ЛитМир - Электронная Библиотека

Взгляд поверенного прояснился.

– Ах, благотворительная деятельность! Это очень благородно с вашей стороны, леди Хантерстон, и вполне подходящее занятие для дамы вашего положения.

– Не стоит преувеличивать: я просто делаю то, что необходимо. – Джулия хотела опять попросить документ, но Алек остановил ее, сжав руку.

Ощутив тепло его пожатия, Джулия сразу притихла.

– Мистер Пратт, передайте завещание, пожалуйста, – сказал Алек.

Поверенный с изумлением взирал на них.

– Ваше сиятельство, вы видели документ уже несколько раз. Разумеется, вы не...

– До сегодняшнего дня я был настолько удовлетворен услугами конторы «Пратт, Пратт и сын», что намеревался сделать вас моим личным поверенным в вопросе об осуществлении выплат по наследству...

Поверенный побледнел.

– Ваше сиятельство! Наша фирма представляет интересы Бриджтонов с...

– Но, оскорбляя леди Хантерстон, вы не оставляете мне выбора. Она моя жена, не забывайте об этом. – Алек приподнял руку Джулии и повернул ее ладонью вверх. С тщательностью врача-хирурга он отодвинул край перчатки и запечатлел долгий поцелуй на ее обнаженной коже. – Вы должны понимать, что я не потерплю, чтобы моей жене отказали в такой пустяковой просьбе.

Разумеется, Джулия догадывалась, что это был всего лишь ловкий ход, предпринятый с целью ввести поверенного в заблуждение, и тем не менее в этот миг она забыла обо всем на свете... о том, где находится, чего они добиваются, зачем ей нужно прочесть завещание. Она забыла обо всем, как только ощутила тепло губ Алека на своей коже. Даже когда он отпустил се руку, она не могла смотреть никуда, как только на то место, к которому он прикоснулся своими изящными губами.

Мистер Пратт привстал со стула.

– У меня и в мыслях не было оскорбить... Конечно, я окажу все возможное содействие леди Хантерстон. – Он открыл ящик стола, достал кипу бумаг и разложил их на столе.

Алек равнодушно скользнул взглядом по завещанию и тут же передал его Джулии. В комнате на некоторое время воцарилась тишина.

Взяв документ, Джулия начала внимательно ею просматривать; она была настолько смущена поцелуем Алека, что ей потребовалось некоторое время, чтобы сосредоточиться.

Постепенно она стала вникать в суть читаемого, а когда дочитала последнюю страницу, подняла взгляд на поверенного.

– В завещании говорится, что в случае, если оно будет оспорено, душеприказчики могут перечислять деньги лорду Хантерстону по оговоренному здесь графику до тех пор, пока не окажутся улаженными все вопросы.

Мистер Пратт молитвенно сложил руки.

– Я убежден, что мисс Франт...

– Леди Хантерстон, – поправил его виконт.

Поверенный смутился.

– Разумеется. Итак, леди Хантерстон, вы думаете, что полностью вникли в суть документа, но...

– Взгляните сами. – Джулия придвинула к нему документ. – Вот страница, а вот последний параграф.

Мистер Пратт взял документ.

– Я знаю его содержание достаточно хорошо: мы с лордом Хантерстоном читали его много раз... «Душеприказчики должны перечислить деньги в соответствии с данным графиком», – прочел он и тут же добавил: – Но только в том случае, если само завещание оспорено. – Поверенный улыбнулся с чувством превосходства. – Как я и говорил...

– Мы с лордом Хантерстоном опротестовываем завещание.

– Что? – в один голос спросили Алек и поверенный.

– У нас не остается другого выбора. – Джулия взглянула на Алека. – Если мы оспорим завещание, то нам перечислят деньги. Если нет, то вопрос будет решаться еще год и даже больше, если того захотят душеприказчики.

Мистер Пратт вспыхнул.

– Леди Хантерстон, смею вас заверить, что они не...

– Если мы оспорим завещание, то решение уже не будет зависеть ни от них, – Джулия в упор взглянула на поверенного, – ни от вас.

Пратт пораженно уставился на Джулию, затем на завещание. Медленно, слово за словом, он снова прочитал указанное Джулией место в документе, потом перечел его еще раз, все больше мрачнея.

– Итак? – требовательно произнес виконт.

Мистер Пратт положил документ на стол и вздохнул.

– При таких обстоятельствах душеприказчики не могут распоряжаться состоянием, но...

– Великолепно. – Алек повернулся к Джулии. – Куда мы отправимся теперь, дорогая?

– Но позвольте, ваше сиятельство! – тревожно воскликнул мистер Пратт. – Я обязан предостеречь вас от этого необдуманного решения! Это затянет дело на месяцы, на целые годы!

– Ну и что? Зато у нас будут деньги.

– Но время... расходы, в конце концов! Ваше сиятельство, вы не учли сложности, которые могут возникнуть.

– Ну, это меня совершенно не беспокоит. – Алек улыбнулся, сверкнув ослепительно белыми зубами. – Хотя для моего поверенного это будет весьма затруднительно, с этим я согласен.

Мистер Пратт в замешательстве посмотрел на виконта, и в этот момент Джулии стало его жаль. Она подошла к столу, за которым сидел поверенный, и сочувственно тронула его за руку.

– Возможно, если вы организуете быстрый перевод денег, лорд Хантерстон воздержится от своего решения.

– Но если остальные душеприказчики признают ваш брак незаконным...

– Не признают. Моим отцом был граф Ковингтон, и я официально являюсь женой лорда Хантерстона. Они обязаны признать наш брак.

Мистер Пратт посуровел и нервно вытер ладонью рот. Казалось, он молчал целую вечность, потом наконец тяжело вздохнул.

– Деньги будут переведены вам немедленно.

Алек расслабился в кресле и улыбнулся Джулии, отчего у нее на мгновение замерло сердце.

Мистер Пратт положил перед собой чистый лист бумаги.

– Душеприказчики немедленно захотят ознакомиться с данными о законности требования леди Хантерстон. – Он взглянул на Джулию с оттенком восхищения и уважения. – Однако, чтобы ускорить дело, мне потребуется ряд сведений.

– Каких именно?

– Даты рождения и смерти вашего отца.

– Он родился 15 августа 1749 года в фамильном поместье в Дербишире, а умер 7 октября 1807 года.

Поверенный записал данные аккуратным почерком.

– Где проживала ваша семья?

– В Бостоне.

Пратт старательно водил пером по бумаге.

– Есть ли у вас братья или сестры?

– Нет, я единственный ребенок.

– Хм. Полное имя вашего отца?

– Джейсон Генри Франт – так он был назван в честь моего дедушки. Я, к сожалению, не знаю подробностей, касающихся его наследства, но они должны быть указаны в документах моего отца.

– Понимаю. Я сегодня же зайду к леди Ковингтон. – Мистер Пратт перечел записанные им данные. – Последний вопрос. Где зарегистрировали брак ваши родители?

– Они сбежали за границу. – При этих словах Джулия улыбнулась. Ее отец любил рассказывать о том, как он увез свою обожаемую Джейн в Гретна-Грин. – Это было 3 июня 1778 года.

Мистер Пратт сделал еще несколько записей, прежде чем положить перо.

– Если возникнут еще какие-либо вопросы, я тут же сообщу вам. Первый перевод денег будет произведен уже сегодня.

– Отлично. – Алек поднялся. – А теперь, с вашего позволения, нас с леди Хантерстон ждут неотложные дела. – Он подал Джулии руку и направился с ней к дверям, в то время как поверенный безмолвно взирал на них.

Оказавшись в карете, Алек задорно улыбнулся:

– Господи, благослови суд, в котором разбираются дела бедняков!

Джулия сдержала нетерпеливый вздох.

– Я забыла распорядиться о переводе моей доли на мой счет.

Улыбка виконта исчезла так же быстро, как и появилась.

– Не беспокойтесь, – резко ответил он. – Вы получите свою долю, которую заработали более чем честно.

Его слова пронзили Джулию словно жалом; на мгновение она даже пожалела о том, что вынудила его отдать ей половину наследства. В конце концов, Алек не совершил ничего предосудительного, кроме того, что участвовал в одной из отвратительных проделок Терезы.

И все же, если бы она не убедила его отдать ей часть наследства, то на что-нибудь действительно стоящее не было бы потрачено ни фартинга. Джулия довольно улыбнулась.

15
{"b":"49","o":1}