ЛитМир - Электронная Библиотека

Джулия пристально взглянула Нику в глаза:

– Как вы познакомились с этой женщиной?

Он поймал одну из ленточек ее шляпки и потянул за нее, медленно развязывая большой бант.

– А вы как думаете?

Джулия выдернула ленту из его ладони.

– Так вы и есть тот самый человек, который делает ей эти предложения?

Николас галантно поклонился.

– Не очень-то это по-рыцарски с вашей стороны.

– Я готов ей хорошо заплатить.

Джулия смерила его жестким взглядом.

– Почему вы вес это мне рассказываете, Ник? Ведь вас совершенно не заботит судьба этой девушки.

– Если бы я не думал, что вас развлечет спасение еще одной заблудшей души, я бы не стал вас беспокоить и, обесчестив ее, бросил погибать, а сам отправился на поиски следующей жертвы. – Он достал из кармана перчатки и надел их. – Все это осуществить пока еще в моих силах, тем более что она восхитительно лакомый кусочек.

Джулия нахмурилась.

– Великодушие вам не свойственно. У вас есть другая причина для подобных поступков, и вы вряд ли мне расскажете о ней, даже если бы я вас попросила.

– Да, это так. – Ник взял ее руку и запечатлел на ней долгий поцелуй. – Мне пора идти. Пожалуйста, передавайте кузену от меня пожелание всего наилучшего.

Он раскланялся, приподняв шляпу, и не спеша удалился.

Несколько женщин, проходивших в это время по улице, остановились, откровенно его разглядывая, но Николас не обратил на них ни малейшего внимания.

Хотя Джулия не сомневалась, что его просьба не сулила ей ничего хорошего, она никогда не отступала перед препятствиями; решив, что не отступит и на этот раз, она положила карточку в ридикюль и поспешила к Джонстону, поджидавшему ее у кареты.

Глава 19

Джулия села за стол красного дерева, стоявший у Алека в кабинете, и раскрыла книгу счетов. Тщательно выбрав перо, она целый час посвятила кропотливой работе, страница за страницей медленно пробираясь сквозь дебри цифр, старательно разбирая почерк викария и записывая в графы исправленные итоговые данные. Спустя некоторое время у нее даже начала болеть шея, но она упорно продолжала трудиться.

Завершив примерно четверть работы и записав очередной итог, она оторвала перо от бумаги; и в тот же миг капля чернил упала на страницу, закрыв только что тщательно выписанную цифру.

– Проклятые счета! – раздраженно пробормотала Джулия и хмуро взглянула на исписанное перо.

– Вот как? И что же это было?

Позади нее, прислонившись к дверному косяку, одетый в нарядный смокинг и панталоны до колен – форму одежды, необходимую для поездки в «Олмакс», стоял виконт. Джулия обернулась и взглянула сначала на него, а потом на позолоченные бронзовые часы. – Неужели уже восемь часов?

– Больше восьми. Леди Бирлингтон наверняка уже интересуется, куда мы подевались. – Оторвавшись от двери, Алек подошел к жене. – Неужели работа настолько завладела вашим вниманием, что вы забыли о времени?

Джулия вздохнула.

– Викарий Эштон попросил меня проверить его записи, но я совершенно не уверена, исправляю я их или только больше запутываю.

Алек наклонился вперед и заглянул в книгу. Положив одну руку на спинку стула, он оперся другой рукой о стол, прикоснувшись при этом бедром к ее плечу, и до Джулии донесся слабый аромат сандалового дерева.

В тот же миг ей стало не по себе, и она быстро выпрямилась. Если она от него не отодвинется, то рискует превратиться в настоящую идиотку, которая не в состоянии связать и двух слов.

– Не думаю, что хорошо разбираюсь в этом деле, однако викарий считает, что оно мне по плечу. – Джулия взглянула на забрызганную чернилами страницу. – Боюсь, он ошибся.

Алек повернул книгу к себе, чтобы получше ее рассмотреть, и нечаянно задел ее при этом рукавом по щеке.

– Возможно, вы правы. Давайте посмотрим, что здесь требуется сделать.

Непослушными пальцами Джулия заложила за уши несколько выбившихся прядей волос, напомнив себе, что такие случайные прикосновения стали довольно частыми и ей пора бы уже к ним привыкнуть. Но она не смогла сопротивляться желанию придвинуться к нему чуть ближе, и ее щека снова коснулась его руки. В этот миг она даже задержала дыхание, но Алек, казалось, ничего не заметил и продолжал стоять не шелохнувшись, явно поглощенный цифрами.

Ощутив тепло его руки, Джулия закрыла глаза, наслаждаясь этими драгоценными мгновениями.

Спустя некоторое время его неподвижность показалась ей неестественной. Раскрыв глаза, Джулия, волнуясь, подняла взгляд на его лицо: Алек молча смотрел на нее потемневшими глазами, в которых угадывалось вполне определенное желание.

– Я приберегал свой сегодняшний поцелуй на возвращение домой, но, если желаете, я мог бы подарить его вам прямо сейчас.

Сгорая от стыда, она еле смогла выговорить:

– Нет, благодарю вас.

Улыбаясь, виконт наблюдал за ней из-под полуприкрытых век, затем опять наклонился над записями в книге.

– Вот эти данные следует указать в другой графе. – Алек открыл ящик стола и, достав из него большую книгу в кожаной обложке, положил перед ней. – Позвольте мне показать вам, дорогая, как следует вести записи такого рода. Если вы будете в эту графу заносить данные о своих доходах и расходах, то вам удастся избежать многих ошибок. По мере поступления счетов и их оплаты вы перенесете данные из одной графы в другую. Таким образом в любой момент вам без труда удастся определить, сколько именно вы должны и кому.

В его книге счетов не было ни единого чернильного пятнышка; каждая цифра, выписанная аккуратным красивым почерком, стояла на своем месте. Джулия с замиранием сердца разглядывала ровные ряды цифр.

– Мне никогда не удастся добиться, чтобы наши книги выглядели подобным образом. Думаю, нам придется нанять кого-нибудь для этой работы. – Просто поразительно, как ничтожно мало она смогла сделать для Общества за последние недели. У нее совсем не оставалось времени для работы с подопечными женщинами, и она надеялась, что хотя бы здесь сможет чем-то помочь.

Рука Алека легла ей на плечо, его пальцы начали слегка поглаживать ее обнаженную кожу, отчего беспокойство Джулии стало возрастать.

– Если кто-нибудь и сможет добиться, чтобы ваше Общество приносило какую-нибудь пользу, Джулия, то это только вы.

От его слов веяло спокойной уверенностью. На глазах у Джулии выступили слезы. Ей еле удалось удержаться от того, чтобы в порыве благодарности не броситься к нему на грудь.

– Когда вы научились вести эти книги? – Она откашлялась.

После секундного колебания Алек убрал руку с се плеча.

– Мой дед был уверен, что у меня есть некоторые способности. По его мнению, человек, доверивший другому вести свои денежные дела, заслуживает то го, чтобы его обманули.

– В этом он очень похож на моего отца, всегда твердившего маме, что нельзя доверять первому встречному. Она обычно посмеивалась и возражала, говоря, что даже Иисус предпочитал общество простых людей, а не святош.

Улыбка на ее губах затрепетала и погасла. Временами Джулия непереносимо скучала по своим родителям. Сняв очки, она вытерла слезы тыльной стороной ладони.

– Дорогая, что с вами?

Она снова водрузила очки на нос.

– Просто подумала об этой жуткой путанице в счетах...

– Я мог бы попробовать выяснить, что вас так беспокоит в них, – предложил он.

– Спасибо. Терпеть не могу оставлять дела незаконченными.

Внимательно взглянув па нее, Алек дал ей свой носовой платок и, пока она прочищала нос, не отрывал от нее глаз.– Итак, вы согласны, чтобы я просмотрел ваши записи? А вы тем временем сможете переодеться.

Джулия подняла на него недоверчивый взгляд.

– Вы можете их исправить?

Виконт усмехнулся.

– Да, если у вас есть сами счета.

– Я могу завтра взять их у викария. – Джулия горестно взглянула на результат своих трудов. – Эту работу нужно закончить к пятнице, так что вам придется поторопиться.

47
{"b":"49","o":1}