ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы потратили очень много времени, решая, какую работу предложить нуждающимся женщинам. – Она засмеялась прелестным грудным смехом. – Мы даже подумывали о создании колбасного производства.

– Боже правый! – Только теперь Алек осознал, какой опасности ему удалось избежать.

– Мы наймем для преподавания настоящих профессионалов, таких как миссис Уинстон и Барроуз, и будем платить им за обучение. Возможно, мне стоит пригласить нескольких представителей высшего общества, чтобы они убедились, как хорошо справляются наши слуги, а потом...

– Пригласить их? Пригласить их куда?

Она обратила к нему смущенное лицо.

– Сюда, конечно.

Алек захлопнул книгу.

– Джулия, вы не можете переносить работу вашего Общества в этот дом.

– Но кто-то должен оказать помощь нашему проекту, и это вполне могу быть я.

Виконт резко встал из-за стола.

– Это вызовет скандал!

– Никакого скандала не будет. Нам нужно всего лишь найти одну или двух благовоспитанных женщин и научить их...

– Они не являются благовоспитанными женщинами. Это проститутки и воровки, и вы не в силах этого изменить.

Джулия упрямо взглянула на него.

– Они – женщины, которые жаждут перемен, поверьте. Просто им приходилось заниматься этим, чтобы выжить.

На секунду виконт почувствовал угрызения совести, чем-то похожие на ревность. Как было бы чудесно, если бы она вверила ему свое сердце с таким же пылом, с каким занималась благотворительной деятельностью!

Вздохнув, он снова сел и откинулся на спинку стула.

– Я не утверждаю, что эти женщины не заслуживают сострадания, но... Нельзя постоянно навязывать высшему обществу свои проекты – это не может не вызвать раздражения, поймите...

– Наше Общество...

– Ваше Общество знает вас как Джулию Франт, а не как виконтессу Хантерстон. – Алек нахмурился. – Должно быть, я сошел с ума, разрешив вам это. Если бы я знал, что вы зайдете так далеко, я бы с самого начала наложил запрет на ваше сотрудничество с Обществом.

Джулия поднялась, се глаза метали молнии.

– Это просто невыносимо... – Она невольно сжала руки в кулаки.

Однако Алек был возмущен не меньше. Уже через месяц закончится сезон, а значит, подойдет к концу основной период их жизни на виду у великосветского общества. Они были слишком близки к успеху, чтобы теперь 254 рисковать всем.

Он решительно отодвинул свой стул.

– Допустим, ваше Общество решит пойти этим путем, Джулия, но это будет уже без вас. Цена слишком высока. Если мы лишимся денег, вы уже никому не сможете помочь.

Услышав эти слова, Джулия замерла, а Алек снова сел и придвинул к себе книгу счетов.

– Переодевайтесь, сударыня: леди Бирлингтон давно ожидает нас в «Олмаксе». Вход прекращается в одиннадцать часов.

Ответом ему была мертвая тишина, но виконт заставил себя смотреть прямо перед собой на лежащую перед ним книгу; при этом он сжал перо так крепко, что оно согнулось.

В конце концов, когда он уже подумал, что не дождется ответа, Джулия холодно произнесла:

– Я буду готова через полчаса. – Шурша розовым муслином, она исчезла за дверью.

Как только дверь за ней затворилась, Алек отшвырнул поломанное перо и провел рукой по волосам. Он почти не сомневался, что победил в этом противостоянии, основанном на простой логике, и теперь Джулия не объявит ему войну.

Тяжело вздохнув, он отодвинул от себя книгу и задумался. Жизнь с Джулией была наполнена неожиданными поворотами – пусть и не всегда приятными, и с ней ему никогда не приходилось скучать. Она перевернула вверх дном весь дом, наполнив его уличными мальчишками и уволив шеф-повара. Словно играючи она скользила от одного чуть было не разгоревшегося скандала к следующему, так что Алек никогда не знал, что готовит ему каждый новый день.

И вот сегодня вечером ему удалось поставить ее на место. Он подумал об этом с удовлетворением, гордясь своей выдержкой и твердостью. Джулия преподнесла ему свою очередную диковинную идею, и он сказал ей «нет», как и подобает мужу. Странное чувство триумфа переполняло его, и тем не менее...

Алек подозрительно взглянул на дверь. Внезапная уступчивость Джулии внушала ему некоторые сомнения, интуиция говорила, что ее последнее слово еще не сказано.

Глава 20

Чилтон убрал аккуратную стопку накрахмаленных шейных платков в гардероб; при этом лицо камердинера выражало крайнее неодобрение.

– Белье на этот раз слишком накрахмалено. – Он бросил выразительный взгляд на Алека. – Конечно, миссис Уинстон приходится заниматься всем сразу, и неудивительно, что подобное иногда случается...

Не отвечая, Алек спокойно продолжал завязывать шейный платок перед зеркалом: у него имелось достаточно своих забот, чтобы проявлять беспокойство из-за каких-то мелочей. К тому же Чилтон всегда преувеличивал их значение.

Джулия оставалась заметно холодна с ним после их размолвки; по пути в «Олмакс» она не произнесла ни слова. В последующие дни она также намеренно игнорировала его присутствие. После их ссоры прошла уже почти неделя, а его упрямая жена до сих пор не выказывала готовности смягчиться. Алека это не удивляло. Джулия была сильной независимой женщиной, и признание своего поражения не могло ее не раздражать.

Приколов сапфировую булавку к складкам шейного платка, он улыбнулся своему отражению в зеркале. Джулия могла всю неделю сохранять ледяное молчание, но она не в состоянии контролировать свою реакцию на его прикосновения.

Конечно, он приложил большие усилия, чтобы каждый поцелуй стал вершиной соблазна, – это, с одной стороны, все больше укрепляло его самообладание, а с другой – разжигало ее страсть и намерение достичь апогея удовольствия. Сегодня ему удастся увидеть, может ли он пойти дальше, чем простой поцелуй, превратить ее злость и раздражение в жаркое пламя страсти.

Негромко напевая себе под нос, виконт стал застегивать жилет и тут услышал, как Чилтон с громким стуком захлопнул дверцу гардероба.

– Милорд, я должен вам кое-что сказать. Весь дом гудит, и это становится нестерпимым. Так продолжаться больше не может, иначе я... – Он замолчал, не в силах закончить фразу; его лицо исказилось, словно от душевной боли.

– Вы хотите оставить службу, Чилтон?

– Нет, милорд. Я бы никогда не покинул свой пост! – Камердинер немного помолчал и добавил: – Независимо от количества вульгарных особ, допущенных в ваш дом.

Алек надел пальто, поданное камердинером, и, разгладив рукава, взглянул на Чилтона.

После явной душевной борьбы тот выпалил:

– Дело в новой горничной, сэр. Леди Хантерстон привезла ее вчера днем, но она совершенно ни к чему не пригодна. Необходимо что-то предпринять.

«Ах вот оно что – на службу поступила новая горничная Джулии и оскорбила Чилтона в его лучших чувствах». Почему-то эта мысль развеселила Алека. Чтобы подзадорить щепетильного Чилтона, он заметил:

– Ее наняла леди Хантерстон. Та еще штучка, не правда ли?

Чилтон укоризненно взглянул на него.

– Я бы осмелился высказать предположение, что это мнение разделяют многие. Тем не менее ее поведение ставит вопрос о... – Он внезапно замолчал, кончик его длинного носа задрожал от возмущения.

Алека охватила смутная тревога. Джулия сообщила, что новая служанка не является подопечной их Общества, и все же...

Нахмурившись, он не стал более задерживать камердинера и пошел разыскивать жену.

В комнатах верхнего этажа Джулии не оказалось, поэтому Алек прошел в гостиную, где его внимание привлекла довольно необычная сцена: девушка, одетая в строгую черную униформу горничной, стояла на небольшом табурете и смотрела в окно.

– Прошу прощения...

Девушка, вздрогнув, обернулась, и на виконта взглянули огромные голубые глаза. Алек даже попятился. В полном противоречии с тем скромным образом, который он себе нарисовал заранее, новая служанка являлась олицетворением женской прелести: нежное лицо в форме сердечка обрамляли блестящие черные локоны, а темный цвет платья подчеркивал безукоризненность фигуры.

49
{"b":"49","o":1}