ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственный, кто ее беспокоил, был лорд Бартон – известный филантроп, он отказывался говорить о любых проектах, кроме своих собственных. А вот его жена придерживалась другого мнения; дочь мелкопоместного дворянина, леди Бартон была активной общественной деятельницей. Джулия встречалась с этой дамой, обладавшей жестким, колючим взглядом, всего лишь раз, причем тогда она явно не удостоилась ее внимания. Поэтому вероятность того, что леди Бартон узнает ее при встрече, была весьма мала; по крайней мере Джулия на это очень надеялась.

– Когда придет время, тогда об этом и будем думать, – пробормотала она, подойдя к входной двери и несколько раз стукнув тяжелым медным молотком.

Почти тотчас дубовая дверь отворилась; вышел седоволосый дворецкий и почтительно поклонился:

– Добрый вечер, миледи. Входите, пожалуйста.

Джулия прошла в прихожую.

– Добрый вечер, Робертс. Как поживаете? – В последний раз уезжая из этого дома, она была всего лишь бедной родственницей. Теперь она – виконтесса, да еще обладающая таким богатством, о котором не могла раньше и помыслить. Осознание этого должно бы ободрить се, но Джулия ощущала лишь небольшое смущение, как если бы она просто переоделась для выхода в свет.

Когда дворецкий закрыл за ней дверь, его невозмутимое лицо немного смягчилось.

– Спасибо, леди Хантерстон, у меня все хорошо. Надеюсь, и у вас все в порядке?

При упоминании о титуле Джулия поморщилась. Она надеялась, что успеет первой сообщить Терезе эту новость. – Да, все хорошо. Дома все благополучно?

В спокойных глазах дворецкого мелькнула ирония.

– Можно сказать и так, миледи. Ваша тетушка отправилась прилечь – у нее мигрень, а к леди Терезе только что приехал лорд Хантерстон, и она принимает его в гостиной. Позвольте вашу накидку...

«Алек здесь». Джулия подумала, что зря не оставила ему записку; она предполагала, что ее отсутствие продлится не более часа, поэтому ничего ему не сообщила.

Увидев, что дворецкий вопросительно смотрит на нее, Джулия отрицательно покачала головой:

– Нет, спасибо, Роберте. Я всего на минутку.

– Как вам угодно. – Слуга повел ее к двери гостиной. – Разрешите поздравить вас с новым титулом, миледи. Такая добрая и достойная особа, как вы, заслуживает его более чем кто-либо.

Неожиданно для дворецкого и для самой себя Джулия прослезилась – видимо, сказывалось переутомление. Она открыла ридикюль, достала платочек и поспешно вытерла слезы.

– Пожалуйста, больше сегодня не говорите мне таких ласковых слов. Я очень устала и могу превратиться в настоящую плаксу.

Дворецкий тепло улыбнулся.

– Это невозможно, мадам. Вы навсегда останетесь нашей доброй и уважаемой госпожой.

Джулия улыбнулась.

– С недавних пор я и сама не знаю, кто я такая. Но в любом случае спасибо. Надеюсь, что вы навестите меня в скором времени.

– Вряд ли это будет правильно, – вежливо возразил дворецкий.

Джулия аккуратно сложила платок.

– Правильно? Что может быть более правильного, чем навестить старого друга?

Робертс улыбнулся.

– Я объявлю о вашем приезде, мадам. – Подождав, пока она убрала свой платочек, он открыл дверь и возвестил:

– Леди Хантерстон!

Войдя в комнату, Джулия заставила себя не глядеть в сторону Алека, хотя это было ее первым импульсивным желанием, и тем не менее ясно ощущала его присутствие. Кузина сидела за фортепиано, и Джулия мысленно поздравила ее за выбранную изящную позу. Темный лак инструмента выгодно оттенял бледную кожу Терезы, а также служил прекрасным фоном для элегантного голубого шелково го платья.

Несмотря на все старания Джулии, она не смогла удержаться от того, чтобы не бросить быстрый взгляд на Алека: одетый в официальный вечерний костюм, он был, как всегда, красив до умопомрачения. Ей на мгновение стало трудно дышать.

Тереза протянула руки и бросилась ей навстречу. Невысокого роста, изящная, со светлыми волосами, она казалась феей из волшебной сказки.

– Джулия! Как я рада тебя видеть!

Весьма смутившись, Джулия позволила Терезе обнять себя.

– Ах, я тоже рада тебя видеть. – По сравнению с пылким приветствием Терезы ее ответ мог показаться довольно сухим. За три года, которые Джулия прожила рядом со своей кузиной, она в первый раз видела такое проявление привязанности.

Глаза Терезы, напоминавшие по цвету синий китайский фарфор, ярко блестели.

– Дорогая, я раньше часто была несправедлива по отношению к тебе; но только сейчас благодаря Алеку я поняла это и очень надеюсь, что ты простишь меня. – По щеке Терезы скатилась прозрачная слезинка. Изобразить большее раскаяние не смог бы даже ангел.

К крайнему раздражению Алека, его жена явно поддалась на эту хитрость. Она неловко похлопала Терезу по плечу и произнесла:

– Ну довольно, довольно. Совсем ни к чему так крепко меня обнимать – ведь я на тебя не сержусь.

– Ах, Джулия, ты такая добрая! И это несмотря на то что я так часто пренебрегала тобой!

По лицу Терезы скатилась еще одна слезинка, что вызвало у Алека огромное желание вышвырнуть притворщицу из окна, – он то отлично знал, что все это лишь ложь и мерзкий обман!

Покраснев от смущения, Джулия пробормотала:

– Ну что ты! Приезжайте поскорее с тетей Лидией навестить нас.

Тереза отпустила ее и промокнула глаза кружевным платочком, так кстати оказавшимся у нее в руке.

– Ты не представляешь, как много это значит для меня!

– Ну, я думаю, об этом мы все же можем догадаться,– ехидно произнес Алек.

Его интересовал лишь один вопрос: что маленькая распутница собирается делать дальше? Он сам себе удивлялся, что раньше считал Терезу красивой женщиной. Хотя ее фигура, несомненно, отвечала самым строгим требованиям, сейчас он со всей очевидностью заметил, что глаза ее посажены слишком близко, маленький рот выдает жестокость характера и совершенно лишен чувственности.

Словно прочитав его мысли, Джулия опасливо взглянула на него, прежде чем обратиться к кузине:

– Вы всегда будете желанными гостями в нашем доме!

– Ты такая прелесть!

В глазах Терезы мелькнуло выражение триумфа. Она явно переигрывала, и виконта не оставляла мысль, что здесь что-то не то.

Он не спеша подошел к двери.

– Очень не хочется прерывать столь душещипательную сцену, но нам с Джулией пора домой.

– Ах, Алек, неужели у нас совсем не осталось времени, чтобы поговорить? А я так хотела узнать все подробности вашей свадьбы! – Тереза бросила на него лукавый взгляд из-под длинных ресниц. – Кроме нас с мамой, у Джулии ведь нет других родственников...

Эти слова заставили виконта поторопиться. Чем быстрее он вырвет Джулию из ядовитых объятий кузины, тем будет лучше.

– Пойдемте, дорогая, нам действительно пора: миссис Уинстон ждет нас к ужину.

Джулия вспыхнула.

– Простите меня за то, что так задержалась. У меня нет привычки опаздывать. – Ее крупные губы задрожали, и Алеку показалось, что за стеклами очков он увидел заблестевшие слезы.

Раздражение мгновенно улетучилось, и он взял жену за руку.

– Пойдемте, нас ждут дома.

На одно ужасное мгновение ему показалось, что Джулия сейчас заплачет... но вместо этого она улыбнулась ему трепетной улыбкой, от которой у него в груди возникла странная глухая боль. Чтобы скрыть смущение, он строго сказал:

– С этих пор все свои поездки вы будете совершать только в сопровождении Джонстона.

– Ах, ты опять ездила на заседание благотворительного общества, Джулия? – приторно-сладким голосом спросила Тереза. Несмотря на ее решимость играть роль преданной кузины, она не могла удержаться от злорадства. – Джулия всегда так расточительно относится к своему свободному времени, боюсь, дорогой виконт, вам придется смириться с тем, что ваша молодая жена будет принадлежать не только вам.

Сделав вид, что не замечает ее сарказма, Алек взял Джулию под руку и повел ее к выходу.

– Я не собираюсь делить свою жену с кем бы то ни было.

25
{"b":"49","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Древние города
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
The Mitford murders. Загадочные убийства
Ремейк кошмара
Сердце того, что было утеряно
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Крыс. Восстание машин
Неоконченная хроника перемещений одежды
Если любишь – отпусти