ЛитМир - Электронная Библиотека

– Виконт Хантерстон, – прервала она. – Я встречала вас раньше на балу у Сефтонов, а также на вечере у Монткаслов и на завтраке у Маркемов, на музыкальном вечере у Джоллетов и на... – Джулия увидела, как его глаза раскрываются все шире, и почувствовала, что кровь начинает стучать у нее в висках.

Алек негромко рассмеялся. При звуках его голоса ей показалось, что за всю жизнь она не слышала ничего приятнее.

– Мне нет прощения. – Он сокрушенно покачал головой.

– Прощения заслуживают все!

– Все? – Он был заинтригован. Джулия явственно ощутила прикосновение его взгляда, словно он дотронулся до нее. Она вспыхнула при одной только мысли о том, что он прикасается к ее рукам, плечам, а потом ниже...

– Не хотите ли немного выпить, мисс Франт? Позвольте помочь вам снять накидку.

Вместо ответа Джулия еще плотнее запахнула накидку и покачала головой:

– Нет-нет. Здесь довольно холодно...

Виконт с недоумением взглянул на нее из-под полуопущенных век.

– Возможно, вам действительно холодно, – пробормотал он, – но, по-моему, здесь скорее жарко.

По ее спине пробежала легкая дрожь. Конечно, он с ней не флиртует. С ней никто никогда не флиртовал.

– Вы ведь и сами в пальто, – напомнила Джулия.– А оно гораздо теплее моей одежды.

Виконт на секунду сосредоточился.

– Ах вот в чем дело!

Поставив кружку на камин, он снял свое просторное пальто и бросил его на стул.

Джулия невольно вздохнула. Может, Хантерстон и повеса, но одет он был с элегантной небрежностью, что никак не соответствовало слухам о его скандальном поведении: на изящно завязанном шейном платке ярко сверкала булавка с рубином, переливаясь алыми бликами; роскошное синее пальто выгодно подчеркивало ширину плеч, а при виде его превосходно сидевших, тесно облегающих светлых панталон Джулия отчаянно покраснела.

Виконт выглядел безупречно. А раз красив, значит, опасен. У нее перехватило дыхание.

– Мне нужно срочно уехать, – напомнила она.

Виконт снова наполнил свою кружку.

– Располагайтесь поудобнее, мисс Франт. Как только мы уладим все дела, то сразу же и уедем.

Джулия подумала, что сможет нанять у хозяина гостиницы экипаж, но вдруг заколебалась. За внешней показной развязностью виконта угадывалось отчаяние; наверняка он нуждался в ее помощи. «Кроме того, – твердо сказала она себе, – нет смысла устраивать сцены». Ей было уже двадцать семь лет, а значит, можно особенно не беспокоиться по поводу нахождения более получаса в гостиной наедине с известным повесой.

Едва Джулия присела на край стула, стоявшего ближе других к камину, в котором весело пылал огонь, раздался мелодичный звон каминных часов, пробивших четверть, и виконт изумленно взглянул на них.

– Проклятие! – Нахмурившись, он одним глотком допил пунш, остававшийся в его кружке.

Джулия неодобрительно вздернула брови.

– Что бы вас ни беспокоило, эта адская смесь вам не поможет.

– Теперь уже ничто не поможет. – Он горько усмехнулся. – И все благодаря вашему с кузиной розыгрышу. – Алек налил еще одну кружку пунша и предложил Джулии. Она ощутила нежный приятный аромат мускатного ореха и корицы, но отрицательно покачала головой.

– Неужели вы такая строгая блюстительница нравственности, мисс Франт? – искренне удивился виконт.

– Вовсе нет. Просто я совершенно не выношу спиртные напитки. Это у нас в роду, знаете ли...

– И это отличный повод для того, чтобы выпить! – Не дав ей времени для возражения, Алек вложил кружку ей в руку, и Джулия ощутила приятное тепло нагретого металла. Она сидела, держа кружку в руке, и с удовольствием вдыхала приятный аромат, пока пунш не остыл. В конце концов в этом не было ничего дурного.

Виконт опустился в кресло напротив нее и, вытянув ноги поближе к тлеющим уголькам в камине, погрузился в столь мрачную задумчивость, что в душе Джулии невольно шевельнулась жалость.

– Я ничем не смогу помочь вам, пока не узнаю, что произошло, – решительно заявила она.

Виконт рассеянно заглянул в свою кружку, как будто надеялся найти в ней ответ.

– Рассказывать-то особенно и нечего.

При виде отразившегося у него на лице отчаяния у Джулии даже закололо в груди.

– Возможно, я могу чем-нибудь помочь вам. Один ум хорошо, а два лучше.

Он задумчиво посмотрел на нее, потом пожал плечами.

– Почему бы и нет? Мне теперь некуда спешить. – Откинув голову на высокую спинку стула, Алек вздохнул. – Все началось с того, что мой дед исполнился решимости доказать мне пагубность моего образа жизни.

«Безусловно, это не лишено здравого смысла», – с одобрением подумала Джулия.

Как бы прочитав ее мысли, виконт нахмурился.

– Возможно, вы не знаете, но некоторые называют меня повесой.

– И еще друга ми нелестными прозвищами, – не удержалась Джулия, но, заметив его изумленный взгляд, поспешила добавить: – Конечно, все это неправда...

Виконт внезапно улыбнулся.

– К несчастью, по большей части это так и есть. – Его улыбка быстро погасла. – Мы все, дети и внуки, доставляли деду одни разочарования.

– Вы слишком суровы к себе.

– Суров? Мой дед выставил моего дядю за дверь без гроша за то, что он женился на женщине, у которой... – Алек устремил взгляд куда-то вдаль поверх нее. – Можно сказать, что у нее был непомерный аппетит.

– Неужели? – Джулия попыталась угадать, что он имел в виду, но, уловив мрачный блеск в глазах виконта, поспешно спросила: – А ваша мать?

– О, она до беспамятства влюбилась в бедного шотландца, у которого не было ни земель, ни денег; ничего, кроме желания получить ее титул. С ним она и сбежала.

– – Должно быть, она очень сильно его любила!

– Ей было всего семнадцать, и она совсем не задумывалась о будущем. Когда она сбежала, дед был в отчаянии, искал ее повсюду и наконец нашел. Нищета, в которой она жила, просто не поддавалась описанию. – Виконт рассеянно посмотрел на весело пылающий в камине огонь. – Вскоре после этого мои родители умерли.

– Значит, вас воспитал ваш дед?

– Именно так. Полгода назад он умер и оставил мне все свое состояние. Мой кузен Ник унаследовал титул и поместье, но на некоторых условиях. – Алек нахмурил брови. – Дед слишком хорошо знал Ника, чтобы не предпринять ряд мер.

– А какое отношение к этому имеет Тереза?

– Чтобы унаследовать состояние, я должен жениться до моего следующего дня рождения и прожить год, вращаясь в светском обществе, без единого скандала. – Алек иронично улыбнулся.

– Видимо, ваш дед был достаточно наслышан о ваших похождениях. – Джулия с наслаждением вдохнула пряный аромат пунша.

– Похождениях? – удивленно переспросил он.

– Или об азартных играх.

Алек криво усмехнулся.

– По-видимому, вы тоже в курсе всех сплетен, мисс Франт.

– Когда постоянно находишься в обществе таких же компаньонок, как я, то поневоле станешь осведомленной. Так сколько же времени у вас осталось?

Виконт взглянул на часы.

– Менее двух часов.

Она недоуменно взглянула на него.

– Два часа? А когда же вы узнали об условиях завещания вашего деда?

– Как только он умер.

– Но с тех пор прошло целых полгода!

– Нуда. Просто я надеялся, что произойдет чудо и этот ночной кошмар рассеется. – Виконт провел рукой по своим черным волнистым волосам, убирая их со лба. Одна непокорная прядь вновь упала на лоб. – Увы, ничего так и не произошло.

Джулия крепче обхватила пальцами кружку, борясь с неожиданным желанием самой убрать эту прядь у него со лба.

– Могу я у вас спросить, почему вы выбрали именно Терезу?

– Дело в том, что завещание составлено довольно своеобразно: я могу унаследовать состояние только в том случае, если женюсь на дочери последнего графа Ковингтона. – Он слегка улыбнулся. – Дед не сомневался, что такой брак будет способствовать устранению всех моих дурных наклонностей.

– О, кажется, он имел слабое представление о моей кузине, – заметила Джулия.

Глаза виконта удивленно сверкнули, и он расхохотался.

3
{"b":"49","o":1}