ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что вы можете сделать? Вы всего лишь девушка.

– Я могу позвать констебля, – заявила Джулия. – А еще могу ударить твоего обидчика сумочкой.

Мальчик скептически посмотрел на ее крошечный ридикюль; но прежде чем он успел что-либо ответить, к ним подбежал тот самый человек, который его преследовал. Внешность человека не оставляла сомнений в характере его деятельности – это был типичный лондонский трубочист.

– А-а, вот ты где, хорек! – У мужчины было плоское лицо с неприятными маленькими глазками. Он быстро взглянул на мальчика, потом уставился на Джулию. Задержав взгляд на ее великолепном наряде, он неохотно снял засаленную кепку со своих грязных волос. – Мое почтение, сударыня. Благодарю вас за то, что поймали моего сорванца. Уж я позабочусь, чтобы он вас больше не побеспокоил. – Мужчина потянулся к ребенку.

Однако мальчик ловко увернулся от его перепачканной сажей руки.

– Пусти, дурак! Я все равно не пойду с тобой! Ты мерзкий негодяй!

Ник обратил внимание на то, что Джулия даже не вздрогнула, услышав грубые выражения мальчика; погладив его лохматую голову, она уверенно сказала:

– Ругаться нет необходимости. Сражения выигрываются не словами, а делами. – И тут же, присев на корточки, расправила на мальчике порванную рубашку. – Как тебя зовут?

Мальчик посмотрел на нее с подозрением.

– Отвечай немедленно, паршивец, – приказал трубочист, – или я из тебя выбью правду!

– Опять вы за свое! Успокойтесь, ведь он еще ребенок. – Лицо Джулии смягчилось. – Не хочешь говорить? Ладно, я сама попробую угадать. Может, Томми?

Мальчик пожал плечами:

– Зовите, как хотите, настоящего имени у меня все равно нет. По крайней мере я его не помню.

– И все же как-то тебя должны были называть, – настаивала Джулия. Мальчик продолжал упорно молчать, поэтому она обратилась к трубочисту: – Вы-то, наверное, знаете, как его имя?

Мужчина почесал за ухом.

– Его мать никогда мне об этом ничего не говорила.

– Обычно Приббл называет меня Мак, – сообщил мальчик, усмехнувшись чернозубой улыбкой. – Да, а еще ду...

– Довольно! – поспешно вскричал трубочист, быстро взглянув на Джулию. – Госпоже совершенно неинтересно, как я тебя называл, маленький извращенец.

Ник наблюдал за сценой со все возрастающим удовольствием. Мальчик, стоявший рядом с нарядной Джулией, резкими чертами лица напоминал тощую изнуренную крысу. Небольшие, близко поставленные глаза обрамляли светлые рыжеватые ресницы. Наиболее примечательными в его внешности были огромные уши и большой курносый нос, а зубы почернели от копоти. Ник не сомневался, что его дыхание было таким же зловонным, как и он сам.

И все же, глядя на то, с каким воодушевлением и заботой Джулия прижимала к себе худенькое тело, можно было подумать, что это по меньшей мерс принц: она словно совсем не замечала его уродства и грязной одежды и смотрела на ребенка с нежной улыбкой, которую, вероятно, позаимствовала у изображения Мадонны.

Ничего подобного Ник не видел за всю свою жизнь.

– Господи! Это еще что такое? – Вышедшая из библиотеки одетая в роскошное бархатное платье яркого оранжевого цвета леди Бирлингтон с помощью трости прокладывала себе путь через сгрудившуюся толпу.

Джулия повернулась к ней, одной рукой продолжая крепко удерживать мальчика.

– Леди Бирлингтон, я хочу познакомить вас с Маком. Он поедет с нами домой.

– Что? – одновременно воскликнули трубочист и леди Бирлингтон.

– Вы этого не сделаете, – сердито пробубнил трубочист. – Он мой!

Мэдди строго посмотрела поверх своего крючковатого носа на оборванного сорванца.

– Я не потерплю, чтобы этот грязный ребенок ехал в моей карете, Джулия. Эфраим так чувствителен к посторонним запахам!

– Но, мадам, этот человек – трубочист, и он жестоко обращается с ребенком. Посмотрите на синяки на лице мальчика! Мы просто обязаны спасти его!

Мэдди неодобрительно поджала губы.

– Возможно, он просто упал с лестницы или что-то в этом роде. Этот ребенок не может ехать с нами, вот и все. Пойдемте, нам сегодня нужно еще много успеть.

Было очевидно, что леди Бирлингтон ничуть не сомневается в покорном согласии Джулии, но Джулия не собиралась уступать. Чрезвычайно довольный, Ник заметил, что толпа все прибавляется. Он не мог припомнить, когда происходящее забавляло бы его больше.

– Джулия, нам пора ехать, – резко произнесла Мэдди. – Мальчик – это совершенно не ваша забота.

Ее слова вдохновили трубочиста: цепкими пальцами он ухватил мальчика за худенькую руку и сильно дернул к себе.

– Вы слышали, что сказала эта старая ворона? Мальчик – не ваша забота.

Мэдди в ярости стукнула тростью по тротуару, а ледяной взгляд ее голубых глаз, казалось, просверлит злосчастного трубочиста насквозь.

– Как ты меня назвал?

При виде того, как быстро трубочист отпустил руку мальчика, Ник чуть не рассмеялся: сумасбродная Мэдди умела так пронзать взглядом, что даже коронованным особам становилось не по себе.

– П-прошу покорнейше простить, сударыня, но я заплатил пять фунтов за мальчишку, и... – Мысль о пропавших пяти фунтах придала трубочисту смелости, и он решительно расправил плечи. – Без них я никуда не уйду.

Лицо Мэдди раскраснелось до такой степени, что стало почти одного цвета с ее париком.

– Ах ты, ничтожество! Да как ты смеешь так разговаривать со мной? – Она обернулась к племяннику, стоявшему позади нее с пачкой книг в одной руке и сопящим мопсом в другой. – Эдмунд! Вы слышали, как обозвал меня этот человек!

Эдмунд нервно сглотнул и бросил быстрый взгляд на высоченного трубочиста.

– Ах, тетушка Мэдди, я... Не думаю, что он... Он ведь заплатил за ребенка, и теперь, конечно...

– Проклятие! Вы что, не понимаете? – Мэдди нетерпеливо указала тростью на мужчину: – Этот невежественный чурбан назвал меня старой вороной!

– Но дело вовсе не в этом! – воскликнула Джулия, сверкая глазами. – Дело в ребенке! Если Эфраим не может сидеть рядом с мальчиком, тогда мы поедем рядом с кучером.

Ник не отрывал глаз от Джулии. Боже, да она просто великолепна!

Подбородок Эдмунда задрожал.

– Джулия, прошу вас, прекратите! Вы не можете ехать рядом с кучером – это привлечет всеобщее внимание...

Мэдди стукнула тростью по тротуару.

– Да забудьте же наконец о мальчишке! Этот наглец посмел обозвать меня старой вороной, и я требую удовлетворения!

Эдмунд, не выдержав, замялся.

– Вы, конечно, не ожидаете, что я вызову его на дуэль? Нельзя же драться с трубочистом!

В голубых глазах Мэдди зажегся воинственный свет.

– Кто сказал, что нельзя?

– Так не принято делать, вот и все! – Взгляд Эдмунда сразу сделался несчастным. – Бриджтон! Ради всего святого, скажите ей, что это не принято!

Нику пришлось приложить очень большие усилия, чтобы не расхохотаться, но в конце концов ему все же удалось изобразить на лице серьезность.

– Вы совершенно правы, Эдмунд, такого никогда не было. – Молодой человек немного успокоился, но Ник безжалостно продолжил: – По крайней мере в Англии. Зато такие прецеденты имели место в Италии, в случаях, когда была затронута честь дамы.

Теперь Эдмунд выглядел как рыба, вынутая из воды.

– Ну вот. – Мэдди удовлетворенно кивнула. – Я не очень-то одобряю итальянские манеры, но в данном случае они более уместны, чем эти английские правила, рассчитанные на хлюпиков и размазней. Теперь вызовите этого мужлана на дуэль, а у нас с Джулией назначена на одиннадцать часов встреча с мадам Рузар для окончательной примерки.

– Но... я... При мне даже нет перчаток. – Эдмунд почувствовал некоторое облегчение. – Я оставил их в карсте.

– Для чего вам перчатки? Просто вызовите его, и покончим с этим, иначе у нас весь день может пропасть.

Эдмунд шумно вздохнул, а потом громко шепнул тетке на ухо:

– Вы только посмотрите на него! Он же такой здоровый! Мэдди внимательно оглядела трубочиста, особо задержав придирчивый взгляд на грязи и копоти.

29
{"b":"49","o":1}