ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Склероз, рассеянный по жизни
Принц Дома Ночи
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Как перевоспитать герцога
Раунд. Оптический роман
Девушки сирени
Черепахи – и нет им конца
Хирург для дракона
Чистовик

Она снова покраснела.

– Нет, вовсе нет. Разве что небольшой дискомфорт, по всего лишь на мгновение. – Она склонила голову набок. – Так будет всегда?

Алек отрицательно покачал головой. Он занимался любовью с таким множеством женщин, что всех даже не помнил, и каждый раз получал и дарил удовольствие, но никогда не ощущал такого ошеломляющего освобождения, кактеперь с Джулией. Это было больше, чем просто физическое удовольствие, – их единение казалось всепоглощающим и проходило на таком уровне, о котором он и не мечтал и в который давно не верил.

Он поцеловал жену в подбородок.

– Каждый раз все происходит по-новому.

Ее глаза удивленно расширились.

– Каждый раз?

Алек улыбнулся и кивнул:

– Да, все лучше и лучше.

Взгляд Джулии немного омрачился, словно ее снедала какая-то забота. Она посмотрела на него долгим взглядом.

– Послушайте, я больше не хочу с вами воевать.

Алек не мог поверить, что она полностью капитулировала, но ведь это была его непредсказуемая Джулия.

Крепко прижав ее к себе, он рассмеялся:

– Тогда мы не будем воевать и заключим мир. Счастье все больше переполняло его. Утром Джулия наконец-то расстанется со своим Обществом, и они начнут совместную жизнь заново.

Удовлетворенно улыбнувшись, Алек поцеловал Джулию в лоб, и она крепче прижалась к нему.

Сжимая ее в объятиях, Алек попытался представить тот образец совершенства, который, по собственному признанию Джулии, заслуживал такого преданного обожания уже в течение нескольких лет, но никак не мог. Будь он проклят, если согласится спокойно смотреть на то, как его жена желает другого мужчину!

Словно почувствовав его мысли, Джулия вздрогнула во сне, и он, натянув покрывало поверх ее плеч и заботливо подоткнув его под подбородком, горько улыбнулся, оценив иронию своего положения. Долгие годы он флиртовал с бессчетным количеством чужих жен, ни разу не задумавшись об их мужьях; и вот теперь, лежа в постели с собственной женой, завидовал той единственной страсти, которая владела ею.

Джулия, вздохнув во сне, повернулась к нему лицом; покрывало соскользнуло, явив его взору очаровательную выпуклость ее бледной груди. Внезапное вожделение в один миг охватило Алека. Ему до боли захотелось заняться с ней любовью, когда она не думала ни о ком другом, и он заглянул в ее спящее лицо; но, увидев синеватые тени у нее под глазами, все же смог совладать со своим порывом.

Со вздохом сожаления Алек укрылся их общим покрывалом. У него еще будет достаточно времени, чтобы узнать, насколько глубока ее страсть. Закрыв глаза, он тут же провалился в глубокий сон. Где-то в глубине его угасающего сознания брезжила радостная мысль, что начиная с завтрашнего дня Джулия расстанется со столь ненавистной ему работой в Обществе.

Глава 23

Алека разбудил уличный шум: за окном проезжали экипажи, разносчики на разные голоса предлагали свой товар, слышались приветствия и чей-то оживленный разговор. Он нахмурился: окна его комнаты на улицу не выходят... Ну конечно! Он был не у себя, а в комнате жены. Сонно улыбнувшись, Алек протянул руку, чтобы привлечь Джулию к себе...

Однако его рука нащупала лишь смятые простыни и подушку. Он протянул руку дальше, до края кровати, но рядом с ним никого не оказалось.

Окончательно проснувшись, Алек приподнялся на локте и оглядел комнату.

Ночная сорочка Джулии – небольшая горстка кружев – все еще лежала на полу, ее пеньюар свисал с кресла, а вся комната выглядела до странности пустой. Наверное, Джулия вышла, чтобы заказать завтрак.

Мысль о том, что его жена наконец-то рассталась со своей чопорностью и решила принести ему завтрак в постель, показалась Алеку вполне воодушевляющей. Он повернулся на спину и заложил руки за голову. Прохладный воздух приятно щекотал обнаженную кожу. Несмотря на большое количество бренди, выпитого накануне, и на то, что он лег спать поздней ночью, Алек чувствовал себя таким бодрым и отдохнувшим, будто проспал целую неделю. Возможно, иметь такую жену, как Джулия, – женщину, которая считала себя обязанной обо всех заботиться, – было не так уж и плохо. Еще недавно он думал, что не входит в число людей, которых она окружила своей заботой, и мысль, что она решила уделить хотя бы часть своего внимания его скромной персоне, доставляла ему истинное удовольствие.

Уголок подушки щекотал его ухо. Алек поднял руку, чтобы отодвинуть ее, и тут же ощутил слабый аромат корицы и лимона. В то же мгновение перед его мысленным взором предстали стройные ноги Джулии. В его мозгу про-неслось воспоминание о том, как пылко Джулия отвечала на его страсть.

Начиная испытывать нетерпение, он нагромоздил подушки одна на другую у себя за спиной и натянул до колен тонкую простыню. Когда Джулия вернется, ему доставит огромное удовольствие еще раз доказать ей, как он ее любит.

За окном занималось великолепное летнее утро. Воздух был напоен звонкой свежестью, а солнечный свет уже рассеял ночные тени. Хорошее утреннее приключение обещало обеспечить прекрасное настроение на весь день. Воспоминания о минувшей ночи заставили Алека считать минуты в ожидании возвращения жены...

Однако прошла уже четверть часа, а Джулия все не появлялась. Куда же она запропастилась?

Алек огляделся в поисках чего-нибудь, чем бы он мог прикрыться. Простыню или одеяло ему пришлось бы обернуть вокруг себя раза три, и все равно остаток ткани волочился бы за ним, словно змеиный хвост, поэтому он поднял с пола кружевную сорочку и попробовал накинуть ее на бедра, но тонкая ткань больше являла взору, чем скрывала.

Бросив сорочку на пол, Алек схватил с кресла пышный пеньюар и обернул его вокруг пояса. Многочисленные складки вздыбились от его бедер почти до колен, но его это мало волновало.

Проклиная себя за то, что женился на деятельной независимой женщине, Алек тихонько приоткрыл дверь и оглядел коридор, моля Бога, чтобы поблизости не оказалось никого из прислуги, которая постоянно сует во все свой любопытный нос.

По счастью, коридор был пуст. Откуда-то со стороны лестницы слабо доносился голос миссис Уинстон, тревожа тишину раннего утра. Облегченно вздохнул и стараясь не шуметь, Алек раскрыл дверь пошире и, выйдя за порог, оыстро огляделся, надеясь обнаружить ночную сорочку, брошенную им вчера где-то здесь.

– Доброе утро, милорд. – В дверном проеме его комнаты стоял Барроуз и вежливо смотрел куда-то поверх его плеча. – Чилтон нашел вашу ночную сорочку сегодня утром, когда приносил вам воду для умывания. Я полагаю, он считает виноватым в этой оплошности пажа ее сиятельства.

Затянув потуже матерчатый узел на бедрах, Алек невольно поморщился.

– Скажите ему, что это я оставил ее здесь.

– Слушаюсь, милорд. М-м... Если вы уже закончили прятаться в коридоре, то, возможно, вы захотите позавтракать?

– Я не прячусь.

Дворецкий с сомнением оглядел его самодельную набедренную повязку.

– Как вам будет угодно, милорд.

– Вы видели леди Хантерстон?

– Да, сэр. Она уехала рано утром.

– И она сказала, куда направилась?

– Джонстон что-то ворчал про поездку в Уайтчепел, милорд. Осмелюсь предположить, что ваша жена поехала на одно из своих заседаний. – Дворецкий помолчал, а потом нерешительно добавил: – Ее сиятельство выглядела довольно рассеянной...

Так вот куда она делась! Алек ни капли не сомневался, что эта утренняя поездка окажется для Джулии совсем нелегкой. Учитывая ее большую роль в Обществе, ей, конечно же, тяжело расставаться с ним.

Услышав со стороны лестницы мелкие шажки Чилтона, Алек расправил плечи и твердым шагом проследовал в свою комнату, бросив на ходу Барроузу:

– Никому ни слова!

– Мне бы это и в голову не пришло, милорд.

В сдержанном тоне слуги Алеку послышался смешок, и его хорошее настроение вмиг улетучилось. Он с треском захлопнул за собой дверь.

Итак, по-видимому, Джулия отправилась в Уайтчепел, чтобы окончательно расстаться с Обществом; однако, несмотря на важность этой поездки, его раздражала мысль, что она могла так спокойно оставить его, будто прошедшая ночь ничего для нее не значила. Если уж он испытал потрясение от их страстной ночи, ей следовало как минимум испытывать аналогичные чувства.

56
{"b":"49","o":1}