ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Новые правила деловой переписки
Мастер-маг
Четырнадцатый апостол (сборник)
Minecraft: Остров
Ветер над сопками
451 градус по Фаренгейту
Темные воды
Склероз, рассеянный по жизни

Алек был настолько сбит с толку этим очаровательным зрелищем – ее белоснежными зубками и такими манящими губами, – что в ответ смог только кивнуть. Ее вид действовал на него необыкновенно возбуждающе. Ему хотелось сорвать все покровы с этого соблазнительного тела и покрыть его поцелуями, а потом ласкать его в безумном упоении.

Но об этом не могло быть и речи. Хотя Джулия интересовалась не только его деньгами, он явно не входил в круг ее увлечений – она ясно дала это понять, поставив определенные условия для их брака. По сути, ее отношение к нему мало чем отличалось от отношения остального светского общества, и эта мысль весьма раздражала его.

Джулия изучающим взглядом посмотрела на кресло, как бы желая удостовериться в том, что оно действительно сломано.

– Барроуз склонен думать, что эту вещь уже не починишь, хотя, может быть, его еще можно склеить.

Алекс сожалением посмотрел на изуродованное кресло.

– Боюсь, тут уже ничто не поможет.

– Тогда мы купим вам другое.

– Разумеется, – согласился он, горько подумав про себя, не расстанется ли она с такой же легкостью через год и с ним самим.

Джулия одарила его ослепительной улыбкой, от которой его вожделение только еще больше возросло. Стиснув зубы, он смог изобразить на лице лишь некое подобие ухмылки. Неужели из-за нее он обречен терзаться муками плоти всю оставшуюся жизнь?

– Алек, я пришла, чтобы рассказать вам о кресле... и еще кое о чем. – Джулия уселась в кресло и аккуратно расправила складки пеньюара, которые окутывали ее словно белоснежная пена. Не подозревая о бушующих в душе мужа переживаниях, она беспечно улыбнулась улыбкой целомудренной и страстной одновременно.

– Сегодня мы с леди Бирлингтон и Эдмундом ездили в библиотеку.

– Вот как? – В звуке его предательски задрожавшего, немного хриплого голоса явно слышались признаки неутоленной страсти, и Алек нахмурился, надеясь, что Джулия ничего не заметила.

– Вы помните о вашем разрешении нанять несколько новых слуг? – Она придвинула свое кресло ближе к нему, чтобы видеть его лицо. Одна из складок пеньюара попала под ножку кресла, из-за чего на мгновение явственно обрисовались соблазнительные очертания ее округлого бедра.

Алек опустился в кресло и крепко сцепил пальцы рук, лежавших у него на коленях. Ему мгновенно стало жарко, над верхней губой и бровями выступили капельки пота, в то время как Джулия оставалась абсолютно невозмутимой.

– И что же? – отрывисто спросил он. – Вы кого-нибудь наняли?

– Не то чтобы наняла... Скорее, это больше относится к покупкам.

Должно быть, волнение каким-то образом отразилось на его лице, потому что Джулия добавила:

– Вообще-то заплатил Ник. Я бы не стала так поступать, если бы этот ужасный человек согласился отпустить мальчика без...

– Ник? – В переменчивых отблесках пламени камина Алеку показалось, что Джулия покраснела.

– Мы встретились совершенно случайно – он проходил недалеко от библиотеки Хукхема, и...

Ник. У библиотеки. И его жена наедине с негодяем.

– Мой кузен ни разу в жизни не посещал библиотеку. Джулия недоуменно подняла брови.

– Ну, значит, сегодня решил зайти, и это оказалось очень кстати. Эдмунд не хотел драться, но леди Бирлингтон очень переживала из-за...

– Подождите. – Алек потер висок. – Пожалуйста, начните с самого начала и расскажите мне все.

– Леди Бирлингтон и Эдмунд находились в библиотеке, когда на улице появился мальчик – он от кого-то убегал. Потом из-за этого мальчика опрокинулась повозка, и кочаны капусты раскатились по всей улице. Движение остановилось, началась суматоха, и трубочист...

Алек зачарованно следил за движением ее губ. Ему нравилось, как она рассказывала – уверенно и подробно, как будто доставала слова из каких-то запасников. Его прагматичная Джулия. И откуда, ради всего святого, у нее такие обворожительные чувственные губы? Может, они являются воплощением страстной натуры мисс Франт?

Виконту очень мешало отсутствие подлокотников у кресла: ему было совершенно некуда девать руки; однако, приложив значительные усилия, он все же заставил себя слушать.

– ...А потом трубочист оскорбил леди Бирлингтон, и она потребовала, чтобы Эдмунд вызвал его на...

Леди Бирлингтон настаивала на том, чтобы Эдмунд вызвал трубочиста на дуэль? Нет, определенно это выпитое бренди мешает ему верно воспринимать информацию.

– И трубочист обозвал ее старой вороной. – Джулия склонила голову набок, вьющийся кончик жгута ее волос разбился на отдельные прядки, которые, словно рыжеватые змейки, поблескивали на белой материи. – Леди Бирлингтон очень рассердилась. Не могу сказать, чтобы я винила ее за это. Я бы на ее месте тоже очень рассердилась.

– И все это произошло на Бонд-стрит прямо перед библиотекой?

Джулия, будто вдруг заинтересовавшись кончиком своего жгута, принялась усиленно теребить его.

– Ну да.

– Черт! Мэдди должна была позаботиться, чтобы этого не произошло! А Эдмунд! Каков болван! Я ему при встрече скажу пару ласковых слов.

Глаза Джулии заблестели.

– Эдмунд пытался отговорить леди Бирлингтон. – Она явно заколебалась. – Но Ник опроверг все его возражения.

– Уверен, что так оно и было, – резко ответил Алек. – Как понимаю, Эдмунд, словно круглый идиот, сегодня на рассвете встречается с этим трубочистом?

– Нет, трубочист схватил Эдмунда за лацканы сюртука, а потом сбил его с ног...

Виконт на мгновение закрыл глаза, представив, какое удовольствие происходящее доставило его кузену.

– Кто, кроме Ника, присутствовал при этом?

– Тетушка Мэдди сказала, что она узнала Амелию Корнуолл.

– Сие означает, что еще до утра об этом узнает весь город. – Алек потер шею, тщетно желая подольше не расставаться с алкогольным дурманом.

Джулия сложила руки на коленях, и это сразу же отвлекло его от беспокойных мыслей. Как он хотел стать перчаткой на ее руке! А еще он хотел...

– Потом, – неожиданно произнесла Джулия, – я его ударила.

Алек вздрогнул.

– Кого?

– Трубочиста. Но всего лишь один раз, – сказала она с явным сожалением. – Мне нужно было бы ударить его еще, но я подумала об этом слишком поздно.

– О Боже. – Алек не верил своим ушам. – Боже мой. Вы ударили трубочиста перед библиотекой!

– Вы должны быть благодарны Нику за то, что он там оказался. Ник, конечно, был не прав, понуждая Эдмунда к драке, но зато он расплатился с трубочистом. Все могло бы быть гораздо хуже...

– Куда уж хуже!

Лицо Джулии вмиг покрылось румянцем, причем покраснели не только ее щеки, но и лоб.

– Этот человек мог выдвинуть обвинения – ведь Эдмунд ударил его первым, – но Ник, слава Богу, выкупил мальчика. – Она вздохнула. – Мне нужно было бы самой подумать об этом, но я не успела. Я тогда очень разозлилась. – Она остановила на муже взгляд темных глаз. – Как вы видите, в этом случае винить вашего кузена совершенно не за что.

«Какого черта он там делал?» – со злостью подумал Алек.

Джулия наклонилась к нему.

– Алек, мне очень жаль, что я потеряла выдержку, но... Если бы вы только видели его: на ногах ожоги, все тело в синяках... – В ее глазах заблестели слезы.

– У Ника? – изумился Алек.

– Да нет же! У мальчика, которого мы спасли от трубочиста. Я как раз хотела поговорить с вами об этом... и о вашем кресле. – Джулия сделала глубокий вдох. – Видите ли, нам нужно было вымыть Мака и...

– Подождите. Какой еще, к черту, Мак?

– Так зовут мальчика. Имя не очень-то благозвучное, но оно ему подходит. Никогда еще не видела более грязного ребенка.

Алек подозрительно взглянул на свое сломанное кресло.

– Как я теперь понимаю, он не захотел мыться и поэтому счел необходимым сломать мое кресло?

– Он не ломал ваше кресло, но... – Джулия вздохнула и посмотрела на камин. Между серебряным подсвечником и позолоченными часами явно недоставало какого-то предмета. – Он очень сокрушался из-за вашей вазы.

– Не сомневаюсь. – Алек еле сдерживался, хотя он никак не мог припомнить, какое именно сокровище хранила миссис Уинстон на этом месте. Невероятная любовь экономки к бесполезным безделушкам служила источником его постоянного раздражения.

32
{"b":"49","o":1}