонал.

– Возможно, что с прелестной Терезой вам было бы намного легче, – иронично заметил Люсьен.

– Возможно, и вам было бы лучше не уезжать из своего имения, – зло возразил Алек.

Люсьен рассмеялся.

– Этот брак или сделает из вас человека, или окончательно испортит, мой друг. Хотите пари?

Не говоря ни слова, виконт встал и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Люсьен задумчиво посмотрел ему вслед.

Фортуна оказалась несправедлива к ним обоим, и оба они не пожелали с этим примириться. Теперь он хотел предостеречь Алека от ошибок, которые совершил сам, ошибок, сокрушивших не одну жизнь.

– Ничего не получится, – раздался в тишине голос Эдмунда. – Если он не проявит силу характера и будет неверно вести себя, то очень скоро у него возникнет масса проблем.

Люсьен обернулся к молодому человеку.

– Скажите мне, милейший, вы когда-нибудь беседовали с мисс Дракон?

– Нет, а вы?

– Однажды пришлось: она случайно оказалась около меня на званом обеде у Мелроузов в прошлом месяце. Я находился рядом с ней около трех часов и не покривлю душой, если скажу, что давно не получал такого наслаждения от беседы.

Эдмунд тут же приободрился.

– В конце концов, вполне может статься, что это не окажется так уж сложно для Алека. Я имею в виду, если она действительно настолько интересна в общении...

– Полагаю, виконт не будет разочарован. Джулия Франт – необыкновенно сильная личность.

– Значит, мы должны помочь ввести прелестную Джулию в общество, чтобы она заняла достойное место среди светских дам. Это единственный способ противостоять козням Терезы и Ника. Вот только что мы вообще знаем о замужних дамах?

13
{"b":"49","o":1}