ЛитМир - Электронная Библиотека

– Герцог Уэксфорд!

Глава 8

С глухим проклятием Алек разжал руки и отпустил Джулию. Его шейный платок развязался, сюртук был смят, свидетельство неутоленного желания явственно угадывалось под облегающими панталонами. Будь проклят этот Люс отныне и навсегда!

Барроуз приглушенно вскрикнул и быстро вышел из комнаты, уши его подозрительно покраснели.

– Подумать только! – протянул Люсьен, улыбаясь, словно кот при виде плошки со сливками. – Похоже, виконту и виконтессе совсем не до гостей.

– Очень мило с вашей стороны, что вы к нам заглянули, – процедил Алек сквозь зубы, стараясь успокоить бешено стучащее сердце. Его всего трясло. Алек слышал прерывистое дыхание Джулии за спиной– она пыталась привести в порядок прическу.

Ему самому не верилось в то, что произошло. Как правило, он всегда легко получал то, что хотел, и у него было множество интрижек с женщинами, у которых не имелось никаких иллюзий относительно его намерений. Невинных девиц Алек сознательно избегал. И вот теперь он, словно юнец, страстно желал свою собственную жену-девственницу.

Люсьен не спеша прошелся по комнате; глаза его блестели от удовольствия.

– Я приехал засвидетельствовать свое почтение прелестной новобрачной.

Алек быстро взглянул на Джулию: ее щеки все еще были пунцовыми, и, хотя ей удалось закрепить почти все свои шпильки, одна длинная тяжелая прядь по-прежнему лежала у нее на плече. Увидев ее припухшие от поцелуев губы, он вновь ощутил страстное желание, но, бессильный что-либо сделать, лишь молча и растерянно взглянул на Люсьена.

Герцог взял Джулию за руку.

– Поскольку ваш муж отказывается представить меня вам так, как это принято, боюсь, мне придется самому исправить его оплошность. – Он поклонился и запечатлел поцелуй на тыльной стороне ее ладони. – Моя дорогая леди Хантерстон, возможно, вы не помните, но мы встречались у...

– ...Мелроузов на обеде. Я хорошо это помню. – Джулия освободила руку и нервно вздохнула. – Не желаете ли чаю, ваша светлость?

– С удовольствием. – Взгляд Люсьена на миг задержался на ее губах.

Виконтесса, кивнув, тихо выскользнула из комнаты. Люсьен поднял лежавшую на полу шляпку Джулии.

– Ну-ну. А я-то еще жалел вас.

– Заткнитесь, Уэксфорд. Зачем вы приехали?

– Кажется, вы сегодня не в духе? Ладно, я не любопытен. Трудно оторваться от предмета своей страсти – это словно...

– Довольно, Люсьен! – В голосе Алека послышались угрожающие нотки.

Герцог расхохотался.

– Ну что ж. Как только ваше настроение улучшится, я сразу перестану над вами подтрунивать. Судя по тому великолепию, которое находится у вас в прихожей, я заключил, что вы прогулялись по магазинам. – Легкой походкой он подошел к небольшому диванчику и уселся на подлокотник, положив шляпку на колено. – Ну и как, Джулия довольна покупками?

– Если бы это было так, то мы бы вернулись домой несколько часов назад. Она вообще не считала нужным покупать что-либо.

– Неужели у нее нет ни капли женского тщеславия?

– Увы. Мне пришлось десятки раз напоминать ей об условиях завещания, чтобы уговорить ее приобрести хотя бы самое необходимое.

– Вы счастливый человек. Представьте, что было бы, окажись на ее месте Тереза.

Алек скорчил недовольную гримасу.

– Вот именно. – Герцог беззаботно прикоснулся пальцами к цветам, украшавшим шляпку. – Кстати, мы с Эдмундом сегодня утром заезжали в «Уайтс».

– Ну и как?

Уэксфорд хмыкнул.

– Ну как сказать. Если вы о Нике, то он был сама любезность. Я рассказал, как мы повеселились на вашей свадьбе.

– Он удивился?

– Это еще мягко сказано. Он буквально онемел. – Люсьен стал с любопытством разглядывать искусственные вишенки на шляпке. – Конечно, я немного преувеличил.

– Для чего?

– Над Джулией стали бы подшучивать, если бы стало известно, что она была не единственной претенденткой. Я намекнул... – Люсьен посмотрел на Алека. – Только намекнул, уверяю, что у вас с Джулией отношения длятся уже долго.

– И кто-нибудь поверил вам?

– Все, кроме Ника.

– Я предупреждал, что его нужно опасаться больше, чем всех остальных.

Люсьен хотел было ответить, но тут в комнату снова вошел Барроуз. С неизменно унылым выражением на лице, которое тем не менее не мешало ему сохранять чрезвычайно важный вид, дворецкий объявил:

– Леди Бирлингтон и лорд Бальмонт.

– Проклятие! – Люсьен встал и положил шляпку на стол. – Я ведь просил этого юнца подождать, пока мы посвятим в наши замыслы Джулию.

Алек подавил закипевшее раздражение и обратил все свое внимание на фигуру, показавшуюся на пороге. Леди Мэдди Бирлингтон, хотя и была довольно худощавой дамой, имела очень импозантный вид; она сразу обращала на себя всеобщее внимание своей яркой индивидуальностью, которую использовала так умело, что легко добивалась всего, чего пожелает.

Она небрежно ткнула тростью, инкрустированной золотом, в ноги Барроузу.

– Эй, ты! Пойди пригляди за моим племянником – он выгружает вещи из кареты.

Дворецкий поклонился.

– Слушаюсь, миледи. – Прежде чем выйти из комнаты, Барроуз бросил красноречивый взгляд на Алека.

Леди Бирлингтон вошла в комнату. На ней было утреннее платье новейшего фасона, с большим количеством фиолетовых и сиреневых складок, из-под шляпки цвета фиалки выбивались завитки ярко-рыжих волос. Она взглянула на Алека своими проницательными глазами.

– Ну, Хантерстон? – без всяких церемоний начала она. – Вы не хотите поздороваться со мной? Не то чтобы я очень нуждалась в вашем приветствии, но стоять в дверях довольно неудобно.

– Прошу вас, проходите, леди Бирлингтон. Чрезвычайно рад снова видеть вас у себя. – Алеку было разрешено поцеловать руку, после чего Мэдди, прихрамывая, прошла мимо него.

Держась очень прямо, она уселась на небольшой диванчик и вскинула тонкие брови.

– Итак, зачем вы пожелали видеть меня?

Прежде чем Алек успел что-либо ответить, в комнату ввалился Эдмунд: в руках он нес кучу разных вещей – шали, подушку с кисточками, перчатки бледно-лилового цвета и маленького сопящего мопса.

Молодой человек в отчаянии посмотрел на Алека.

– Извините, но я не мог убедить ее в том, что...

– Не будьте глупцом, Эдмунд! – перебила его Мэдди. – Я уверена, что Хантерстон в курсе происходящего. Он не такой идиот, как вы. Положите Эфраима у огня.

Эдмунд, скорчив гримасу, послушно уложил песика на подушку, несмотря на то что тот несколько раз пытался его укусить.

Леди Бирлингтон тут же ласково обратилась к Эфраиму:

– Вот так, мой драгоценный ангел. Спи, а мы пока постараемся разобраться в этой таинственной истории. – Довольная тем, что ее любимец удобно устроился, она направила пронзительный взгляд на Люсьена. – Ах, и Уэксфорд здесь!

Герцог вежливо поклонился.

– Как приятно видеть вас, мадам! Вы выглядите, как всегда, бесподобно.

Мэдди сделала слабый взмах рукой, показывая, что не особенно верит в его искренность, но все же на ее лице появилась довольная улыбка.

– Не рассказывайте мне сказки. Что вы здесь делаете?

– Просто зашел к Хантерстону.

– Для вас это слишком респектабельное место. Совсем другое дело – игорный дом, не правда ли?

Люсьен иронично скривил губы.

– Да, я как раз собираюсь навестить парочку этих заведений сегодня вечером.

– Ха! Вот это речь настоящего мужчины. Вы слышали, Эдмунд? Это не ваши сладкоречивые банальности.

– Да, сударыня, – страдальчески отозвался ее племянник, опускаясь в кресло.

– Вы могли бы многому поучиться и у Хантерстона. – Мэдди указала тростью на Алека. – Он чем-то напоминает мне вашего незабвенного дядюшку.

– О Боже, – пробормотал Эдмунд, прикрывая рукой глаза.

Пожилая дама оставила его слова без внимания.

– Вы были тогда еще совсем ребенком, и однажды холодным августовским воскресеньем застали дядюшку с двумя особами, сидевшими у него на коленях. Вот это был мужчина, по крайней мере пока не спился...

21
{"b":"49","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На грани серьёзного
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Миллион вялых роз
Барды Костяной равнины
Соперник
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Человек, который приносит счастье
Рубеж атаки