ЛитМир - Электронная Библиотека

Предавшись этим мыслям, при входе в библиотеку Джулия неожиданно оступилась, зацепившись каблуком нового ботинка за нижнюю ступеньку. Книги упали на тротуар, а ей самой еле удалось удержаться на ногах.

И тут же чьи-то сильные руки подхватили ее.

– Осторожно, дорогая! – раздался рядом незнакомый низкий голос.

Джулия оглянулась, и сердце ее замерло.

На нее с насмешливой улыбкой смотрел граф Бриджтон.

Джулия покраснела до корней волос и отшатнулась, убежденная в том, что находилась столь близко к нему куда дольше, чем позволяли приличия.

– Прошу меня извинить. Я приняла вас за другого.

В голубых глазах Ника отразилось искреннее изумление.

– Неужели? – Он отпустил ее и наклонился, чтобы собрать упавшие книжки.

– Да вы, оказывается, любительница романов, леди Хантерстон? Вы меня удивляете.

– Ничего удивительного. Я научилась читать еще ребенком.

Ник улыбнулся, и его изящно очерченные губы красиво изогнулись.

– Вы меня не так поняли. – Он поднял голову и окинул ее оценивающим взглядом. – Никогда бы не подумал, что вы так романтичны.

– Глупости. – Джулия взяла у него последнюю книжку и сунула ее себе под мышку. Вообще-то до знакомства с леди Бирлингтон она никогда не снисходила до романов, однако в конце концов ей пришлось признать, что в чтении литературы такого рода есть нечто приятное, тем более если учесть, что впереди всегда ждет счастливый конец. – Все люди по природе романтики, в большей или меньшей степени.

– Позвольте с вами не согласиться. Взять, к примеру, меня. Никто никогда не назвал бы меня романтиком; пожалуй, я любитель наслаждений, но только не романтик. – Изящным движением он поправил шляпу, и его неторопливые движения напомнили Джулии движения змеи. В ярко выраженной мужественной внешности этого человека ощущалось нечто неестественное, как будто совершенство черт лица и фигуры находилось в постоянном противоречии с его душой.

Джулию внезапно охватило чувство жалости, и это несколько смягчило ее раздражение.

– Может, и вам тоже стоит почитать роман? Любовь оказывает очень благотворное воздействие...

В его взгляде отразились недоверие и насмешка.

– Любовь – это всего лишь иллюзия. – Ник бросил быстрый взгляд на оживленную улицу. – Кстати, а где мой злополучный кузен?

Жалость в душе Джулии мгновенно улетучилась.

– Алек вовсе не злополучный.

Улыбка ее собеседника стала жесткой.

– Ах, я и забыл – благодаря вашему своевременному вмешательству ему кое-что обломилось...

– Да, и теперь он богат, как Крез, – холодно произнесла Джулия.

Ник прищурился.

– Так же, как и вы. Скажите откровенно, кузина, вы это заранее спланировали, или все произошло благодаря игре случая?

За вежливыми словами Джулия угадала явную злость.

– Жалеете, что вам ничего не досталось? Я вас не виню. Это действительно огромные деньги.

Между бровями Ника пролегла глубокая складка, хотя он все еще продолжал улыбаться.

– Поосторожнее, моя дорогая. Могу я полюбопытствовать, как ваш супруг намерен распорядиться своим наследством?

Джулии хотелось поскорее отделаться от Ника – ей нужно было еще успеть встретиться с поверенным, чтобы поставить подпись в документе о последнем переводе денег на счет Общества. Дни в сопровождении леди Бирлингтон были настолько наполнены утренними визитами, примерками,уроками танцев и прочей канителью, что ей пришлось просить перенести еженедельное собрание Общества на необычно ранний час, чем все остались недовольны. Однако Джулия была не в силах что-либо изменить.

Теперь им предстояло решить, в какое именно дело лучше вложить деньги. Лорд Кеннибрук предложил создать фабрику по производству колбас, но Джулия считала, что такая отвратительная работа не для женщин. К несчастью, других предложений ни у кого не возникло, так что они оказались в тупике.

Джулия перехватила заинтересованный взгляд Ника и покраснела.

– Виконт распоряжается своими деньгами по своему усмотрению.

– Неужели? Очень сомневаюсь.

Джулия крепче сжала книгу. У нее возникло сильное желание ударить этой книгой по его слишком красивому лицу, чтобы на щеке отпечатался заголовок; но поскольку это было невозможно, она удовольствовалась тем, что высоко вздернула подбородок и резко сказала:

– Дела виконта вас совершенно не касаются, лорд Бриджтон.

Ник деланно рассмеялся:

– Извергать пламя совсем ни к чему, моя дорогая. Если же говорить о ловком маневре с похищением моего кузена, тут вас действительно можно поздравить, это очень хитроумный ход, который больше подошел бы мне. – Увидев ее изумленное лицо, он пожал плечами: – Ведь вы прекрасно знали о том, что мы планировали с вашей прелестной, но совершенно пустоголовой кузиной, не так ли?

– Возможно.

Ник удивленно посмотрел на нее.

– Вы продолжаете меня интриговать. Кто бы мог подумать, что за бесцветной внешностью мисс Дракон скрывается такое изумительное создание?

Джулия подумала, что за эти слова он вполне может заслужить ее прощение. В конце концов, на ней надета ее любимая новая накидка, сшитая из меха жемчужно-серого цвета с красной бархатной опушкой, а голову ее украшает шляпка – из выбранных для нее Алеком – с широкими полями и страусовыми перьями того же оттенка, что и опушка накидки. Только теперь Джулия поняла, как приятно ощущать себя великолепно одетой. Она провела рукой по мягкому меху.

– Должна вам признаться, я сама себя не узнаю. Просто удивительно, как красивая одежда может преобразить женщину.

Ник как-то странно на нее посмотрел, а потом от души рассмеялся. Его глаза искрились от удовольствия.

– Вы совершенно необыкновенная женщина, кузина Джулия. Я вижу, Алек приобрел гораздо больше, чем просто наследство. – Он примирительно взял ее руку и поклонился: – Покорнейше прошу вас простить меня. Мы с Алеком соперничали с самого рождения, что доставляло нашему деду большое удовольствие, и даже до сих пор...

Его слова неожиданно были прерваны душераздирающим воплем, раздавшимся со стороны улицы. Кричал мальчик в грязных лохмотьях: мчась куда-то, не разбирая дороги, он выбежал на проезжую часть, по которой ехала телега, доверху нагруженная капустой. Громко ругаясь, кучер попробовал объехать его и свернул на обочину; от этого маневра лошади встали на дыбы, и телега опрокинулась.

Началась настоящая суматоха. Кочаны раскатились по узкой дороге, за ними с воплями стали носиться уличные мальчишки; они хватали капусту, сколько могли унести, и тут же разбегались в разные стороны по многочисленным улочкам и переулкам. Кучер, ругаясь на чем свет стоит, пытался спасти хоть что-то из своего товара и безуспешно просил прохожих помочь ему.

Босоногий виновник происшествия, о котором вес тут же забыли, некоторое время наблюдал за происходящим, потом протиснулся сквозь толпу и быстро пошел своей дорогой, как вдруг какой-то мужчина громко вскрикнул и побежал за ним вслед. В отчаянии мальчишка попытался улизнуть от него, протискиваясь между другими повозками, и попал прямо в протянутые руки Джулии.

– Отпустите меня! Отпустите, черт возьми! Он меня убьет!

– Не волнуйся, малыш, – принялась успокаивать его Джулия. – Я никому не позволю причинить тебе вред. – Она обеими руками обхватила его худое, хотя довольно сильное тело, но мальчик продолжал извиваться словно червяк. Он был очень грязный, и пахло от него соответственно.

– Отпустите! Он меня выпорет, если поймает! Новая накидка Джулии испачкалась в грязи и саже, но она только крепче удерживала мальчика. От него распространялось такое зловоние, что ей стало трудно дышать; и все же она заставила себя взять в ладони его лицо, чтобы получше рассмотреть. Лицо было все в синяках и кровоподтеках, отчего в сердце Джулии разгорелся праведный гнев.

– Никто не посмеет обидеть тебя, – твердо сказала она. – Сначала им придется иметь дело со мной.

Доля ее уверенности, видимо, передалась мальчику, потому что он перестал сопротивляться и хмуро посмотрел на свою неожиданную спасительницу, явно сомневаясь в осуществимости ее намерений.

28
{"b":"49","o":1}