ЛитМир - Электронная Библиотека

– Действительно, это так; но земли графа Ковингтона граничат с нашими. Для моего деда этого оказалось более чем достаточно.

Джулия попыталась побороть в себе чувство облегчения, которое она ощутила, узнав, что красавец виконт вовсе не влюблен в Терезу.

– И кто же может унаследовать деньги вместо вас?

– Мой кузен, Ник Монтроуз.

– Новый граф Бриджтон? Он совсем недавно о чем-то секретничал с Терезой. – Джулия машинально выпила глоток пунша и, осознав это, нахмурилась. – Меня не удивит, если они действуют заодно. Простите, что говорю вам это, но Тереза всегда хотела стать графиней, а ваш титул, хоть и хорош сам по себе, все же не может сравниться с графским.

Алек с такой силой сжал пальцы руки, лежавшей на подлокотнике стула, что Джулия вздрогнула.

– Будь они прокляты! – вскричал он и залпом выпил все, что оставалось в его кружке. – Гореть им в аду за все, что они натворили!

Джулию передернуло. Если он напьется, то для того чтобы привести его в чувство, простого пинка по голени будет уже явно недостаточно. Если она ничего не предпримет, то виконт скоро опорожнит всю чашу.

Она взяла кружку и сделала еще один большой глоток. Теплые ароматные струйки пара подействовали на нее умиротворяюще, а запахи корицы и гвоздики возбуждали аппетит.

Ей придется выпить содержимое этой кружки, раз нет другого выхода, – тогда виконту достанется на целую кружку меньше. Ром вмиг согрел ее с головы до пят и, словно вихрь, перемешал все мысли в голове.

«Боже, что со мной происходит!» – только и успела она подумать.

Виконт, занятый своими мыслями, заметил усилия Джулии, только когда она собралась сделать еще один глоток.

– Осторожно! Этот напиток крепче, чем может показаться сначала.

– Я уже вполне взрослая, лорд Хантерстон, и достаточно хорошо знаю жизнь.

– Не сомневаюсь. – Алек насмешливо улыбнулся. – Вы, наверное, знаете в Лондоне все злачные места.

Джулия намеренно проигнорировала его саркастический тон и храбро сделала еще один глоток.

– Общество помощи нуждающимся женщинам имеет достаточную информацию...

– Боже всемилостивый! – Виконт чуть не подскочил. – Так вы реформистка?

– Называйте это, как хотите. Я работаю в Обществе, чтобы улучшить положение тех, кто страдает от бедности.

– А что, мисс Франт, вы можете знать о бедности?

Джулия, не выдержав, вздохнула. После смерти родителей ей таки пришлось столкнуться лицом к лицу с суровой действительностью. При воспоминании о тех днях у нее даже заболел желудок, но все же ей удалось спокойно ответить:

– Я знаю вполне достаточно, чтобы понимать, к чему это может привести.

Виконт громко рассмеялся, и его смех гулко отдавался в маленькой комнате.

– Мы с вами составляем прелестную пару, не так ли, мисс Франт? С одной стороны – вы, которая всеми силами стремится помогать другим людям, но не имеет для этого средств. С другой стороны – я, который хочет помочь исключительно себе, но так же безуспешно.

Джулия пожала плечами, постаравшись скрыть за этим жестом ощущение болезненного укола ее самолюбию.

– Я делаю что могу. – Она взглянула на свою кружку и подивилась увиденному – пунша в ней почти не осталось. Она пытливо всмотрелась в дно, потом неохотно оторвалась от этого занятия и переключила свое внимание на виконта. – Вы встречались с душеприказчиком?

– С целой дюжиной. Проклятые кровососы! – С горькой усмешкой он поднялся и снова наполнил кружки. – Все кончено. Дело проиграно.

Когда он передавал кружку Джулии, их пальцы соприкоснулись, и через тонкие перчатки она почувствовала тепло его руки. В ее жилах мгновенно запылал огонь.

Чтобы успокоить отчаянно забившееся сердце, Джулия снова пригубила пунш, и это сразу приободрило ее. Теперь она чувствовала, что может справиться с любой проблемой. Неудивительно, что ее отец так верил в лечебные свойства рома.

«Не пробовал ли кто-нибудь разливать этот напиток в бутылки для продажи?» – вдруг подумалось ей.

– Не может быть, чтобы вам никак нельзя было помочь! – громко заявила она.

В этот раз его смех был по-настоящему искренним.

– Как видно, все американцы считают, что на свете нет ничего невозможного, верно, мисс Франт?

– Меня с детства учили говорить правду и уважать труд, лорд Хантерстон.

– Следовательно, вы являетесь полной противоположностью Терезе, вы согласны со мной? – Виконт подошел к камину и прислонился к нему плечом; его глаза заискрились серебристым блеском.

Джулия с оттенком сожаления взглянула на свои слишком большие для леди ступни. Она почти не завидовала своей красавице кузине, и знаки внимания со стороны самого известного в Лондоне волокиты также не должны были бы стать предметом ее зависти. Но все же в нем угадывалось нечто – небрежность улыбки, задумчивость взгляда, – что вызывало у нее горячее стремление узнать о виконте побольше.

Как бы угадав ее мысли, он беспокойно вздохнул.

– Нам пора возвращаться в Лондон.

Его слова на какой-то миг вызвали у нее панику. Как только они покинут эту уютную комнату, все вернется на круги своя. Виконт снова станет недосягаемым, немного пугающим Дьяволом Хантерстоном, а она опять погрузится в скуку повседневной жизни простой компаньонки.

Джулия снова торопливо отхлебнула из своей кружки.

– Я хочу еще пунша.

Виконт удивленно поднял брови, но все же согласился. Возможно, уже завтра он не сможет позволить себе такую роскошь.

Он подошел к столу, придвинул к нему скамью и изящно поклонился:

– Не желаете ли присоединиться, мисс Франт?

Джулия встала, удивленно заметив, что комната как-то странно изменилась и по ней стало трудно передвигаться. По счастью, ей удалось подойти к столу, не задев ни одного качающегося предмета, и она, сев рядом с виконтом, протянула ему кружку.

– О, да тут ничего не осталось! – Он разлил остатки по кружкам, потом взял чашу и, накинув пальто, пошел к двери, но вдруг остановился и похлопал себя по карманам. Нахмурившись, он достал изрядно помятый документ и бросил его на стол.

– Мне это уже не понадобится.

Джулия сидела, положив подбородок на край кружки, с наслаждением вдыхая пряный аромат. Ей было тепло и уютно. Маленькая гостиная стала еще милее и интимнее. Она смущенно взглянула на профиль виконта, отметив длинные ресницы и гордый изгиб губ. Потом поправила очки и, щурясь, приступила к изучению документа.

– Это разрешение на регистрацию брака, – глуповато улыбаясь, произнесла она.

В нижней части документа изящными буквами было выведено имя: «Алек Чарлз Маклейн, виконт Хантерстон». Джулия беззвучно повторила про себя его имя и сделала еще один небольшой глоток. В этот раз пунш показался ей более сладким. «Должно быть, хозяин забыл его взболтать», – решила она, от души наслаждаясь необычным вкусом, затем снова вернулась к документу:

– Вы не написали здесь имя Терезы.

– У меня не было времени, чтобы узнать полное имя, поэтому я просто написал «мисс Франт». – Виконт пожал плечами. – Этого оказалась достаточно. Архиепископ ни о чем не спросил.

Джулия подумала, что он добавит что-нибудь еще, но Алек замолчал, углубившись в воспоминания. Казалось, он вовсе забыл о ней. Она вздохнула и поставила кружку на слегка помятый документ. Может, тепло нагретого металла разгладит его.

Отец всегда приучал ее к аккуратности. Она задумчиво улыбнулась. После его смерти прошло уже более пяти лет, но не было ни дня, когда бы Джулия не вспоминала о нем: она очень ценила умение отца смотреть в корень проблемы и находить единственно правильное решение. Тереза, напротив, имела скверную привычку посмеиваться над своим отцом, что чрезвычайно раздражало Джулию. Она знала, что отец в свое время уехал из Англии, несмотря на высокое положение в обществе, которое должен был занять. Тогда он действовал, исходя из самых благородных побуждений. Он был влюблен.

Любовь.

Это слово, словно молния, пронеслось у нее в голове.

– Я знаю, как вам помочь, – твердо сказала Джулия, удивляясь самой себе.

4
{"b":"49","o":1}