ЛитМир - Электронная Библиотека

Джулия пристально посмотрела на него.

– Не думаю, что мне необходимы драгоценности. От матери мне остались гранатовые украшения – этого вполне достаточно.

– Если вы появитесь в свете с такими дешевыми украшениями, то все подумают, что я скряга или что-нибудь того хуже. Вам придется смириться.

– Но это же бессмысленная трата денег! – решительно заявила Джулия.

Алек нахмурился. Она и дальше собирается во всем ему перечить?

– Черт возьми, Джулия! Я куплю вам драгоценности, и вы их наденете!

Джулия ничего не ответила на это заявление, просто серьезно посмотрела на него. Алек ждал, что упрямица отведет взгляд, но она не дрогнула.

Какое-то время они молчали. Потом Джулия вздохнула, а в уголках се губ мелькнула улыбка.

– Алек Маклейн, а вы настойчивы.

– Мне это многие говорят.

– Ну что же, я приму ваши подарки. В конце концов, как только мы решим главную проблему, мы сможем продать все эти вещи.

У него перехватило дыхание.

– Продать?

– И передать вырученные деньги Обществу помощи нуждающимся женщинам. – Она легонько хлопнула его по руке. – Таким образом, вы будете довольны, зная, что ваши деньги потрачены на действительно стоящее дело. – Разрешив все свои сомнения, Джулия ослепительно улыбнулась ему и вошла в магазин мадам Мулен.

Алек смотрел, как она исчезла за дверью, и спрашивал себя, могла ли хоть одна из его знакомых светских дам устоять перед таким предложением? И уж конечно, ни одна из них не захотела бы пожертвовать свои драгоценности на благотворительность.

Вздохнув, виконт снял шляпу и крепко стиснул ее в руке. Только теперь он начинал осознавать, что быть мужем Джулии – это значит вести совершенно необычную жизнь. В отличие от Терезы, желания которой он знал наперечет, жизнь с Джулией была похожа на приключение; но она же грозила причинить ему немалые неудобства.

Глава 6

– Я уже сказала, что не хочу видеть никаких посетителей! – воскликнула Тереза, когда за се спиной открылась дверь. Какой дурак этот новый швейцар! Это был уже седьмой из сменившихся за последние несколько недель, но такой же бестолковый, как и все остальные.

– О, думаю, со мной вы не откажетесь повидаться, – услышала она выразительный мужской голос.

– Ник! – Тереза вскочила с кушетки. – Я как раз собиралась послать за вами! У меня для вас важные новости...

Ник прикрыл за собой дверь и с врожденным изяществом подошел к ней. Как всегда, ее поразила красота его лица в ореоле золотистых волос. Если Алек был темноволосым, то Ник унаследовал белокурый цвет волос своей матери, прославленной красавицы француженки, которая, по слухам, покончила с собой в припадке безумной ярости.

Разумеется, Тереза слышала разного рода толки по поводу того, что в семье матери Ника случаи сумасшествия и буйного поведения не были редкостью. Глядя на Ника, она не удивлялась этому: в такой ослепительной внешности не могла не таиться хоть капля безумства.

– Вы сегодня неважно выглядите, – спокойно произнес Ник, кладя шляпу на небольшой столик, стоявший около кушетки. – Может, вам стоит прилечь?

От его саркастического тона Тереза покраснела.

– Я не хочу ложиться, и... О, Ник, мы потеряли состояние!

Ее гость спокойно убрал ниточку со своего рукава.

– Вы меня слышали? – резко спросила она. – Мы упустили наследство!

Намеренно выдержав паузу, Ник насмешливо взглянул нанес. Его красивые голубые глаза, обрамленные длинными темными ресницами, часто вызывали у Терезы неподдельное чувство зависти.

– Я слышал вас, моя дорогая, – отозвался он. – Именно поэтому и пришел. Герцог Уэксфорд и этот болван Эдмунд Вальмонт зашли сегодня утром в «Уайте» и рассказали очень занимательную историю про Алека и вашу кузину.

– Алек сбежал с Джулией прошлой ночью.

Ник продолжал изучающе смотреть на Терезу.

Ее губы слегка задрожали. Это, как правило, сразу приковывало взгляд поклонников к се полным губам, которые она считала одним из своих главных козырей. Но взгляд Ника оставался бесстрастным, а выражение его лица было до странности безразличным, будто он уже испытал все греховные страсти на земле и успел в них разочароваться.

Терезу пронзило сладострастное волнение.

– Я сделала все, как мы с вами договаривались.

– Все ли? – Его слова, произнесенные тихим голосом, словно повисли в воздухе. – Позвольте усомниться, моя дорогая. Вы забыли об одной очень важной детали.

Тереза нервно вздрогнула: в спокойствии Ника ей почудилось нечто пугающее. На ее глаза набежали слезы. Этот трюк ей всегда легко удавался.

– Я не знаю, как вы можете говорить такое. Я сделала то, о чем вы просили. Ради вас я рисковала собой.

– Какие прелестные слезы, – язвительно произнес он. – Но они напрасны, так же как и то, что вы вчера устроили.

Его холодность терзала ее.

– Это не моя вина!

Он изумленно приподнял бровь.

– Неужели? Однако, разговаривая со мной, вы забыли упомянуть, что эта старомодная мисс Джулия, эта неряха, является дочерью последнего графа Ковингтона.

Хотя он говорил намеренно спокойным голосом, его слова хлестнули ее, словно кнутом. Тереза внимательно посмотрела на Ника. Она никогда не знала его реакции наперед, и именно эта его черта притягивала ее особенно сильно.

– При чем здесь это?

Ник подошел к ней ближе, прищурив красивые голубые глаза.

– Извольте объясниться.

Тереза снова села на кушетку.

– Ее отцу одно время действительно принадлежал графский титул. – Увидев яростный блеск в его глазах, Тереза поспешно добавила: – Я не думала, что это имеет какое-то значение, ведь вскоре после этого он умер...

Лицо Ника ожесточилось.

– Вы просто глупая гусыня! Вам сразу нужно было сказать мне об этом!

– Но я и представить не могла, что Джулия способна на такой поступок. Господи, да и кто мог такое подумать!

Он ухмыльнулся.

– А вы знаете, что говорят Уэксфорд и Вальмонт?

Тереза отрицательно покачала головой.

– Они говорят, что тут замешана любовь.

– В эту чепуху никто не поверит. Алек влюблен в меня по меньшей мере два последних месяца, и об этом знают все.

– О, поверят все, как только Люсьен и его юный приятель закончат развлекать этой новостью все светское общество. Это действительно романтическая история. Очевидно, Алека не особенно волновало, как отнесутся к этому душеприказчики, – ему была нужна именно она.

Тереза ощутила спазм в желудке.

– Вчера на музыкальном вечере я всем рассказывала, что отказалась венчаться с ним тайком. Теперь все подумают, что я просто ревновала.

Глаза Ника блеснули.

– Это ваши проблемы. Упущенное наследство – единственное, что имеет значение.

От его презрительных слов Терезу бросило в жар.

– Мне нужно было бы сбежать вчера с Алеком. Зачем я только позволила вам вовлечь меня в ваш нелепый план?

– Насколько я помню, в ваши намерения входило стать графиней. – Ник бросил на нее такой взгляд, что она подумала, не превратилось ли ее дорогое муслиновое утреннее платье в лохмотья, и с силой сжала подлокотник дивана. Должно быть, этот жест не ускользнул от внимания ее гостя, потому что он вдруг сладко улыбнулся ей.

– Знаете, моя дорогая, если кто-то и будет в проигрыше в данной ситуации, то, уж конечно, не я. Может быть, я и потерял состояние, но я все еще граф, в то время как вы... – Он неопределенно взмахнул изящной рукой. – Когда пересуды утихнут, может быть, какой-нибудь сельский дворянин и женится на вас.

Вне себя от гнева, Тереза резко встала, намереваясь его ударить, однако Ник быстро перехватил ее руку. В течение одного мгновения, которое длилось нескончаемо долго, он смотрел на нее, а потом, грубым жестом ухватив за волосы, откинул ее голову назад...

Тереза вскрикнула от боли и ударила его, но он даже не обратил на это внимания и впился губами в ее губы. Какие-то доли секунды Тереза еще продолжала борьбу, но его жестокая сила, чувственное проникновение языка в ее рот вызвали вожделение, которое пронзало ее всегда, когда Ник оказывался рядом.

17
{"b":"49","o":1}