ЛитМир - Электронная Библиотека

Поцелуй длился до тех пор, пока ее тело под его руками не стало мягким словно воск и она не начала задыхаться. Тогда, теряя остатки самообладания, виконт отпустил ее и, немного пошатываясь, отошел в сторону.

Джулия опустилась в неповрежденное кресло и откинулась на его спинку. С трудом отдышавшись, она упрямо взглянула на него.

– Ну вот. Я заплатила по счету. Теперь Мак останется здесь.

Итак, она снова отвергала его.

Алек отвернулся; все его тело болело, словно от ушибов. Пытаясь успокоить свое гулко бьющееся сердце, он медленно сел.

– Вы только начали платить по счету, сударыня. Пока этот уличный мальчишка будет находиться в этом доме, вы будете оплачивать каждый день его пребывания здесь.

Джулия замерла.

– Каждый день? – Голос ее вдруг охрип и зазвучал мягко, как бархат.

Алек не решался ответить. Он просто смотрел на нее, смотрел на белую гладкую кожу шеи, на округлый контур груди, на се длинные ноги, контуры которых так явственно выступали под пеньюаром.

– Назад дороги нет, Джулия. Отныне я имею право целовать вас, когда и где мне будет угодно.

Ее глаза яростно сверкнули.

– А вы еще осуждали вашего кузена! Ник по крайней мере джентльмен...

Проклятый Ник! Ему потребовалось всего лишь швырнуть монету, и он уже для нее просто ангел во плоти. Алеку же придется терпеть этого проклятого мальчишку в своем доме, лишь бы удовлетворить представления Джулии о милосердии.

На одно ужасное мгновение у него мелькнула мысль отказаться от наследства, вернуться к своей прежней жизни, следуя дальше дорогой греха с дамами полусвета, и пусть Ник владеет всем.

Но нет, он не мог так поступить! Может быть, он негодяй и повеса, совершенно беспринципный человек, но у него есть своя гордость. А это значит, что весь год Джулия останется с ним рядом.

– Вы ничего не знаете о моем кузене.

Джулия повернулась и, пройдя перед камином, направилась к двери. На какое-то мгновение ее изящные ноги и темный треугольник между бедер проступили сквозь ставшую прозрачной ткань.

Сердце Алека бешено застучало. Имеет ли эта женщина хоть малейшее представление о том, какое впечатление она производит на мужчин? «Нет, конечно, нет», – сказал он себе угрюмо. И в этом была еще одна проблема брака со столь деятельной женщиной.

Джулия подошла к двери, рывком открыла ее и вышла, не оглянувшись. Дверь захлопнулась, и Алек, опустошенный, откинулся в свое]м разломанном кресле и начал кисло разглядывать потолок, ожидая, когда сердце хоть немного успокоится.

Его единственная надежда – убедить Джулию, что он достоин ее внимания. Но как мог добиться этого человек, который только что доказал, что он – самое ужасное чудовище на земле?

Виконт потер кулаком лоб, проклиная свои необузданные желания и порывистый характер. Все-таки в этот вечер произошло и кое-что хорошее: Джулия согласилась, что он будет целовать ее каждый день. Алек слегка улыбнулся. Да, каждый день она будет в его объятиях, а значит, начало было положено.

Внезапно будущее представилось ему в более радужных тонах. Тихо вздохнув, он встал, подошел к камину и тщательно наполнил все стаканы, стоявшие на подносе.

Ему нужно как-то предотвратить постоянное вмешательство Ника. Прошло всего две недели после свадьбы, а он уже устроил компрометирующую ситуацию. Может, Джулия и думает, что его кузен невинен, словно котенок, но Алек знал его достаточно хорошо. Ник ничего не делает просто так.

Поставив стаканы в ряд, Алек поднял первый и быстро опустошил его. Скоро, на удивление всего великосветского общества, его жизнь круто изменится: в этом сезоне он предстанет перед всеми самым преданным мужем на свете!

Алек взял следующий стакан и так же быстро выпил крепкий напиток. Слава Богу, он может себе позволить хорошее бренди. И он обязательно выпьет все, до последней капли.

Глава 13

Взяв шляпку, Джулия тихонько приоткрыла дверь и внимательно посмотрела на дверь в комнату Алека, расположенную напротив. Оттуда не доносилось ни звука. Испытывая одновременно чувство облегчения и разочарования, она бесшумно выскользнула из комнаты и на цыпочках прошла по узкому коридору.

Ее не удивило, что Алек еще спал: когда она накануне вечером заходила к нему в библиотеку, он был сильно навеселе. Выпитое бренди отразилось на его эмоциях и поведении, что было заметно по чрезмерному блеску его серебристых глаз и по тому, как он буквально пожирал ее взглядом, словно он был волком, а она – овечкой. Джулия постаралась, не обращая ни на что внимания, оставить в доме Мака, и это была ее первая ошибка. Вторая заключалась в том, что она забыла, как глупо начинает себя вести, когда Алек находится рядом. А когда он ее поцеловал... При воспоминании об этом она затрепетала, ощутив, как ее наполняет предательское чувство блаженства.

Закрыв глаза, Джулия наслаждалась счастливым воспоминанием, как вдруг до нее донесся звук скрипнувшей где-то двери, и она, вздохнув, заставила себя сосредоточиться на первоочередной задаче – как выйти из дома, не привлекая внимания излишне ревностных слуг виконта. После прошедшей ночи ей требовалось время, чтобы разобраться в своих чувствах, которые проснулись в ней от поцелуя ее безнравственного мужа.

Джулия перегнулась через перила и посмотрела на входную дверь. В воздухе кружились пылинки;»они вспыхивали золотыми искорками на фоне темной обшивки перил. Яркий солнечный свет падал на начищенный до блеска паркет в прихожей, отчего над ним витал слабый приятный запах воска.

Откуда-то снизу донесся голос миссис Уинстон – она просила Барроуза принести ей поднос для завтрака.

Не теряя больше времени, Джулия надела на запястье шнурок от ридикюля и, легко сбежав по ступенькам, выскользнула на улицу.

Утро выдалось на удивление безоблачным и ясным. Осторожно закрыв за собой тяжелую дверь, Джулия подставила лицо теплым солнечным лучам. Весело щебетали птицы, деревья шумели молодой листвой, раздавался мерный стук конских копыт по мостовой. День показался ей просто чудесным.

Улыбнувшись, Джулия надела соломенную шляпку и взялась за яркие вишневые ленточки, намереваясь завязать их в бант под подбородком. Единственное, что могло бы сделать этот день еще более замечательным, так это присутствие Алека с его требованием поцелуя.

Если снова закрыть глаза, можно представить, как он ее целует там, где солнце ласково греет щеку, – целует до тех пор, пока у нее не перехватывает дыхание...

– Довольно, – пробормотала Джулия и расправила на плечах кружевную испанскую шаль. – Тебе лучше всего вообще забыть о том, что произошло прошлой ночью!

Джулия вздохнула и принялась завязывать ленты шляпки, ругая себя за глупую привычку желать того, чего у нее нет.

– И куда же вы направляетесь в этот чудесный солнечный день? – внезапно раздался около нее звучный мужской голос, сразу прервавший ее грезы.

Джулия так и замерла, держа ленты в руках: рядом с ней стоял фаэтон, с которого ей улыбался Алек. Надвинутая низко на глаза шляпа бросала тень на его красивое лицо; свежевыбритый и безупречно одетый, он выглядел обольстительным, грешным и опасным.

Первым ее желанием было повернуться и убежать домой, где она смогла бы переодеться в новое муслиновое платье вишневого цвета, которое купила на днях. Боже, ну почему ей взбрело в голову именно сегодня надеть это полосатое зеленое платье из батиста?

Встретившись с его вопросительным взглядом, Джулия покраснела.

– Я думала, вы еще спите...

– И поэтому решили тайком сбежать из дома?

– Я никогда ни от кого не сбегаю.

Виконт поднял брови, изобразив вежливое недоверие. Солнце освещало чувственный изгиб его губ – тех самых губ, которые вчера так страстно ее целовали, завладев всеми ее мыслями, каждым ее вздохом и оставив после себя дурманящий вкус.

Джулия заметила, что завязала ленты гораздо туже, чем следовало, и быстро ослабила их.

– Мне просто не хотелось беспокоить прислугу...

34
{"b":"49","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Время желаний. Как начать жить для себя
Гребаная история
Сплетение
Розы мая
Око Золтара
Поцелуй тьмы
Долгое падение
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Мрачное королевство. Честь мертвецов