ЛитМир - Электронная Библиотека

Тереза со злобой поджала губы, а Алек, наклонившись к Джулии, прошептал:

– Приехав сюда, я сразу попросил дворецкого собрать ваши вещи, и Робертс сейчас принесет их. – Он открыл дверь и кивнул Терезе.

Вскоре они уже ехали домой. Алек сел напротив Джулии. Как только он узнал о ее отсутствии, ему в голову стали приходить самые кошмарные мысли. Что, если Джулия, наняв экипаж, заблудилась на улицах Лондона и, пересмотрев свое отношение к их браку, вернулась в тот единственный дом, который знала в городе?

Эта мысль заставила его поспешить в дом Ковингтонов, а когда следом за ним туда пришла Джулия, он испытал огромное облегчение, которое было неожиданным для него самого.

Расположившись в карете, Алек надвинул шляпу низко на глаза, чтобы иметь возможность незаметно наблюдать за женой.

Джулия откинула голову на мягкую спинку сиденья и бросила на него виноватый взгляд, который было трудно разглядеть из-за быстро надвигающейся темноты.

– Я собиралась вернуться домой до ужина, но время пронеслось так быстро...

– Миссис Уинстон пригрозила, что не станет подавать ужин, пока я вас не найду.

Джулия устало улыбнулась:

– Миссис Уинстон – сплошное очарование.

– Да, за исключением того времени, когда она отбивает ветчину перед тем, как ее зажарить.

Джулия засмеялась, и у виконта возникло странное желание попробовать ее мягкий и бархатистый смех на вкус. Господи, его жена выглядела чрезвычайно соблазнительной, несмотря на то что была такой рачительной и активной общественной деятельницей.

– Вам следовало сказать кому-нибудь, куда вы направляетесь. – Алека самого удивило, с каким раздражением он произнес эти слова, – это было похоже на тон ревнивого мужа.

К счастью, Джулия не сочла его замечание неуместным и согласно кивнула.

– Миссис Уинстон очень расстроилась?

– Когда я уходил, она проливала слезы над хлебным пудингом.

Джулия рассмеялась. На какое-то время се осветил луч фонаря, и Алек смог увидеть изящную шею, а также длинный ряд крошечных пуговиц ее накидки, под которой угадывались контуры небольшой изящной груди, словно созданной для мужских рук. У него пересохло во рту, когда он представил себя склонившимся над ее податливым телом и целующим ее грудь.

– Вы слышали, что я сказала?

Алек вздрогнул. Боже, что с ним происходит? Он посмотрел вниз и положил шляпу на колени.

– Нет, прошу прощения. Похоже, я немного задумался.

– Так вы тоже устали? Знаете, викарий был очень доволен, когда я сказала ему о пожертвовании. – Джулия продолжала рассказывать о викарии и о тех перспективах, которые ожидали Общество.

Алек рассеянно кивал, отмечая, какой оживленной она становилась, когда разговор заходил о се благотворительной деятельности. Джулия не походила ни на одну из тех женщин, которых он знал раньше. Он восхищался ее умом и образованностью, но та легкость, с которой она вызывала у него страстное желание обладать сю, начинала явно беспокоить его. Господи, ну как могла такая чопорная женщина внушать ему столь нескромные мысли?

Видимо, такая острая реакция на Джулию была следствием его долгого воздержания, а также мучительным осознанием того, что она не могла ему принадлежать.

Он дал ей слово, и, в конце концов, она была еще девственницей. То, как она ответила на его поцелуй сегодня днем, еще раз подтвердило ему, как легко можно было бы воспользоваться этим, но он был намерен сдержать обещание– ведь они заранее договорились о том, что их брак является фиктивным.

У Алека никогда не было недостатка в женщинах, особенно в тех, которые любили радости жизни, и он уже побывал в постелях многих высокооплачиваемых содержанок, ценивших его нескромные ласки. Их любимым развлечением было посещение фривольных комедийных постановок, и Алек довел до безумия не одну замужнюю даму, воспользовавшись соседством в укромной темной карете; причем при общении с ними он не отказывал себе ни в каких удовольствиях.

И все же ни одна женщина даже отдаленно не вызывала в нем такой интерес, как Джулия, которая с ее платьем, всегда застегнутым до последней пуговки, и строгими очками должна была бы произвести на него не больше впечатления, чем жадная до денег Тереза. Видимо, такое воздействие на него оказывали ее роскошные, чувственные губы.

Глядя, как она улыбается, Алек внезапно вспомнил, как соблазнительно раскрылись эти мягкие губы при других, менее целомудренных обстоятельствах, и у него сразу же возникло ощущение напряжения в паху.

Он переменил позу и только тут внезапно осознал, что Джулия вопросительно смотрит на него.

Алек поправил шляпу на коленях и раздраженно подумал: «Интересно, о чем она могла говорить все^это время?»

– М-м, да.

– Вот и отлично.

Облегчение, явно прозвучавшее в ее голосе, обеспокоило его, и он откашлялся.

– Не объясните ли мне еще раз, с чем я только что согласился?

Какое-то время Джулия молчала, потом спокойно сказала:

– Вы меня совсем не слушали, не так ли?

– Боюсь, что вы правы. – В полумраке кареты Алек мог разглядеть теперь только контуры ее лица.

– Ну что ж, тем хуже для вас, – холодно сказала она. – Вы дали свое согласие, и я ни за что не разрешу вам взять его обратно.

Тон ее высказывания настолько точно напоминал голос рассерженной гувернантки, что виконт чуть не расхохотался. Скрестив руки на груди, он вытянул ноги вперед так, что они коснулись края ее юбок.

– Я человек слова, Джулия, но все же просветите меня, пожалуйста, к чему привело меня мое легкомыслие. Она отодвинулась и поддернула юбки.

– Мой вопрос был о том, могу ли я нанять нескольких слуг для дома. Немного – одного или двух: миссис Уинстон явно требуются помощники.

Нанять дополнительную прислугу? Черт бы побрал его невнимательность! Ему нужно себя лучше контролировать, пока он не согласился еще на какую-нибудь нелепость.

– Отличная идея. – Несмотря на темноту, Алек понял, что Джулия очень обрадовалась его согласию. Подыскивая подходящую тему для разговора, он спросил:

– А где происходят собрания Общества?

– В Уайтчепеле: у нас там собственный дом. Здание старое – когда-то в нем находился бордель, – но довольно крепкое. После ремонта оно прослужит еще не один год.

Алек резко выпрямился, и шляпа упала на пол.

– Уайтчепел? Господи, только не говорите, что вы ездили в эту Богом забытую дыру без всякого сопровождения!

– Ну, тогда я ничего вам не стану рассказывать. Я была там уже много раз и без всякого вреда для себя.

– Меня не интересует то, что вы делали до того, как стали моей женой, – холодно произнес Алек. – Теперь вы – виконтесса Хантерстон и будете ездить туда только с Джонстоном.

На мгновение лицо Джулии осветил луч уличного фонаря, и Алек увидел ее упрямо сжатые губы. После долгого молчания она кивнула:

– Хорошо, но количество моих визитов не сократится. Нам предстоит много работы. Кроме того, – с жесткой бесстрастностью напомнила она, – у нас есть уговор.

– Я все более начинаю склоняться к мысли, что наш уговор имеет довольно односторонний характер, – раздраженно огрызнулся виконт.

– В этом нет моей вины. Когда мы в первый раз заговорили о нашем соглашении, я спросила, есть ли у вас какие-нибудь условия, и вы ответили отрицательно.

– Ну да, зато теперь они появились. – Алек еще дальше вытянул ноги, коснувшись ее колена и ощутив его тепло.

Джулия попыталась отодвинуться, но она и так уже сидела в самом углу кареты, сжавшись там, насколько позволяла ее худощавая фигура.

– Не сомневаюсь. И я считаю, что с вашей стороны весьма неблагородно именно сейчас выставлять новые условия.

Алек снова разозлился.

– Своими поездками в Уайтчепел вы можете навлечь на нас скандал, поэтому я считаю себя вправе требовать от вас уточнения нашего соглашения.

Джулия презрительно фыркнула.

– Никакого скандала не будет. В конце концов, я просто помогаю тем, кому повезло в жизни меньше, чем другим.

26
{"b":"49","o":1}